Меню Закрыть

Роль женщины в Библии

Канатуш В. Я.
Библейские женщины
 
Глаава 1 НАЗНАЧЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В МИРЕ
Глава 2 ЕВА — ПРАМАТЕРЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
Глава 3 САРРА — ПРАМАТЕРЬ ИЗРАИЛЬСКОГО НАРОДА
Глава 4 АГАРЬ
Глава 5 ЖЕНА ЛОТА
Глава 6 РЕВЕККА
Глава 7 РАХИЛЬ И ЛИЯ
Глава 8 ФАМАРЬ
Глава 9 ЖЕНА ПОТИФАРА
Глава 10 ИОХАВЕДА
Глава 11 МАРИАМЬ
Глава 12 РААВ БЛУДНИЦА
Глава 13 ДЕВОРА, МАТЬ В ИЗРАИЛЕ
Глава 14 ДАЛИДА
Глава 15 НОЕМИНЬ И РУФЬ
Глава 16 ФЕННАНА
Глава 17 АННА, МАТЬ САМУИЛА
Глава 18 МЕЛХОЛА
Глава 19 АВИГЕЯ
Глава 20 ВИРСАВИЯ
Глава 21 ЦАРИЦА САВСКАЯ
Глава 22 ИЕЗАВЕЛЬ
Глава 23 ВДОВА ИЗ САРЕПТЫ
Глава 24 СОНАМИТЯНКА
Глава 25 МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА
Глава 26 ЕСФИРЬ
Глава 27 «УТЕХА ОЧЕЙ», ЖЕНА ПРОРОКА ИЕЗЕКИИЛЯ
Глава 28 ЖЕНА ИОВА
Глава 29 МАРИЯ, МАТЕРЬ ГОСПОДНЯ
Глава 30 ЕЛИСАВЕТА, МАТЬ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ
Глава 31 АННА-ПРОРОЧИЦА
Глава 32 МАРИЯ МАГДАЛИНА
Глава 33 САМАРЯНКА
Глава 34 МАРФА ИЗ ВИФАНИИ
Глава 35 МАРИЯ ИЗ ВИФАНИИ
Глава 36 БЕДНАЯ ВДОВА
Глава 37 ИРОДИАДА
Глава 38 САПФИРА
Глава 39 ТАВИФА
Глава 40 ЛИДИЯ-СТРАННОПРИИМИЦА
Глава 41 ПРИСКИЛЛА
Глава 42 ЛОИДА И ЕВНИКА
Глава 43 ВЕЛИКАЯ БЛУДНИЦА
Глава 44 НЕВЕСТА ХРИСТА
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ГЛАВА (Главный прообраз)

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
Нет, наверное, другого такого вопроса, как вопрос о месте женщины в обществе, в церкви и в семье, который бы так искаженно освещался во все века истории человечества. Не только в мире, но и в церкви женщине часто отводили вторичное, приниженное положение. Во времена Ветхого Завета все служение, за редким исключением, в обществе и в храме совершалось только мужчинами. Считали, что женщинам место только в семье для рождения и воспитания детей.
Новый Завет дал новую трактовку на истинное положение мужчин и женщин в обществе, в церкви и в семье. В центре всего поставлен Иисус Христос — Творец Вселенной и человека, мужчины и женщины. В Его плане и те, и другие призваны к взаимному созиданию Тела Христова — Его святой вселенской Церкви. Пред Богом и те, и другие одинаково равны: всем дан одинаковый доступ к благодати Божией и к участию в Его вечном Царстве. Поэтому апостол Павел мог написать: «…нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:26-28). По словам Павла, Бог установил равенство полов, но до времени каждому дал свою задачу. Мужчинам Бог поручил управление государством, обществом и церковью, а женам — управление домом, семьей, детьми. Женщины готовят кадры для общества и церкви, а это весьма ответственный участок служения. Бог определил более тяжелую работу мужчинам, а менее тяжелую, но очень важную — женщинам. Вместе с тем Он дал им право на разное служение в Церкви.
Бог совершает Свое спасительное дело через тех и других. Поэтому женщинам, как и мужчинам, необходимо найти свое настоящее призвание во Христе. Все мы, и мужчины и женщины, — члены единого и неделимого Тела Христова, все возрастаем в подобие Христу и всем открыт доступ в служении Богу. А по отношению ко Христу все мужчины и женщины — женского рода как Невеста-Церковь и все являются детьми Сарры и Авраама по вере, которые были избраны для рождения духовного потомства через Иисуса Христа, «Сына Авраамова»(Мф. 1:1).
Женские образы предлагаемой книги рассмотрены сточки зрения прообразов Церкви, другие — с точки зрения прообразов великой блудницы из Книги Откровение, главы 17. Мною охвачены не все женщины Библии, а только самые яркие и значительные. Вначале рассмотрены женщины Ветхого Завета, затем — Нового. Все они — не вымышленные герои, а реальные личности, действительно существовавшие в истории. Они, с их образом жизни, их верой, надеждой, любовью, с их стремлениями, борьбой и переживаниями, продолжают духовно жить среди нас как реальные существа, подавая нам пример для подражания или предостерегая от ошибок. Ведь кровь первой женщины, праматери Евы, течет в каждом из нас, мы все похожи на нее и что-то заимствовали от нее, что будет жить в нас до конца жизни.
Глядя на них, этих библейских женщин, как в зеркало, мы можем лучше увидеть себя.
Женщин этой книги отличает друг от друга не общественное и семейное положение, но то, насколько они верили, любили Господа, насколько служили и повиновались Ему. Они жили в разные эпохи, в разных условиях, имели разные занятия, но для нас главное — их отношение к Богу. Если они занимали правильное положение к Богу, их жизнь была целенаправленной и образцовой, а если неправильное — скатывалась вниз.
Итак, книга эта о библейских женщинах, женах, матерях, сестрах, дочерях, служителях Бога, благословенных созданиях, дающих жизнь многим поколениям человеческого рода. Некто сказал о женщине: «Женщины способны на все, мужчины — на все остальное». Так вот, эта книга посвящена этим созданиям, продолжателям и воспитателям жизни, которые способны на все.

Библейские женщины Ветхого Завета

Оглавление
Глава 1

НАЗНАЧЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В МИРЕ
Женщина — спасение или гибель семьи.
А. Амьель, швейцарский писатель
Мужчина без жены лишен цельности, в жене он ищет недостающую часть собственного существа.
Ш. Р. Гирш, «Сокровища иудаизма»
Без женщины в начале жизни мы были бы лишены помощи, в середине — наслаждения, в конце — утешения.
Шопенгауэр
Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов.
Пр. 31:10
Благоразумная супруга! Если желаешь, чтоб муж твой свободное время проводил подле тебя, то потщись, чтоб он ни в каком ином месте не находил столько приятности, удовольствия, скромности и нежности.
Пифагор

Эти афоризмы поставлены в эпиграф настоящей главы, потому что выраженная в них идея подтверждается Священным Писанием. С первых своих страниц Библия открывает, что мужчина и женщина составляют единого человека, созданного по образу Божию. В Бытии 1:27-28 читаем: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Здесь само слово «человек» относится к обоим полам. Только вместе мужчина и женщина воплощают в себе идею «человека», которого Бог создал.
Мужской пол является получателем и хранителем божественного откровения и всего духовного достояния человеческого рода. Ему

доверена память человечества, и он должен помнить о задачах, поставленных перед ним Богом, должен знать прошлое и ощущать его неразрывную связь с настоящим и жить так, чтобы его жизнь передавала историческую преемственность дальше. Мужчина предназначен выбрать дело и создать себе положение в обществе, а женщина, соединяясь с ним, получает то и другое. Она вступает в его дело и разделяет с ним его положение. В союзе с мужчиной женщина призвана выполнить свою задачу — быть продолжательницей рода и хранительницей семейного очага.
В Книге Иеремии 31:22 записано: «…Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа». В подлиннике эта мысль выражена так: «Женщина ограждает мужчину». Что это означает? Бог поручил женщине ограждать мужчину, чтобы в борьбе с жизненными невзгодами он не принес себя в жертву второстепенным делам, а держался бы твердо фундамента, на котором он должен устроить свою жизнь и внести свой вклад в общую задачу, выполняемую человечеством.
И мужчине, и женщине Бог заповедал ценить и приумножать высшие духовные ценности, которые осуществляются через брак, семью, общество и собственность, имеющие общую моральную основу. Слова «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» обращены в равной степени и к мужчине, и к женщине. Для выполнения этой высокой цели необходимо гармоничное сочетание и равноправное сотрудничество обоих полов. Но если на мужчину возложена тяжелая задача покорять землю, работать на ней и создавать полезные ценности, то женщине поручено применять плоды мужского труда для пользы всего общества.
Мужчина должен осознать особую роль женщины в своей собственной жизни, в развитии своей личности, призванной решать определенную задачу в мире. Не потому ли Господь сказал: «Не хорошо быть человеку одному»? (Быт. 2:18) Ни одна цель не покорится мужчине, если он попытается достичь ее в одиночку. Любая задача будет слишком трудна для него и, чтобы ее выполнить, требуются объединенные усилия двоих, мужчины и женщины, нужно, чтобы они работали вместе, компенсируя недостатки друг друга.
И далее, в Бытии 2:18, говорится: «…сотворим ему помощника, соответственного ему». Из этих слов мы узнаем, что Бог поручил мужчине и женщине ту часть работы и служения, которые соответствуют их возможностям. Такое разделение труда обеспечивает успешный исход всему делу, потому что мужчина и женщина гармонично дополняют друг друга. Каждый из них более силен там, где другой слаб. Но Сам Бог придает одинаково важное значение и мужчине, и женщине как исполнителям Своей божественной воли — каждому в сфере его деятельности. Мужчина не может брать на себя
функции женщины и точно так же женщина не может брать на себя функции мужчины. Они существуют и действуют вместе, дополняя друг друга, и благодаря этому сотрудничеству выполняют свою миссию в мире. Мужчина видит в своей жене часть самого себя и называет ее «жена, образованная от мужа». Вот почему «оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть»
(Быт. 2:24)
Мужчина символизирует мужской путь служения Богу. Он старается постичь Бога не только сердцем, но и разумом, выполняя заповеди Божий. Его задача — бороться со злом, развращенностью, искушениями, побеждать лукавого. Он служит Богу деятельно и активно. Но путь служения Богу, воплощенный в женщине, состоит в желании познать Бога в большей мере сердцем, принять Его в сердце, СЛУЖИТ; Ему в искренности. Так и Дева Мария приняла внутрь Себя Духа Святого и родила Иисуса Христа, Спасителя мира.
Кратко резюмируем сказанное.
Ввиду того что мужчина склонен переоценить свою роль, счесть ее единственно важной и, таким образом, прийти к выводу о своем превосходстве над женщиной, Бог в первом же упоминании о мужчине и женщине в истории сотворения мира четко указывает на полное равенство их положения как составляющих единого человека, созданного по образу Божию. Это первая важная мысль, которую мы должны твердо знать, так как она подтверждена в Новом Завете: «…мужья, обращайтесь благоразумно с женами… оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни…» (1 Пет. 3:7).
Вторая мысль. Библия подробно рассматривает отношения между мужчиной и женщиной именно для того, чтобы мужчина мог осознать, что роль женщины в обществе не пассивна, но что Бог доверил ей ведущую роль в судьбе человечества — в деторождении и воспитании; она имеет часть в Его творчестве. Библия обращает особое внимание мужчины на то, насколько безрадостной была бы его жизнь, если бы ему не была дарована жена — утеха, друг и сотрудник во всех его трудах. Ведь так и оказалось с человеком в раю при всем могуществе Адама, наделенного способностью покорять и постигать окружающий его мир (Быт. 2:18-21).
Итак, правильное взаимоотношение между полами по Слову Божию таково: «Активное мужское начало, свойственное отцу, и восприимчивость к духовному, присущая матери, объединяются в ребенке, образуя новую личность, новый вариант из запаса человеческих типов» (Ш. Р. Гирш). Строить дом и семью — в этом истинное призвание женщины и залог благополучия семьи, общества и государства. «Материнство, — как пишет сестра Магдалина в своих «Мыслях о детях», — дает пример кенотической любви. (Кенозис в богословии означает «истощение», умаление по образу божественного истощения Христа — ср. Флп. 2:7). Весь день мать отдает детям, особенно пока они маленькие, и в каком-то смысле она как бы лишена своей жизни, отдав ее семье. Но именно эта любовь и созидает ее как личность образом Христовым. А созидая себя, она созидает общество. Это первейшее и наиважнейшее качество женщины, это ее владения, ее царство, где она — королева.
И если эта королева и ее царствование одухотворены Словом Божиим, то это царство нежности, кротости, тонкости, терпимости, любви и самопожертвования, в которых так нуждается каждый мужчина и, вообще, каждый человек.
Здесь уместно будет привести цитату из книги «Шопен» Оржеховской: «И кто это сказал, что мужчина, сильный мужчина, не нуждается в опоре? О, как нуждается! Именно потому, что на его пути встает столько трудностей, что ему приходится всегда бороться, он жаждет женского участия, его пленяет мягкость, кротость, доброта. Приложить ее руку к своему пылающему лбу, прислониться к ее верной груди и забыть обо всем тягостном, обрести новые силы! Пусть она молода и слаба физически, но какая сила в ее взгляде, в ее любви, в ее сердечной мудрости. Добрая жена — дар неба. И ее власть могущественна».
Это высказывание женщины. А вот высказывание мужчины о том же: «Высшее счастье жизни — это уверенность в том, что вас любят, любят ради вас самих, вернее сказать, любят вопреки вам… Душа ощупью ищет другую душу и находит ее. И эта найденная и испытанная душа — женщина. Чья-то рука поддерживает вас — это ее рука; чьи-то уста прикасаются к вашему лбу — это ее уста; совсем близко вы слышите чье-то дыхание — это она. Обладать всем, что она может дать, начиная от ее поклонения и кончая страданием, никогда не знать одиночества благодаря ее кроткой слабости, которая является вашей силой, опираться на этот несгибающийся тростник, касаться своими руками привидения и брать его в объятья — Боже великий, какое блаженство! Сердце, этот загадочный цветок, достигает своего полного и таинственного расцвета» (Виктор Гюго, «Отверженные»).
Справедливость этих высказываний я испытал в своей собственной жизни, поэтому процитировал их без сокращения.

Оглавление
Глава 2

ЕВА — ПРАМАТЕРЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих.
Быт. 3:20
Библейское откровение очень скупо говорит о первой женщине мира, имя которой Ева. Приходится домысливать о многих сторонах ее характера, поведения и жизни на основании тех кратких сведений, которые разбросаны по всей Библии. И все-таки, несмотря на скудость сведений, мы можем воссоздать ее образ в достаточной для нас полноте как образ истинной праматери всех живущих.
О сотворении женщины рассказывается более подробно, нежели о сотворении мужчины, так как Создатель отводит ей более ответственную роль. «С того самого дня, когда Бог сотворил мир, — пишет Э. Ки-Тов, автор книги «Ты и твой дом», — ни один человек не удостоился стать родоначальником поколений, цепочка которых не должна была прерваться до скончания времен, пока не пришли Авраам, Исаак и Иаков. Авраам назван «отцом множества народов»; он и Исаак, сын его, и Иаков, внук его, удостоились произвести на свет потомство, которое будет жить, пока существует мир. Может быть, подумаете вы, что точно так же обстоит дело и с женщинами, что ни одна из них не удостоилась высокого звания праматери мира, пока не пришли Сарра, Рахиль и Лия. Нет! Их уже опередила Ева, названная «матерью всех живущих». Ева удостоилась называться матерью всего человечества, а первый человек, Адам, подобной чести не удостоился. Почему? Потому что влияние матери на потомство гораздо сильнее и заметнее, чем влияние отца, которое перестает ощущаться спустя несколько поколений. Слава матерей всегда шла впереди славы отцов, и Библия говорит о почитании отца раньше, чем о почитании матери, чтобы уважение к обоим родителям было равным».
«Все лучшее — от женщины, — пишет он далее, — она основа всех основ, всякое благо получает свое питание от ее корня, а сама она остается в тени, отказываясь от заслуженных почестей в пользу другого… Она чиста, верна и предана, открыта всякому доброму делу, непримиримо воюет против зла, защищая все, связанное с истиной, вечностью и добром, и при этом постоянно находится рядом с мужем, чью волю исполняет и которому бескорыстно передает право пользоваться почетом, который сама заслужила».
Само имя нашей праматери — Ева, т. е. жизнь, производительница жизни, говорит о том, что она принесла жизнь всем поколениям людей, хотя через нее в мир пришли грех и смерть, принесшие с собою бесчисленные страдания людям. Адам видел в жене своей источник вечной жизни человечества, его непрерывную цепь, так как жизнь родителей продолжается в детях. Имя «Ева» на древнееврейском языке означает не просто «дающая жизнь телу», но «дающая жизнь разуму». В это имя заложен тот смысл, что она, Ева, как родоначальница, как мать передает своим детям духовную жизнь. В этом и есть истинное призвание женщины, каждой матери — вложить в сердца своих детей духовные начала, чтобы они затем приобщились к жизни Божией. Мать приносит в жертву себя, свою душу, свою жизнь, отдавая детям всю силу своей материнской любви, чтобы они познали истину и вошли в Церковь Христову. Таково ее высокое назначение на земле.
Ева стала матерью всех живущих — и грешников, и праведников. И ей, Еве, Бог дал обетование, что ее «семя» сотрет змею «голову» (Быт. 3:15). В этом обетовании предсказано о Христе, «…Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных…» (Гал. 3:19; 4:4-5). Иисус Христос, Сын Девы Марии, вместе с тем по пророчеству является и Сыном первой женщины мира — Евы. Он Сын Адамов и Сын Божий (Лк. 3:38).
Ева стала матерью всех вошедших в общество Господне, Его святую Церковь. Их бесчисленное множество (Отк. 7:9; 19:1). Все святые по плоти — потомки Адама и Евы, а по духу — рожденные от Бога. Ева дала им жизнь, оправдав свое чудное имя — Жизнь.
Но, наверное, никто из всех женщин в истории нашей земли не подвергался такому нареканию и обвинению во всех бедах на земле, как наша праматерь Ева. В каждом новом поколении ее винят во всех несчастьях и страданиях, постигших человеческий род. Это она не послушалась Бога! Это она нарушила Его заповедь. Это она польстилась на посулы лукавого. Апостол Павел пишет о ней: «И не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление» (1 Тим. 2:12-15). А наш великий русский поэт А. С. Пушкин в своей поэме «Евгений Онегин» касается образа Евы следующими строками:
О люди! Все похожи вы На прародительницу Еву: Что вам дано, то не влечет, Вас непрестанно змей зовет К себе, к таинственному древу. Запретный плод вам подавай, А без него вам рай — не рай.
Мы же не поспешим присоединиться к голосу всех обвинителей Евы. Согласимся лучше с утверждениями Священного Писания, что главным виновником всех бед и страданий человечества является, прежде всего, диавол.
Не будем слишком строгими судьями, ибо в их положении каждый их нас поступил бы не лучше. Ведь Адам и Ева были гениальными в своих способностях, и при всей своей гениальности они оказались обманутыми злым духом. Остановим наш взор на образе Евы, прекраснейшей из женщин, которая вышла из рук Творца совершенным созданием. Ведь в нас течет ее кровь, и нам она дала жизнь, и нашей праматерью является она. Можем ли мы не почтить ее за это по Слову: «»Почитай отца твоего и мать», это — первая заповедь с обетованием…» (Еф. 6:2-3)
Во-первых, надлежит отметить, что образ Евы — уникален. Это первая женщина мира, первая жена, первая невеста, первая мать в мире. Смотри на нее, учись у нее, если не идеальному, то тому, чтобы быть более осмотрительным и не попадаться так легко в тонко расставленные сети лукавого.
Во-вторых, обратим внимание, что Ева не имела ни отца, который любил бы и учил бы ее, ни матери, которая ласкала бы ее, носила у своей груди, дарила ей свою материнскую нежность, так необходимые всякому ребенку. Ева не переживала, т. е. не знала наивного, беззаботного детства, не знала детских забав и увлечений, детских мечтаний, а значит и не испытывала по отношению к себе никаких материнских чувств. Кто же тогда научил ее материнству, что она стала «матерью всех живущих»? Значит, Сам Бог вложил в ее сердце богатство материнской любви, чтобы она могла передать это всем женщинам мира. Какую же глубину, какую необъятность материнских и женских чувств, какое богатство любви и ласки ей надо было иметь, чтобы быть праматерью человеческого рода! Создавая ее, Творец от начала наделил ее этим богатством в такой степени, что она не растеряла его даже при падении, но сумела передать потомству вплоть до наших дней. Сам Бог во всей полноте Своей любви заменил ей и отца, и мать. Ева вышла из Его рук сразу совершеннолетней и была представлена Адаму как чистая дева, прекрасная невеста, так что, увидев ее, он воскликнул: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою: ибо взята от мужа» (Быт. 2:23).
Еврейские толкователи Библии на основании древнееврейского подлинника в тексте Бытия 2:18 усматривают, что Бог сотворил одно целостное существо — мужчину и женщину в одном лице, «по образу Своему». То есть они считают, что вначале мужчина и женщина были созданы соединенными между собой, составляя одно целое. Чтобы дать Адаму Еву в жены, Господь разделил их, сделав обособленными существами. Вот почему написано: «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку» (Быт. 2:22). Еврейское слово «цэла» одновременно означает «грань», «сторона» и «ребро». Поэтому мужчина и женщина находятся в браке лицом к лицу, восстанавливая свое первоначальное духовное и физическое единство и образуя вместе целостное существо — человека. В Библии поэтому и сказано: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2:24). Это физическое и духовное единство Иисус Христос подтвердил в Новом Завете (Мф. 19:4-6).
Попутно подметим следующее. Как поясняют еврейские комментаторы Библии, в тексте Бытия 2:18 слова «соответственного ему» можно перевести и так: «напротив него». Соединяясь в браке, муж и жена находятся «напротив» друг друга, и рожденное ими дитя воплощает первоначальное единство мужчины и женщины.
Итак, Сам Бог поставил Еву перед Адамом, сотворив ее из его «ребра». Он взял ее из его сердца. Не из головы, чтобы не господствовала над ним, и не из ног, чтобы она не была попрана, но из ребра, из того, что близко к сердцу, с тем, чтобы она всегда была в его сердце, как его второе «я». Ребро, таким образом, — символ телесной связи между мужем и женой, символ единства воли, зависимости, взаимности, единой моральной личности. «Только муж и жена вместе образуют действительность человека; муж и жена вместе есть бытие рода, ибо их союз есть источник множества, источник других людей» (Л. Ф.)
Это тайна Бога, как Он из ребра Адама мог сотворить ему жену и помощницу, соответственную ему. Но Адам сразу это почувствовал и сразу признал Еву навеки принадлежащей ему. Бог сочетал эту первую человеческую пару таким сочетанием, при котором «оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2:24). С тех пор Адам и Ева стали прародителями всего человечества и «от одной крови» произвели все население земли (Деян. 17:26). И нельзя сказать, что это земное человечество, как и сам человек, не уникальны. Они шедевр божественного творчества, который сохраняет свою гениальность на протяжении тысяч и тысяч лет. В этом заслуга и самих Адама и Евы, их брака, их супружества. Интересную мысль высказал по поводу идеального брака американский писатель А. Бирс: «Брак — это сообщество, состоящее из господина, госпожи и двух рабов, общей численностью в два человека». Таким браком был брак Адама и Евы, плоды благословения которого продлятся до второго пришествия Христа и даже до скончания мира.
Бог планировал для Адама и Евы совершенно иной путь развития, по которому должна была пойти эта пара, вступив в жизнь. И создание Евы должно было произойти в самом тесном единении ее мужа,
чтобы соответствовать тому положению, которое жена должна занимать по отношению к мужу. Бог видел ее в Адаме прежде, в нем она уже существовала. Сокрытое в нем «ребро» было женской частью первого человека. Эта часть была вынута из него, как его второе «я», чтобы сделать из нее ему спутницу, подругу, сотрудницу и помощницу.
И в том, почему Бог сотворил Еву не в одно и то же время, когда творил Адама, но позже, кроется великая тайна. О ней апостол Павел пишет: «Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5:32). Так точно Невеста Агнца была сокрыта в Сыне Божием от века. Та духовная божественная жизнь, которую она получила при возрождении, была во Христе прежде создания мира, когда еще не было ни людей, ни ангелов (Еф. 1:3-4).
Ева была создана рукой Божией как помощница мужу своему, вполне соответственная ему. Соответственность означает создание по образу Божию со свободной волей выбора. Но соответствие было и в том, что все физические, душевные и духовные свойства ее были ему дополнением: его силе соответствовала ее нежность, мягкость, покорность; его мужеству — ее обаяние, красота, чуткость; его выносливости — ее терпение, кротость, любовь; его решительности — ее осторожность, сдержанность; его инициативе — ее услужливость. И так со всеми качествами. Оба, вместе взятые, и мужчина, и женщина, стали тем, что Сам Бог назвал великим словом ЧЕЛОВЕК — чело вечности.
Как человек Ева, подобно Адаму, обладала совершенным разумом от Бога, способным понимать и Бога, и окружающую действительность и разумно жить в ней, трудиться, строить, созидать жизнь для потомства. Как и Адам, Ева имела личные отношения с Богом и личную ответственность перед Ним, своим Создателем и Господом. Бог дал ей определенные обязанности; которые она должна была исполнять. Вместе с мужем она должна была обладать и управлять землей. Вместе с ним владычествовать над всем, что их окружало, а также плодиться, размножаться и наполнять землю своим потомством, выполняя план Божий относительно нашей планеты (Быт. 1:26-28). По отношению к Адаму Ева — другого пола. Она сотворена так, что по своему устроению дополняет его как женщина, предназначенная делить с ним все. Ее тело соответствовало его телу, и вместе с мужем она могла выполнять задачу произведения потомства.
Хотя Ева создана несколько позже Адама, но она с самого начала имела место в плане Божием. Вместе с мужем она составляет все; без него она ничего не значила, как, впрочем, и он без нее не представлял ценности. Апостол Павел комментирует это так: «Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо, как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога» (1 Кор. 11:11-12). Все это говорит о том, что в плане Божием ни мужчины не имеют права игнорировать женщинами, ни женщины — мужчинами. Каждая из сторон сама по себе — неполнота. И только в браке образуется та полнота, при которой человек наилучшим образом созревает для Царства Небесного. Поэтому не будем пренебрегать друг другом, как бы ни были несовершенны наши мужья и жены.
В браке Ева повинуется Адаму. По существу она равна мужу во всем; но в своих функциях она обязана подчиняться мужу непринужденно, но охотно и по доброй воле. Таков порядок от Бога от начала. Как Сын Божий повинуется Отцу и как Церковь повинуется Христу, так жена повинуется мужу. Это создает гармонию в семье, в Церкви, в обществе, во Вселенной. Только когда муж и жена вместе и их взаимоотношения одухотворены одной идеей, одним Духом, они создают одно целое — супружескую чету. Чета — это не сумма двух отдельных существ, это формирование нового нерасторжимого единства. Они одна плоть и один дух, и по плану Божию должны жить в полной гармонии друг с другом. Союз их основан на послушании и взаимной любви и уважении (Еф. 5:33).
Как видим, первая женщина Ева была равной своему мужу и была необходимым дополнением его качеств. Как и он, она имела свободную волю и могла избирать, исполнять, соблюдать.
Оба они, Адам и Ева, были невинны, чисты, целомудренны. Они не имели никакого представления об искушении и искусителе. Ведь Бог не искушает никого никогда и Сам не искушается злом (Иак. 1:13). Бог создал Адаму и Еве идеальные условия для жизни и общения с Ним, и ничто не нарушило этого общения. В этом общении с Богом они черпали силу, радость и сладость жизни. Только Бог знал об искусителе и потому дал Адаму и Еве заповедь: «Не вкушай!» И предупредил: «…ибо вдень, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16-17). Господь ведь создал их с достаточной силой и способностью разобраться во всех обстоятельствах самостоятельно и принять правильное решение.
И все же Адам и Ева оказались неподготовленными к постигшему их искушению, как, впрочем, и мы сегодня, имея Евангелие и Самого Иисуса Христа-нашим Господом и Учителем, бываем часто неподготовленными к искушению от диавола, хотя и нам дана твердая заповедь: «И не давайте места диаволу» (Еф. 4:27). Лукавый явился к ним под видом невинного змея и хитрым искусством обольщения затмил чистый рассудок Евы. Она никак не догадывалась, что в этом существе, с которым она вступила в разговор, кроется сатана, противник Бога, коварный искуситель, который только и думает, как погубить ее. Прежде чем совратить чудное творение Божие, диавол долго изучал эту первую человеческую пару. Он понял, что с Адамом у него ничего не выйдет, а вот Еву он, пожалуй, сумеет обольстить и через нее достичь Адама. Он видел привязанность Адама к Еве, который сам сказал о ней: «Вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей». Он знал об умении Евы подойти к сердцу Адама и решил действовать через нее, чтобы искусить и Адама.
Если бы Ева немножко поразмыслила, услышав речи змея, то обнаружила бы в них хитрость и обман. Но она «клюнула» на приманку лукавого без размышления, как это делают многие женщины, поддаваясь первому порыву чувства и не давая места благоразумию. А поразмыслив, Ева стала бы на стражу Божиих повелений и с негодованием отвергала бы обман наглого обольстителя. Будучи чистой, целомудренной и неопытной, она была проста, как голубь, доверчива и наивна, как дитя. Ей были незнакомы те козни, те двойные, задние мысли, которые преподнес ей противник и враг Бога, прошедший свое образование на небе; он имел великую мудрость, но, отпав от Бога, утратил ее; его мудрость выродилась в хитрость, в ум второго разряда. Этот хитрый змей представил Еве Бога обманщиком и внушил, что Бог хочет господствовать над людьми и отнять у них счастье.
Обольщенная сатаной, Ева поддается соблазну и вкушает вожделенный плод, а затем становится обольстительницей мужа, предлагая ему запретный плод. Интересно, что Адам без какого-либо возражения берет у нее плод и ест его. Так произошло падение первой человеческой пары, в котором женщина сыграла роковую роль (1 Тим. 2:14).
Справедливости ради надо заметить, что Адам вкусил запретный плод не потому, что был обольщен Евой. Вовсе нет! Он взял плод и ел потому, что ела его жена, потому что она дала ему этот плод. Он полагал, что решение и действие жены обязывают и его делать то же. Он ведь обязан «прилепиться» к ней и стать с нею «одной плотью» — единой в мыслях и действиях; они должны составить одно целое и совместно отвечать за свои поступки. В этом Адам явился «образом будущего» (Рим. 5:14). Как Христос ради спасения всех, входящих в Церковь, спустился с небес на эту землю, в юдоль греха и страданий, и взял все это на Себя, так и Адам решил разделить с Евой одну участь и этим попытался спасти ее. У него, несомненно, был более совершенный путь в сложившихся обстоятельствах. Прежде чем взять плод из рук жены, он мог и должен был вопросить Бога, что ему делать в такой ситуации, как спасти Еву и как поступить, чтобы не пасть самому. Но Адам пошел по пути своего долга, как он его понимал.
Не будем судить ни его, ни Еву. Они сделали то, что сделали. Сам Бог судил их. Произошло падение, и оно сразу же отразилось на обоих. Первое, что они испытали, — это чувство стыда друг перед другом. Они почувствовали и свою полную беспомощность, так как

защита их была разрушена. Нарушились сердечные отношения с Богом и друг с другом. Какими несчастными они оказались! Общение с Богом изменилось, встречи и откровения Его прекратились, они были изгнаны из рая. Разлука с Богом, Который был источником их счастья и радости жизни, была самым тяжелым следствием их грехопадения. Грех и смерть вошли в Адама и Еву и явились причиной всех последующих бед и страданий их самих и их потомства. Они потеряли власть и право над землей, которая теперь перешла в руки узурпатора и обманщика — сатаны (Лк. 4:6), они же стали рабами земли, ее стихий и ее терний.
Теперь уже ни их ум, ни душа не просвещаются общением с Богом. И в душах их стало темно, как в могиле, и мрачно, как у самого падшего херувима.
Удивительно то, что ни Адам, ни Ева не осознают того, что они совершили, и вину свою складывают на другого: Адам на Еву, Ева на змея. Они не пали к ногам Господа, не умоляли о прощении, о помиловании, поэтому горькие последствия их греха оказались немедленно: земля проклята, вся тварь вынуждена покориться суете недобровольно (Рим. 8:20), страдание и смерть вторглись в их жизнь и в жизнь их потомства. И как Адаму и Еве не пришло в голову сделать первый шаг навстречу к Богу с молитвой о прощении, так и сегодня самое трудное для человека сказать перед Богом: «Прости меня, ибо я виноват перед Тобою». А прощение и спасение приходят только через исповедание грехов и никаким другим образом.
С момента грехопадения страдания и боль омрачают жизнь прародителей. В поте лица они добывают свой хлеб, познают упорный труд, который превращается в проклятие для них. Он отнимает у них все силы и время и так мало дает взамен, но в этом упорном труде вызревает и ткется их душа. Очень верно сказал И. Гердер: «Труд — целительный бальзам, он добродетели источник», источник потому, что облагораживает, совершенствует душу и «дивные дивы творит». Он лучший хранитель нравственности и воспитатель человека, и Бог предусмотрел его в Своем плане как средство приготовления людей к вечности. Адам и Ева познают не только тяжесть труда, но и смерть: отныне она становится действительностью, реальным фактом, а оба они — смертными и уязвимыми перед лицом изменчивой судьбы. И с тех пор уязвимость, незащищенность, хрупкость человеческого существа со стороны событий, выпадающих на его долю, событий, которые он не выбирает, становятся ужасающей реальностью и сопровождают всех людей.
Но хуже смерти телесной была смерть духовная, разлука с Богом, источником жизни и счастья. Ева чувствует это особенно остро, до глубины своей души. Ее безмятежная жизнь в раю кончилась. Она узнает первую тяжесть беременности, которую переносит одиноко. У нее нет ни матери, ни подруги, ни сестры, с кем она могла бы поделиться своими горестями и печалями. И Адам не в силах утешить ее. Она познает муки родов, «терпит скорбь» (Ин. 16:2), и это было неизбежным последствием проклятия.
И вот она рождает первого сына. Это необыкновенное переживание — стать матерью, не зная самой, что такое мать. Поэтому она и обращается к Богу, когда родила Каина, и говорит: «Приобрела я человека от Господа» (Быт. 4:1). Она еще не знала, что Каин был не от Господа, а «от лукавого» (1 Ин. 3:12). Согрешив под влиянием обольщения от змея, Ева невольно приняла внутрь себя греховную струю, отчего всякая женщина и всякий мужчина носят в себе перемешанное семя, чистое и нечистое.
Но в любом горе и несчастье есть луч света, луч надежды, которые окрыляют и .помогают нести бремя жизни. Бог наказал не только Адама и Еву, но и коварного змея, которому было сказано, что один из потомков Евы сотрет ему голову (Быт. 3:15). Насколько поняла это Ева, нам трудно сказать, но она все же поняла, что Бог любит человека и в его падении. Он его Создатель и Отец, потому дает человеку шанс, новые возможности, если тот, несмотря на все свои разочарования, решится обратиться с искренним сердцем к Богу за помощью и исправлением.
Конечно, Еву до глубины души сокрушило, когда она увидела, что ее надежды на Каина не оправдались. Она узнает, что, вместо человека от Господа, она родила первого великого грешника: Каин из зависти убивает своего младшего и лучшего, чем он, брата. И здесь Ева впервые сталкивается со смертью во всем ее ужасе. Это до основания потрясло ее сердце. Только теперь она полностью видит ужасные последствия своего непослушания Господу: в ее тело вторгся первородный фех, и она должна передавать каждому рожденному ею ребенку смерть — смерть физическую, смерть душевную и смерть духовную (Рим. 5:12). Ни один человек из ее потомков, потомков Адамова рода, не сможет жить безмятежно и безвинно, как жили Адам и Ева в раю. Каждый будет грешить не только по собственному выбору или желанию, но по внутреннему принуждению (Рим. 7:18-19). Каждый без исключения будет испытывать это непреодолимое влечение ко феху и вести непрерывную борьбу между добром и злом, потому что он фешник по природе. Грех отделяет его от Бога, а сатана все снова и снова возбуждает в нем желания, перерастающие в похоти и страсти. Сатана все снова и снова влечет и заманивает человека в фех. И каждый раз, когда человек уступает ему, совершается грех и наступает смерть (Иак. 1:14-15). Через все поколения люди влекутся, подобно Еве, к тому, что соблазняет глаз и питает гордость (Нав. 7:20; 1 Ин. 2:15-17). Каждого человека сатана пытается направить против Бога, как это сделал с Евой, чтобы каждый был гордым мятежником и пал, как пал он сам из-за своей гордости.
Как видим, Ева как женщина оказалась слабой против столь сильного противника, каким был диавол, этот злой, мятежный дух. Она не устояла и невольно сделалась орудием обольстителя, этого — злого духа. Она чувствовала привязанность Адама к ней и его податливость ее влиянию и, проявив самостоятельность, независимость и собственную инициативу, соблазнила его. Они оба пали — и сатана достиг цели. Так во все века в семье и в обществе женщина везде стремится к самоволию и старается не слушаться мужа или начальника, но норовит повлиять на него, подчинить себе. И достигает она этого разными уловками, лестью, мягкостью, обаянием, а затем начинает диктовать и верховодить. Кто может рассказать, какие многочисленные средства имеет женщина, чтобы покорять мужа и, вопреки воле Божией, стать во главе семейства, не думая о том, какие худые последствия для нее самой и для ее детей в этом ее поведении?
Женщина-раба и женщина-глава — оба эти положения ненормальны и являются горьким последствием грехопадения. Все последующее потомство Евы, все, рожденные ею и ее потомками, стали наследниками греха и смерти. Это со всей очевидностью выявилось перед потопом, когда всякая плоть извратила, свой путь, ибо «все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт. 6:5, 11-12).
Прошло много столетий, прежде чем пришел на землю Искупитель, второй Адам — Сын Божий Иисус Христос, и грех Адама и Евы был искуплен на кресте, а всякий верующий в Него получил доступ к Богу. Но даже лучшие из верующих в Иисуса Христа переживают тяжелые периоды борьбы с грехом и замечают, что, стремясь к доброму, нередко делают злое, и эта их склонность неистребима (Рим. 7:15-19). Только Господь Иисус доказал, что человек способен противостоять искушению и победить лукавого, если он придерживается Слова Божия и этим мечом отсекает все притязания искусителя: «Написано!» (Лк. 4:4,8,10).
Образ Евы был бы неполным и овеян печалью, если бы свое повествование мы остановили лишь на этом. Тогда можно было бы плакать и рыдать безутешно. Но ободримся и взглянем на Еву не глазами суда (ибо Бог произнес над нею Свой праведный суд: Быт. 3:16-19), а глазами веры и мудрости Божией. Адам и Ева были чисты, невинны и неопытны, а враг слишком хитер и искусен в коварстве, поэтому они пострадали и навлекли это страдание на нас. Острие нашего суда мы должны направить против главного виновника, который на протяжении многих веков губит лучшее творение Божие и будет продолжать его губить, доколе не будет низвергнут в «озеро огненное» (Отк. 20:10,14-15).
Заметим, что сразу же после приговора Божия Адам нарек жене имя «Ева» — Жизнь, Производительница жизни. Это о многом говорит. Это говорит о том, что они устояли в вере, что, имея отчаянные обстоятельства, не отчаялись. Окажись мы на их месте, когда Бог сокрыл от них Свое лицо, а земля была еще не населена людьми, в этом одиночестве и безлюдии мы могли бы погибнуть. Но Адам и Ева мужественно приняли испытания и в них выполнили гигантский труд: они населили землю своими потомками, передали им живую веру и стимул жизни, который не угасает до сих пор. Они дали им силу жизни, дух жизни, стойкость жизни и божественную истину — истинный свет, который сами впитали в себя от общения с Богом в раю. Ева принесла жизнь всем поколениям людей и оправдала данное ей имя. Имя «Жизнь» говорит о кровном единстве, родстве всего человеческого рода, что и отмечает апостол Павел в своей речи в греческом ареопаге (Деян. 17:26).
В том, что даже в самый момент божественного приговора о смерти Адам не усомнился в непреложности обетования Божия о жене и ее Семени как восстановительнице Жизни (Еве), отцы Церкви справедливо видят доказательство созидательной, живой и горячей веры падших прародителей в обетованного Мессию. Это очень важный фактор их веры и жизнестойкости этой веры. Нет сомнения в том, что с течением времени Адам и Ева, воочию столкнувшись с многочисленными последствиями своего грехопадения, глубоко осознали свою вину, раскаялись и примирились с Богом. Дух примирения опочил на женщине, и она явилась тем жизнедеятельным каналом, через который прошли на землю для испытания миллионы и миллионы душ, вошедших в Церковь Иисуса Христа на небесах.
Говоря о женщине, отметим следующее. Господь оценил труд и подвиг женщины, этого немощного, уязвимого сосуда. Смерть и воскресение Христа соделали женщину достойной великого наследия в небесах. Она не просто выполняет роль супруги для мужа, одну из тяжелейших ролей на земле, но она ему «сонаследница благодатной жизни» (1 Пет. 3:7) и сонаследница Христу. Как высоко вознес Господь женщину Своею жертвою! Он не только восстановил ее положение, которое было попрано, поругано в веках, положение разумной, святой, совершенной помощницы, но дал ей право быть равной с мужем. Ибо во Христе нет ни мужского пола, ни женского (Гал. 2:28).
Последствия греха Евы — смерть, страдания, слезы, раскаяние и боль — только тогда окончательно исчезнут, когда Господь восстановит Свое Царство, где новое небо и новая земля станут блаженной действительностью. До того времени каждый человек будет мучим грехом, будет предупреждаем не следовать примеру Евы (2 Кор. 11:3), через которую грех пришел в мир, когда она позволила сатане внушить ей сомнение в Божией любви.
Адам и Ева прожили долгую жизнь. Адаму было 930 лет, когда он отошел в вечность, родив сыновей и дочерей (Быт. 5:4-5). Их второй сын, Авель, был первый праведник на земле. Новый Завет сопричисляет его к героям веры, которые жили верою, ходили перед Богом верою, верою совершали подвиги страданий или побед. Об Авеле сказано: «Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще» (Евр. 11:4). Где же Авель научился так верить и так приносить жертву, что угодил Богу? Нет сомнения, что он научился этому у своих родителей, которые знали, для чего нужно приносить в жертву агнцев. Нам трудно сказать, насколько Адам и Ева приняли и осуществляли верою принесение Богу жертвенных агнцев, — библейское откровение об этом молчит, но факт остается фактом: сыновья их, Каин и Авель, пришли к Богу каждый со своей жертвой, и жертва Авеля оказалась богоугодной, потому что была заместительной и указала на Христа. Бог требовал от человека одного — признать свой грех. Авель пришел к Богу в соответствии с требованиями Бога, и потому Он принял его.
Интересно, что в комментариях к Библии изд. Лопухина на текст Бытия 3:21 сказано: «В этой краткой библейской заметке, по мнению лучших экзегетов, дано молчаливое указание на божественное установление института жертвоприношений, чем прекрасно объясняется и связь контекста, через предположение чего восстанавливается и сама связь текста: как в предыдущем стихе наречение первой жене собственного имени имело ближайшее отношение к мессианской идее, так и заклание жертвенных животных символизировало собою ту же самую идею. Кожи этих жертвенных животных Господь и указал человеку употребить в качестве одежды» (т. 1, с. 30).
Как видно, Адам и Ева держались веры в жертвоприношение. Этой жертвой жил Авель и был праведным. Эта вера утвердилась в следующем сыне Евы Сифе, когда стали «призывать имя Господа» (Быт. 4:26). Значение имени Сифа — «утверждение основания» истинной веры или «возмещение» утраты, которая была нанесена смертью Авеля. В Сифе Ева надеется на восстановление и сохранение благословенного семени и нарекает ему имя в духе веры и прозрения в будущее. От Евы через Сифа, Еноха,, Ноя и Авраама пошла та линия родословия, которая привела ко времени рождения Спасителя мира.
Заканчивая характеристику образа Евы, надо отметить, что ее нельзя рассмативать в отрыве от ее мужа, Адама, ибо как их создание, так падение и дальнейшая жизнь неразрывно связаны одной нитью,
одной общей судьбой. Нет сомнения, что образ ее бесконечно выше, ибо она сыграла двоякую роль в судьбе человечества: с одной стороны, послужила к падению, открыв через обольщение пагубную дорогу греху, страданию и смерти, а с другой — стала матерью всех живущих и передала всем поколениям неистребимую силу жизни. Через нее и от нее по плоти пришло благословенное Семя — Спаситель мира Иисус Христос (Гал. 3:19). Когда Он, совершив на Голгофе дело искупления, после Своей смерти духом сошел в темницу преисподней, то души Адама и Евы первыми припали к Его ногам, прославляя Его подвиг. Он вывел их оттуда в небесный рай и открыл дорогу в вечную жизнь всему человечеству.

Оглавление
Глава 3

САРРА — ПРАМАТЕРЬ ИЗРАИЛЬСКОГО НАРОДА
Есть женщины, способные к большим свершениям.
Мир знает немало примеров выдающихся женщин, которые своей деятельностью превзошли многих мужчин…
Одно из самых больших свершений жен состоит в том, какой вклад они вносят в жизнь и деятельность своих мужей. Здесь уместна поговорка: «Позади большинства великих мужчин стоят великие жены».
Джин А. Гец, «Библейское обновление»
Образа Сарры касались многие писатели как в самой Библии, так и в иудаизме, и в христианстве. Образ Сарры очень поучителен для женщин всех времен.- Ведь ей пришлось стоять рядом с таким мужем веры, гигантом веры, которого Сам Бог назвал своим другом (2 Пар. 20:7; Ис. 41:8; Иак. 2:23). Да и она сама была незаурядной личностью, женщиной с сильным, особо развитым характером.
Вот что пишет о ней Ш. Р. Гирш в своей книге «Сокровища иудаизма»: «Ева была матерью всего человечества. Сарра стала первой еврейкой, матерью еврейского народа. В течение почти всей жизни Авраама, полной испытаний и жертв, принесенных им в доказательство своей веры в единого Бога, изобиловавшей проявлениями любви этого великого праведника к Богу и людям, Сарра была рядом с ним, и ему вряд ли удалось бы выполнить свое предназначение в мире, если бы она не была ему верным спутником и товарищем в его долгих скитаниях, если бы она не прониклась его духом и не делила с ним его судьбу как преданный соратник. Ореол святости, сиявший над головой Авраама, окружал и чело Сарры яркой диадемой».
Сарру, как Авраама, венчает глубокая вера в Божие водительство и покровительство. Ее покорность и послушание мужу просто восхитительны. Такое отношение к нему определялось ее отношением к Богу. Это закономерность духовного мира: насколько женщина, жена, подчиняется Богу, настолько она слушается и мужа своего. А Сарра называла Авраама господином (Быт. 18:12; 1 Пет. 3:6). Это не было выражением определенной зависимости, так как истинный брак с его тесным союзом между мужчиной и женщиной не знает подобных отношений. Только из глубокого почтения к мужу Сарра называет его господином, ради успеха миссии которого она отдает все свои силы. Сарра имела личные взаимоотношения с Богом; Он избрал именно ее, когда обещал Аврааму произвести через него потомство, которое будет так велико, как песок на берегу моря и как звезды на небесах. Доверие Богу и доверие обетованию сделали Сарру женщиной, с которой можно брать пример и иудеям, и христианам всего мира и всех времен. Остановим и мы свой взор на ней, на более детальном рассмотрении ее уникальной жизни.
Итак, перед нами Сарра, жена Авраама, праматерь евреев. Что за чудный образ женщины, которой Дух Святой отводит достойное место на страницах книги жизни! Более того, во многих местах Писания Он заостряет наше внимание на нем, настойчиво приглашая в него всмотреться, чему-то поучиться и что-то взять себе в пример. Рядом с Авраамом, отцом веры, другом Божиим, Он ставит ее и говорит: «Послушайте Меня, стремящиеся к правде, ищущие Господа!.. Посмотрите на Авраама, отца вашего, и на Сарру, родившую вас» (Ис. 51:1-2). Бог приглашает нас посмотреть на эту чудную пару, единственную в своем роде, которая выполнила великое предназначение и тем обоюдно прославила Бога. Они вдвоем начали новую эру в истории — эру веры, эру рождения народа по вере, начали новую культурную эпоху. Из этой прекрасной пары Дух Святой особо выделяет ее, женщину, Сарру, за ее особый подвиг веры, чтобы и мы по достоинству могли оценить ее и извлечь для себя уроки.
«Посмотрите… на Сарру, родившую вас»! Это вершина, пьедестал, на котором стоит Сарра, поставленная Самим Богом. В коротком слове «родившую» отмечена вся ее заслуга, все величие ее подвига. В этом приглашении Господа потонули все недостатки, промахи и погрешности, имевшие место в ее жизни и в ее трудном пути, которые так стараются подмечать люди. Они забывают о главном, что она совершила и за что возвысил ее Господь, ставя в пример многим поколениям. Слово Божие цельно, как монолит, оно нигде, ни в чем не может быть нарушено или изменено. В нем нет ничего упущенного или забытого, потому что его Автор — Господь. И этот небесный Автор счел необходимым в славном ряду мужей веры поместить имя женщины за ее особый подвиг. «Верою и сама Сарра…» Это слово приоткрывает нам величие веры этой мужественной женщины, благодаря которой выполнился план Божий: она, независимо от веры своего мужа, лично сама, самостоятельно сумела верою взять «невозможное» «и не по времени возраста родила», став родоначальницей народа Божия. Послание к Евреям (11-я глава) — это единственное место в Священном Писании, где Сарра по достоинству стоит на пьедестале необычайной духовной высоты. Эта скромная жена веры только в одном случае имела возможность выступить сама как личность, в остальных же случаях своей подвижнической жизни она сокрыта в Аврааме, своем муже. Обетование Божие достигло нас, новозаветных верующих, через Авраама, но также и через Сарру. Если Авраам является нашим отцом по вере и стал предметом дела благодати Божией в истории, то Сарра является нашей матерью. И Авраам, и Сарра продолжают линию целей Божиих, ныне осуществляющихся во Христе. Таким образом, мы дети Авраама по вере (Гал. 3:7,29) и дети Сарры.
Авраам и Сарра («отец множества» и «госпожа множества» — так переводятся эти имена с древнееврейского языка) были избраны и приготовлены Богом для решения особой задачи. В плане Божием было создать новый народ, который был бы носителем Его света и истины на земле. До этого только редкие, отдельные личности повиновались Богу, жили верою и несли свет в окружающий мир. Таковыми были Енох и Ной до потопа. А в послепотопное время, когда умножился грех и человеческая гордыня проявилась в построении Вавилонской башни, Бог призывает Авраама, чтобы произвести через него избранный народ и осуществить Свои великие планы. В этом народе, спустя время, должен будет родиться Спаситель мира — то «Семя» жены, о котором было предречено еще Адаму и Еве в Эдеме.
Для этой задачи был избран не только Авраам, но и Сарра, жена его. Оба они были теми сосудами, через которые семя обещанного Мессии могло прийти в мир. Бог много работал над ними, растил их, воспитывал в них веру и подготавливал их, чтобы сделать достойными и способными воспринять полноту обетовании Божиих и передать их потомству. Вот для этой роли и нужна была всесторонне подготовленная, духовно развитая женщина, сильная личность, какой и была Сарра.
Авраам и Сарра жили в Уре Халдейском, который в то время представлял из себя богатый торговый город, расположенный в междуречье рек Евфрата и Тигра. Они были состоятельными и жили вместе с отцом своим Фаррой и всем его семейством. К Аврааму явился Господь и повелел оставить родину и родственников и идти в страну, которую Он укажет (Быт. 11:31; 12:5; Деян. 7:2). При этом Бог дал ему обещание: «И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:2-3).
Авраам, следуя призыву Божию, простился с родиной, где родился, с городом, в котором жил, со своей семьей и удобствами оседлой жизни. И молчаливо, без расспросов «пошел, не зная, куда идет» (Евр. 11:8). Из горожан со всем благополучным укладом жизни они превратились в полукочевников. Его ли, Авраама только, это был путь? Он ли один проявил подвиг послушания Богу в этом призвании? Нет, но и Сарра, жена его, без колебания подчинилась этому решению. Она тоже рассталась со всем, что было ей дорого, и последовала за мужем, чтобы разделить с ним этот нелегкий жребий и духовное одиночество среди языческих толп. Так и шли они бок о бок, и оба несли в мир истину. Еврейские толкователи считают, что в словах из Бытия 12:5 — «всех людей, которых они имели в Харране» — содержится указание на то, что Авраам обращал в веру в единого Бога мужчин, а Сарра — женщин.
Подчинившись словам Божиим: «пойди… в землю, которую Я укажу тебе» (Быт. 12:1), Авраам и Сарра покинули сначала Ур Халдейский, затем Харран… Но об этом дальше. По всему видно, что Сарру не устрашали эти переходы. Она не противится мужу ни в чем, как это бывает порою с иными женами, которых пугают трудности, но беспрекословно следует за ним, чтобы делить с ним совместно тяготы предстоящей кочевой жизни и выполнять возложенную на них Богом миссию. Какое чудное согласие двоих и какая в этом прекрасная гармония: муж идет в неведомую землю, за ним следует и жена. Благословенная помощница! Она взирает на будущее не очами плоти, но очами веры. Она верит в Божие обетование, в то, что обещанная земля, куда они идут, — благодатная земля, потому что Бог указывает ее. Как и большинству современных женщин, Сарре тоже нелегко было разорвать с родиной, покинуть дом и близких, сроднившуюся, привычную обстановку и идти, «не зная, куда идет». Ведь она была уже немолода — ей исполнилось 65 лет. Но она верою поднялась выше своих плотских привязанностей и встала на путь послушания Богу и мужу во всем, чтобы содействовать ему исполнить волю Божию.
Можем быть вполне уверены, что если бы Сарра была несоответственна Аврааму или недостойна его, она была бы большим тормозом в его духовном служении и в выполнении той задачи, к которой он был призван. Но Сарра как супруга Авраама и как верующая в Бога женщина была достойна своего великого мужа и духовно, и интеллектуально соответствовала ему.
Харран от Ура Халдейского находится примерно за тысячу километров — на юге сегодняшней Турции. Так что Авраам и Сарра совершили далекий и тяжелый переход, пока дошли до Харрана, преодолевая на своем пути пустыни и реки, и множество преград. Они шли караваном, на верблюдах, медленно, с остановкой в пути (из-за множества скота и людей). Надо было все досмотреть, обо всем позаботиться, окружить заботой и вниманием самого Авраама, приготовить пищу, одежду, ночлег. А как обременительны такие странствия, мы знаем по собственному опыту, когда бываем в дорогах даже на современных средствах передвижения. И однако ни Авраам, ни Сарра не свернули с пути.
Дойдя до Харрана, караван остановился. Библия не открывает причин, но, как видно, потому, что пришло время Фарре, отцу Авраама, умереть. Он-то, видимо, и был причиной, а может быть, в некотором роде и тормозом для дальнейшего перехода. После смерти Фарры переход возобновился. Часть родных осталась в Харране (Быт. 24:4,10,27,33), а Авраам, Сарра, Лот и прислуга последовали дальше. Это странствие стало еще более одиноким и полным опасностей. И если бы не Бог, им трудно было бы его преодолеть. Но Бог был с ними, благословлял и хранил их в пути.
Когда они дошли до земли Ханаанской, то разбили свой стан у Сихема, у дубравы Море. Прожив там какое-то время и построив жертвенник Богу, Авраам двинулся дальше, на юг. Рассуждая об этих его перемещениях, еврейские толкователи пишут: «Насколько велика была жертва, потребовавшаяся при этом от Авраама и Сарры, видно по глагольной норме «гифиль» в выражении «Оттуда двинулся он к горе…» (Быт. 12:8). Авраам не просто свернул шатры, но вынужден был использовать всю свою власть, чтобы заставить своих спутников подчиниться и двинуться из дубравы Море к югу. Остановившись на горе, Авраам стал разбивать лагерь («и поставил шатер свой» — Быт. 12:8), причем слово «шатер» написано здесь в женском роде. Из этого законоучители выводят, что вначале он поставил шатер Сарре, ибо о ней он заботился в первую очередь» (Ш. Р. Гирш).
По земле Ханаанской Авраам и Сарра вначале кочевали со своим племянником Лотом. Но постепенно Бог устраняет Лота с их пути и оставляет Авраама и Сарру одних, так как Лот не входил в первоначальные планы и намерения Божий. Так Бог создавал для этой супружеской четы свой, особый, духовный микромир и воспитывал их в вере, в истине и в той задаче, которую Он на них возложил. Они были оторваны от родины, от родственников и близких, лишены окружения, которое так или иначе оказывало бы на них влияние, но неизменными у них оставались обещания Бога, что Он будет с ними, будет благословлять их и подарит им сына, их наследника, от которого произойдет великий народ, а их взаимоотношения, любовь и уважение друг ко другу Он соделает достойным подражания в веках. Бог исполнил Свое обетование: Он выкристаллизовал в Аврааме и Сарре такое семя, которое многие тысячелетия после них обладает всей мудростью мира, наполняя его своими идеями, вдохновленными идеализмом иудейской религии, у колыбели которой стояли эти гиганты веры — Авраам и Сарра, патриархи, воздвигнутые Богом.
Народ, который произошел от этой пары, благодаря их послушанию Богу подарил миру много мыслителей, философов, ученых, поэтов, писателей, музыкантов, художников, одаренных людей, одним словом, духовную элиту. Но самое главное — он дал миру выдающегося из сынов Авраамовых — Мессию, Иисуса Христа, «Звезду среди созвездий», которая своим блеском затмила все другие звезды на земном небосклоне. Надо было быть могучим духовно, чтобы произвести такой народ, который «стал почвой, взрастившей религию сотен миллионов людей на земном шаре».
Сарра высоко ценила своего мужа, потому что видела его ежедневное хождение перед Богом и со своей стороны отдавала ему должное. Она прониклась к нему таким почтением, что называла его своим господином. Эта женщина интуитивно понимала волю Божию относительно положения мужа и жены в брачном союзе и соблюдала ее из чувства долга и любви. Так она исполняла заповедь Господню, которую впоследствии очень четко сформулировал апостол Павел женам, входящим в церковь (Еф. 5:22-24). Но эта заповедь была от начала (Быт. 3:16; 1 Ин. 2:7), и библейские женщины, жены древности, соблюдали ее, за что и получили от Бога благословение и благоволение Его.
Это повиновение Сарры мужу апостол Петр рисует, как исходящее из нетленной красоты ее внутреннего человека (1 Пет. 3:1-6). Это замечательные слова о женах. И не просто слова человека, но это слова Господни, это пожелание, совет, это заповедь Господа верующим женам и женщинам вообще. Лучшей характеристики внутренней красоты женщины, и Сарры в частности, нам не изобразить. По-видимому, нигде во всей мировой литературе не нарисован краше внутренний облик женщины, как в этом месте Священного Писания. Кроткое, спокойное и добровольное послушание мужу, кроткий, молчаливый мягкий дух в поведении и характере, терпеливое исполнение своего женского долга — вот какие качества Бог ценит в женщине. Такой красоты Бог ищет у всех верующих жен, жен-христианок. Не могут сказать жены нашего времени, что для них нет примера, не могут сказать и того, что очень любят брать этот пример для себя.
Такое отношение Сарры к Аврааму было определено ее отношением к Богу. Ее вера, ее доверие Богу, ее упование на Него сделали ее женщиной, на которую можно было положиться. «Жизни Сарриной было 127 лет». Срок жизни немалый, если бы он протекал в комфорте. Но ее жизнь полна трудностей и самоотречения, сопряжена с опасностями. Из 127 лет более семидесяти — скитания, жизнь в шатрах, следование шаг за шагом за мужем. На этот суровый быт согласится лишь тот, кто движим высокой идеей, движим делом Божиим и Духом Божиим и вдохновляем духом самоотверженной веры и любви, готовых на подвиг. Этими качествами и обладала Сарра, а потому она — среди героев веры.
Эта жертвенность, этот подвиг, как и забота друг о друге, любовь и уважение были у этой пары взаимными. Открытые душою Богу и друг другу, они взаимно обогащали друг друга и подкрепляли свою духовную жизнь. Сами того не сознавая, отец всех верующих и мать всех верующих своей дружбой, согласием, своей сплоченностью, единством и своим прекрасным супружеским союзом отразили образ союза Христа и Церкви (Еф. 5:22-33). Их жизнь в Ханаане — не просто подвиг. Она сплошная борьба, перед которой мы должны испытывать трепет и восхищение. Ведь Авраам с женой бросили вызов идолопоклонству в то время, когда весь языческий мир поклонялся идолам. В каждом месте, где они останавливались, Авраам воздвигал жертвенник и призывал имя живого, истинного Бога, и Бог являлся ему. Бог вновь подтвердил Аврааму Свое обетование (Быт. 12:6-9), но проходило время, а сын все еще не рождался. В новых испытаниях Бог усовершал веру и упование Своих избранников, открывая им новые горизонты милостей и благословений.
Писание сообщает: «И был голод в той земле. И сошел Аврам в Египет, пожить там» (Быт. 12:10). Приближаясь туда, он договаривается с женой выдать ее за свою сестру (Быт. 12:11-13). Обычно считают, что Авраам пошел здесь на обман. О, как часто мы бываем строги к чужим просчетам и забываем собственные! Но им двигали другие мотивы: сознание реальной опасности. Сарра, несмотря на свои 65 лет, все еще была красавицей; и Авраам неспроста боялся, что его могут убить за красоту этой женщины, чтобы завладеть ею, из-за этого план Божий относительно создания избранного народа будет сорван. Чтобы не допустить этого, Авраам идет на риск, выдавая Сарру за сестру, тем более, что она действительно была ему сестрой по отцу (Быт. 20:12).
Этот его поступок повторился позже с царем Герарским (Быт. 20). При толковании подобных эпизодов из жизни святых Божиих необходимо учитывать время, в какое они жили, и их окружение. Не будем забывать, что это было в глубокой древности и происходило среди язычников, закостеневших в своем грубом идолопоклонстве. Поэтому, трезво оценивая обстановку, Авраам и раз, и два вынужден был так поступить, и нельзя за это назвать его ни малодушным, ни маловерным, ни лукавым, ни даже лживым. Вспомним, что это был человек исключительного благородства и достоинства которого впоследствии оценили и сами язычники, называя его «князем Божиим» посреди них (Быт. 23:6). Его великодушие и бескомпромиссность были очевидны. И Бог нигде ни разу не укорил его за поступок с Саррой. Он, как видно, преподавал им обоим урок веры, доверия Богу, но в то же время пристально следил за их безопасностью, защищая от нежелательного посягательства. «Не бойся, Аврам; Я твой щит», — сказал ему Господь в видении (Быт. 15:1).
В истории с Лотом Авраам проявил себя, как муж Божий, с достоинством, великодушием, благородством и с глубоким чувством родства. Лот со своей семьей и стадами отделился от него, и этим была прервана последняя связь с родом (Быт. 13:1-12). Авраам и Сарра окончательно разбили свои шатры в Хевроне, ожидая исполнения обетования. Но проходили годы, а сын все еще не рождался. И Авраам подумал, не поможет ли им выйти из положения распорядитель в его доме (Быт. 15:1-14). Однако Елиезер не входил в цели и в намерения Божий. Наблюдая за Авраамом, Бог вновь явился ему и заверил, что его наследником станет именно его сын, который произойдет из чресл его и которого родит ему Сарра. Это обетование о наследнике было подтверждено заветом (Быт. 15).
Хотя Бог повторил обещание, но прошло долгих 24 года, прежде чем наступило его исполнение. Сарра все еще оставалась бездетной, а как много надежд было связано у Авраама с продолжением рода! Успех всей его миссии зависел от рождения сына, от которого должен был произойти народ; этому народу предстояло стать светочем мира. И Сарра рада была бы осчастливить Авраама сыном, вырастить и воспитать продолжателя великой миссии, но по человеческим расчетам не могла уже надеяться на исполнение своей мечты. Бог же воспитывал в ней не только веру, но и терпение, ибо вера и терпение неразрывны и достигать их вершины не так легко. Этим качествам научаются в школе жизни, в испытаниях, в постоянных упражнениях. Авраам и Сарра должны были этому научиться и, несмотря на все свои безнадежные обстоятельства, оставаться твердыми и непоколебимыми в вере. Бог держит в секрете время исполнения Своих обетовании с той целью, чтобы мы научились доверяться Ему, полагаться на Него, верить Его слову и жить в надежде.
Бог достигал в Сарре того состояния, чтобы вся ее опора на плоть рухнула и все ее естественные усилия не увенчались успехом. Когда она подумала, что не в состоянии родить сама, она решила получить сына иначе — через служанку Агарь в расчете на то, что станет ему матерью духовно. Поэтому она умоляла Авраама согласиться войти к Агари (Быт. 16:2). Авраам подчинился желанию жены, и Агарь зачала. Однако расчет Сарры оказался неверным: она надеялась получить безраздельную власть над ребенком, которому предстояло родиться, и, полностью оградив его от влияния матери, вырастить продолжателем миссии Авраама. Но Сарра не учла того, что женщина, забеременевшая от Авраама, не могла оставаться рабыней. Когда Агарь забеременела, в ней пробудилось непреодолимое стремление к свободе, и она уже не могла подчиняться своей госпоже. Поэтому надежды Сарры не оправдались, да иначе и быть не могло: народу Библии, избранному народу, недостаточно было вести свое начало только от Авраама. Да, Авраам должен был стать его отцом, но зачать и произвести его на свет могла и должна была одна лишь Сарра. Ребенку необходимо было унаследовать одновременно дух отца и характер матери. Служанка Агарь была не в состоянии дать Аврааму такого сына.
Поступок Сарры заслуживает порицания, но не потому, что она отдала мужу свою служанку, так как это было в порядке вещей по обычаям тех времен, а потому, что она сама искала выхода из создавшегося положения. Она взяла судьбу в собственные руки, и за это должна была потом расплачиваться и тяжело страдать. Так часто поступает каждый из нас. Когда ожидаемый выход от Господа не приходит, мы берем свою судьбу в свои руки. Последствия всегда плачевны.
«И сказала Сара Авраму: в обиде моей ты виновен… Господь пусть будет судьею между мною и между тобою. Аврам сказал Саре: вот, служанка твоя в твоих руках; делай с нею, что тебе угодно. И Сара стала притеснять ее, и она убежала от нее» (Быт. 16:5-6). Читая этот отрывок, вполне естественно возникает вопрос: что позволило Аврааму послушаться слов Сарры? Можно было предположить, что сделал он это из уважения к ее просьбе или просто по плоти, по-человечески в силу обычаев того времени. Но здесь, скорее, другая причина: Бог сокрыл в этом какой-то Свой план, который пытается объяснить Павел в Галатам 4:22-31. Он поясняет, что два сына Авраама, Измаил и Исаак, — это прообраз двух заветов: завета по плоти и завета по духу.
Для самой Сарры ее нетерпение и недостаточная зрелость веры принесли горькие плоды еще раньше, чем Агарь родила Измаила. А с рождением Измаила Агарь стала еще более презирать свою госпожу и относиться к ней дерзко, за что и была изгнана вместе с сыном. Вся эта история с притеснением Агари не украшает Сарру, но Бог допустил этому свершиться, чтобы были пожаты плоды плоти. Время, которое Сарра надеялась выиграть в вопросе рождения сына, по существу оказалось потерянным, а страдания — напрасными. Это все поучения для нас, христиан, чтобы мы умели выжидать и старались поступать не по плоти, а по духу.
Слово Божие говорит, что прошло 13 лет, пока Бог снова открылся Аврааму. Теперь Он явился ему у дубравы Мамре, повторил Свое обетование сделать его родоначальником избранного народа и заключил с ним завет обрезания. Разговаривая с Авраамом, Господь обращался одновременно и к Сарре, ибо народ Божий должен был произойти именно от них обоих (Быт. 17). Господь изменил имена обоих: Аврам стал Авраамом; дополнительная буква на древнееврейском придает этому имени новый смысл: «отец множества народов»; Сара стала Саррой. Сара — это имя важного лица, госпожи, в то время как имя Сарра указывает на то, что эта госпожа устанавливает нормы правильного поведения. Именно в этом, считают еврейские толкователи, «и заключалась миссия праматери Сарры, а после нее — и всех матерей в израильском народе. Благодаря изначально заложенной в них нравственности, еврейские женщины личным примером утверждают в мире законы морали. Все грубое и непристойное исчезает в их присутствии. Возвышенный дух Авраама и чуткость к истине, свойственная Сарре, — вот те добрые ангелы, которых Всевышний послал в этот мир для совершенствования человека» (Ш. Р. Гирш).
Сарре было 90 лет, когда она, наконец, родила Аврааму, достигшему столетнего возраста, долгожданного сына, обещанного Господом. Авраам рассмеялся, когда ему впервые был обещан этот ребенок. Сарра тоже рассмеялась, когда эта весть была повторена. Может ли мужчина в сто лет произвести на свет ребенка? Способна ли девяностолетняя женщина родить?! Это казалось им абсурдным, и Авраам, как и Сарра, не мог подавить эти мысли в себе (Быт. 18:12). Естественная сила к деторождению у Сарры истощилась. Кроме того, она от юности была неплодна, а посему, с человеческой точки зрения, никакой надежды на рождение сына у нее не было. Но для Господа нет ничего трудного (Быт. 18:14), все возможно верующему в Него (Мк. 9:23).
И что же? Исполнил ли Господь то, что обещал? Исполнил! Была ли сомневающейся Сарра, когда рассмеялась? Ничего подобного. В Послании к евреям 11:11-12 читаем: «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени и не по времени возраста родила; ибо знала, что верен Обещавший». Это место Писания показывает, какую огромную роль сыграла именно Сарра в рождении обетованного наследника. Писание так и подчеркивает: «сама». Не Авраам, а именно она сама своею верою. Она твердо ухватилась верою за обетование Господа, ибо знала, что это говорит не человек, а Бог, Тот, о Ком Писание свидетельствует: «Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет, и не сделает? будет говорить, и не исполнит?» (Чис. 23:19). Сарра глубоко поверила Господу, и вот результат: она «получила силу к принятию семени». Внутри нее вера ее стала формироваться, становиться живым существом, принимать вид плоти, и Сарра стала способной к рождению младенца, «и не по времени возраста родила». Не считаясь ни с возрастом, ни с бесплодием, ни с семенем, ни с признаками, имеющими место в ней самой, она родила. Это было высочайшим достижением веры самой Сарры. Как велика и глубока должна быть вера этой женщины, что смогла перешагнуть такие две великие преграды, как бесплодие и омертвелость утробы! Как велика была ее вера, чтобы взять ею силу от Господа для осуществления Его обетования и чтобы совершилось биологическое чудо!
Дорогие сестры! Вы часто жалуетесь на духовное бессилие и бесплодие, жалуетесь, что не можете преодолеть омертвелости, окружающей вас, и потому жизнь ваша так бесцветна и бесплодна. По примеру Сарры, женщины, жившей четыре тысячи лет тому назад, возьмите верою силу у Бога(Пс. 61:12) для осуществления духовно плодоносной жизни, чтобы побеждать смерть и являть полноту Божией жизни. Посмотрите, что Писание говорит о Сарре дальше: «И потому от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском» (Евр. 11:12). Дух Святой так и подчеркивает: «И потому». Да, именно потому, что Сарра сумела взять верою обетование Божие, именно благодаря ее вере явилась эта чудная возможность и для Авраама увидеть обетование потомства. Без мужественной веры этой женщины обетование осталось бы неосуществимым.
Родив сына, девяностолетняя Сарра сама вскормила его грудью. Ее грудь, как у молодой женщины, была полна жизненных соков и сил. А когда дитя было отнято от груди, Авраам сделал большой пир. Это был праздник торжества веры, радости веры, ибо на удивление всех, на радость отцу и матери и для славы Творца дитя выросло. Престарелые родители сумели воспитать этого ребенка, призванного стать родоначальником народа, которому суждено было освятить целый мир. И то, что Сарра рассмеялась, как бы усомнившись в возможности рождения ребенка, было увековечено в его имени — Исаак, что на древнееврейском языке означает «радостный, ликующий смех». На первый взгляд может показаться странным, что такая, казалось бы, незначительная деталь определила имя, данное великому праотцу, выдающемуся человеку. Однако в имени этом содержится глубочайший духовный смысл: становление израильского народа, его развитие, его история, упорство, надежда — всему этому с самого начала противостоял здравый смысл; все в этом народе казалось абсурдным, но в конце концов он «рассмеется» на этой земле.
И когда Исаак родился, Сарра сказала: «Смех сделал мне Бог; кто ни услышит обо мне, рассмеется» (Быт. 21:6), т. е. «Бог сделал меня посмешищем, и все будут потешаться надо мною». Но тут же она добавила с гордостью: «Кто сказал бы Аврааму: «Сарра будет кормить детей грудью»? ибо в старости его я родила сына» (Быт. 21:7). Никто из тех, кто смеялся, не мог представить себе, что, давая Исааку грудь, Сарра вскармливает весь будущий народ, а именно: об этом говорит множественное число «детей», а не «ребенка».
Никто, однако, не отнесся к этим надеждам на будущее, связанными с рождением столь позднего ребенка, с таким высокомерным презрением, с такой язвительной надменностью, как Измаил, сын Агари-египтянки, успевший вырасти здоровым и крепким парнем. Обо всех прочих говорится: «кто ни услышит обо мне, рассмеется», но об Измаиле сказано: «насмехается», т. е. смеется презрительно (Быт. 21:9). Это презрение показывает, насколько он не походил на продолжателя миссии Авраама. Чтобы навсегда отделить его судьбу от судьбы потомков Исаака, мать его была изгнана из дома как простая рабыня. То, что именно Сарра приняла такое решение и осуществила его, показывает то высокое положение, какое занимала она в своей семье.
Это единственный случай в жизни, когда Сарра была впереди и когда Авраам не заслонял ее собою, ибо она выполняла предначертание Божие. А дальше? Видим ли мы ее впереди? Нет. Далее она опять отступает на задний план и дает первое место мужу. Смиренно выполнив великое дело, она остается в тени, сливается с Авраамом. И в родословии Иисуса Христа мы читаем: «Авраам родил Исаака» (Мф. 1:2). Здесь уже нет места Сарре — она в Аврааме. Со всею верою, с силой своей, со всеми чудными свойствами жены она снова сокрыта в муже. Отдала ему все, что имела, не ища себе заслуги, и заняла в нем самое первое место. Все величие веры, вся сила подвигов и, наконец, его право отца веры неразрывно связаны с нею. Нельзя Авраама видеть ни в одной из этих удивительных особенностей одного без Сарры. И в том, что не она, а Авраам проявлен, не она, а Авраам выступает всюду со всей своей яркостью и действительностью — ее особенная прелесть.
О братья и сестры, возлюбленные Господом! Как нам настойчиво и поспешно нужно вглядываться в жизнь этого дивного союза двоих: в полном согласии, с чарующей нежностью сливающихся в одном. Она сокрыта в муже. Но вот ее величие: «Сару, жену твою, не называй Сарою; но да будет имя ей: Сарра. Я благословлю ее… и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее» (Быт. 17:15-16). Это говорит Сам Бог Аврааму. Это указание места, которое Сарра должна занимать в отношении его к ней: «не называй», «но да будет». Это посвящение ее, это ее часть в нем. И, произнося имя, всякий раз помни об этом. И еще: «…во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее; ибо в Исааке наречется тебе семя» (Быт. 21:12). «Слушайся голоса ее». И мотивировка, доказательство: «ибо в Исааке наречется тебе семя». Не выпускай из вида, что она дала Исаака. Он от веры ее, он жизнь ее, и он, Исаак, наследие твое, семя тебе. Через Исаака милость тебе и любовь Божия, этот дивный город с божественным устроением. «Слушайся…»-Высокое место, чудное место. Повелением Божиим оно отводится ей.
Итак, в свои 90 лет Сарра рождает своего первого и единственного сына Исаака и живет еще после этого 37 лет, воспитывая его в любви к Богу, к отцу своему и делу БОЖИЮ. Сарра смогла привить ему глубокую веру в истину Божию и передать ему всю нежную и почтительную любовь к Аврааму. И Исаак, сын ее, вырос не только как человек Божий, но и как продолжатель миссии отца. И только когда Исаак полностью сформировался и духовно возрос, так что мог самостоятельно идти по жизни, Сарра покидает этот мир и уходит с земли: ее задача была выполнена. Об этом читаем в Бытии 23:1-3: «Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет… И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее».
И Авраам, и Исаак тяжело переносили утрату своей горячо любимой жены и матери. Из того, как Авраам рыдал о Сарре, мы узнаем, кем была эта женщина для него. Авраам не просто плачет или скорбит, он безутешно рыдает. Рыдание много больше, чем просто плач или слезы, быстро проходящие. Рыдание указывает на великое горе. Это излитие глубокой печали о невосполнимой потере половины своего сердца, половины своей души и жизни в лице дорогой и любимой супруги. Рыдание приходит тогда, когда невозможно возвратить утраченное, когда случилось что-то, чему нет возврата, чего нельзя восстановить или поправить и когда невозможно никакое утешение. Сердце сжимается чувством великого неизбежного одиночества, когда совершилась утрата самого близкого, любимого, без чего нельзя жить, чего никогда нельзя забыть и чего никогда уже не будет.
Авраам имел много переживаний. Он сына своего, единственного и горячо любимого, Исаака, отдавал Богу в жертву, но так не рыдал, как по Сарре. Вера помогла ему все преодолеть. Но вот ушла Сарра, и этот муж, титан веры, рыдает великим рыданием. И Исаак тяжело переживал смерть матери. Эту потерю никто не мог ему возместить, даже отец. Исаак оставался безутешным до тех пор, пока не ввел в свой шатер Ревекку и не увидел, как Сарра вновь ожила в образе его горячо любимой жены и достойной подруги (Быт. 24:67). Только тогда боль утраты стала понемногу притупляться.
Когда Сарра умерла, Авраам приобрел место для ее погребения у сынов Хеттовых, где прах его жены никто не мог бы потревожить. В этой пещере Махпела покоятся также Исаак и Ревекка, Иаков и Лия.
Есть жены, которые являются для мужей тяжелой крестной ношей; и есть жены, которые являются дивным утешением, ласковыми подругами и нежными спутницами жизни. Такова была Сарра. Ушла она, и все померкло для Авраама, все потеряло на время интерес и ценность, кроме Бога. Она, Сарра, красотою своей души заполняла его сердце, своей заботой и любовью украшала жизнь этого великого мужа веры, украшала его очаг, его шатер. Мы не говорим, что великое счастье было и Сарре в том, что она удостоилась быть женой, помощницей и сотрудницей такого человека, как Авраам. Да, несомненно, для нее это было большое счастье. Но и она приносила Аврааму истинное счастье своей любовью, верой и преданностью, нетленной красотой внутреннего человека, своим служением и послушанием. Она обладала теми качествами, которые ценит Господь в женщине (1 Пет. 3:3-5). Сарра с готовностью пошла с Авраамом в далекий путь, разделила с ним все невзгоды и странствия в шатрах по земле обетованной. Они не строили домов, а жили в переносных палатках и переходили с места на место всю свою долгую жизнь.
Сарра делит с мужем радости и горести, его веру и подвиг. Вместе они строят жертвенники единому и истинному Богу и поклоняются Ему. Живут верою в небесное отечество, ожидая города, строитель и художник которого Бог, препровождая здесь жизнь странников и пришельцев. Какое взаимопонимание, какое единодушие в вере, в жизни и в пути! Для многих христианских семейств это дивное поучение. Особым образом Слово Божие отмечает еще одну важную черту в характеристике Сарры. В Бытии 18:9 читаем, что мужи Божий спросили у Авраама: «Где Сарра, жена твоя?» Он ответил: «Здесь, в шатре». Сарра, эта верная и преданная супруга Авраама, и перед Богом, и перед мужем всегда была на своем месте: она всегда находилась в шатре. Ее шатер — это было место жизни, служения и духовного роста для Сарры. Шатер для Сарры был местом выполнения ее жизненной задачи. Там, в шатре, она устрояла дом мужу своему и дом всему Израилю. Вспомним слова Притчей: «Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками» (14:1). К сожалению, грех нанес поражение многим женщинам в такой мере, что они разрушают свой дом своими руками, а более языком и своими делами. Сколько сегодня тех, кто разрушил дом свой и погубил свою семейную жизнь!
Сарра устрояла шатер так, что он был местом общения с Богом, в нем царила хорошая духовная атмосфера. И одна из важнейших встреч с Богом произошла у Авраама, когда он сидел при входе в шатер (Быт. 18:1). Там, в гостеприимном шатре, который Сарра устрояла в дом общения с Богом, Авраам подготовился к чудной встрече с Господом, при которой он получил новые откровения. Там, у шатра, Господь дал Аврааму и Сарре обещание, что через год у них родится обетованный сын, который явится одним из сильнейших прообразов кроткого жертвенного Агнца Божия — Господа нашего Иисуса Христа.
Итак, Сарра и Авраам явились родоначальниками израильского народа — того народа, который дал всему миру две великих вещи: бессмертную Библию и Христа по плоти, Спасителя мира. За одно это награда их весьма велика. Но из чресл их произошло множество славных мужей веры — цари, священники и пророки. Вспомним Моисея, борьба которого за свободу закалила сердца всех освободителей угнетенных. Вспомним Иисуса Навина, Гедеона, Самсона, Давида, поэта и пророка, и его сына Соломона, мудрого царя. Вспомним Исайю, Иеремию, Иезекииля и Даниила — пророков, которые посмели сказать могущественным монархам и властелинам об их грехах и предсказать их судьбу. Это лишь немногие имена, выхваченные из блестящей череды имен, названных и не названных в Библии, которые были творцами священной истории. Они были нашими звездами, маяками, авангардом, на который равнялись и должны равняться все поколения. Их много, «как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском» (Евр. 11:12). Их так много благодаря тому, что Сарра и Авраам оказались послушными Богу рабами, миссия которых сделала их праотцами, патриархами еврейского народа — народа веры, народа Божия. Все верующие в Бога от древних времен до наших дней суть дети Авраама и Сарры (Гал. 3:6-7). От них пришел в мир Сын Божий, «звезда светлая и утренняя» (Отк. 22:16).

Оглавление
Глава 4

АГАРЬ
И нарекла Агарь Господа, Который говорил к ней, сим именем: Ты Бог видящий меня.
Быт. 16:13
…Ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве.
/ал. 4:25
Образ Агари как женщины тоже в определенной мере поучителен для нас. Но прежде чем говорить о ней, необходимо отметить относительно ее три фактора.
1. Если бы не встреча Агари с Авраамом и Саррой, то вряд ли имя этой женщины упоминалось бы в Библии. Эта встреча сыграла в ее судьбе решающую роль, вернее, определила ее судьбу: Агарь стала
праматерью многочисленного арабского народа, происшедшего от Авраама.
2. Имя Агарь, согласно Галатам 4:24-25, по-еврейски звучит «чужеземка», а по-арабски — «скала». Оно символично и изображает пребывание народа под законом. Иные переводят это имя как «бегство» — она дважды бежала из дома Авраама (Быт. 16:6; 21:14).
Апостол Павел пишет, что Агарь означает гору Синай в Аравии и завет Синайский, рождающий людей в рабство. Агарь сама была рабыней, она и потомство родила в рабство. Весь арабский мир исповедует
религию рабства, не дающей никакой жизни от Бога. В этой религии нет светлого луча, в ней много суеверия и рабского подчинения. Это рабы плоти, рабы земных интересов.
3. Образ Агари не столь замечателен, чтобы ставить его в пример кому-то из современных женщин. Но зато он предупреждает нас быть осторожнее в своих поступках, откладывающих большой отпечаток на
судьбу. В одном Агарь является примером: в трудный момент она искала Бога и получала от Него помощь.
Агарь по происхождению была египтянкой. Авраам приобрел ее, когда спасался в Египте от голода (Быт. 12:10). И Агарь он вывез оттуда, вероятно, в числе прочих даров, которыми снабдили его египтяне (Быт. 12:16). Краткое повествование об Агари изложено в 16-й и 21-й главах Бытия. Ее жизнь была тесно связана с семьей Авраама и Сарры: она была служанкой Сарры, ее госпожи.
Бог не создал для Адама и Евы слуг и служанок, Он не создал рабов и рабынь. Он создал человека свободной личностью для разумной и радостной жизни. Но на земле появились господа и слуги, рабы и рабыни. Откуда они взялись? Часто, упрекая Бога, люди указывают на разделение в положении их, указывают на господ и рабов. В чем причина? А причина в том, что зло разделило людей на классы и сословия, на имущественное положение, на тех, которые занимают высшую или низшую ступени общественной лестницы — словом, на господ и рабов. Но Бог не разделял людей. Это сделал грех, когда люди не захотели нести приговора Божия добывать хлеб в поте лица. Они пожелали облегчить себе наказание от Бога и создали рабство, переложив свой труд на других.
Так и Агарь оказалась в числе рабов, которую продавали или дарили, как вещь. В те древние времена это было в порядке вещей, а потому Авраам принял ее в качестве служанки для своей жены. Но в его доме Агарь не эксплуатировали. Она была принята в число членов семьи, несших труд и пользующихся благами наравне со всеми. В доме Авраама она имела кров, одежду, пропитание, место для жительства, попечение материальное и духовное. То, что Агарь знала путь к живому Богу и имела веру в Него, является заслугой Авраама и Сарры. Их поклонение Богу,-их благочестие и богобоязненность, их сердечное обращение со слугами влияло на них положительно: они проникались живой верой в единого истинного Бога, Творца неба и земли. Это видно как на Елиезере, так и на Агари.
Но вот пришел час ее испытания, чтобы показать, чего она стоит. И что же? В Бытии 16:3-4 читаем: «И взяла Сара, жена Абрамова, служанку свою, Египтянку Агарь, по истечении десяти лет пребывания Аврамова в земле Ханаанской, и дала ее Авраму, мужу своему, в жену. Он вошел к Агари, и она зачала. Увидев же, что зачала, она стала презирать госпожу свою». По обычаю того времени неплодная женщина могла дать свою служанку в жену своему мужу, и родившееся от такого союза дитя считалось ребенком первой жены (госпожи). Если муж говорил сыну рабыни-жены «ты мой сын», то тем самым усыновлял его и делал своим наследником. Поэтому Сарра не сделала ничего «противозаконного». Но это был не Божий путь, и он не привел к хорошим результатам.
Вместо чувства близости, родственности, благодарности, в Агари с непреодолимой силой вдруг пробудилось стремление к свободе, и одна мысль о прежнем подчинении ее госпоже была для нее ненавистна. Оттого у нее появились заносчивость, дерзость и презрение к госпоже. Плотская природа и языческий дух Египта возобладали в ней. Сарра была бездетна, а Агарь ожидала дитя. Это дитя было по воле Сарры, а между тем, дало повод к презрению ее. Это был поворотный пункт в жизни Агари. Она должна была избрать либо повиновение и кротость и с ними спокойную жизнь, либо гордость и бури. Она избрала гордость, а с нею — потерю покоя и места в доме.
Знакомая для нас история, не правда ли? Сколько раз нам приходилось наблюдать, как человек, забытый, заброшенный, не имеющий крова и пищи, иногда отчаявшийся и оказавшийся на обочине жизни, в горе и слезах, вдруг получает помощь, приют, поддержку от человека сострадательного. Его поставили на ноги, помогли достичь положения, обрести место в жизни. Но вот горе прошло, слезы сменились радостью и благополучием, и он… забыл сделанное ему добро. Мало того, он начинает гордо превозноситься над всеми и даже насмехаться над тем, кто подал ему руку помощи. Сегодня таких примеров множество. Иногда, глядя на горделивую, непокорную женщину, невольно ловишь себя на мысли: «Неужели это та, которая недавно испытала скитания и бедность и была так несчастна?» Но так бывает и в духовной жизни. Ты был жалок и нищ, в слезах раскаяния падал ниц пред Господом, моля о прощении, и получил его. Ты просился в церковь, мечтая найти в ней тихую пристань для души, и получил ее. А сегодня? Ты возомнил о себе, бунтуешь и негодуешь, выискивая недостатки других, и похож на Агарь. Внимательно присмотрись: нет ли в тебе ее заносчивости?
Агарь была поставлена под испытание, и на поверку оказалось, что она плоть. Результатом ее поведения явилось бегство. Читаем об этом в Бытии 16:5-6: «И сказала Сара Авраму: в обиде моей ты виновен; я отдала служанку мою в недро твое; а она, увидев, что зачала, стала презирать меня… Аврам сказал Саре: вот, служанка твоя в твоих руках; делай с ней, что тебе угодно. И Сара стала притеснять ее, и она убежала от нее».
Гордость, своеволие, своенравие не могут долго оставаться безнаказанными. Строптивое поведение Агари очень скоро отразилось на ее судьбе: она вынуждена была бежать! Как наше поведение отражается на нашей судьбе? Как от состояния нашего сердца и наших поступков зависит наше положение на земле и на небе? Эти вопросы немаловажны. Агарь бежит в пустыню, бежит на верную гибель.. Она еще молода, к тому же беременна, неопытна в практической жизни. Куда ты бежишь, Агарь? И что хочешь найти в пустыне? Своенравные, заносчивые натуры вспыльчивы и часто делают безрассудные шаги, не думая о последствиях. На первом месте — уязвленное самолюбие, которое ослепляет душу и толкает на безрассудные действия.
Все горе и безвыходность своего положения Агарь увидела, когда остановилась у источника воды в пустыне, чтобы напиться. Она вопияла к Богу, а Авраам молился о ней, и потому нашел ее ангел Господень. Он нашел ее у источника воды при дороге к Суру (Быт. 25:18). Это была дорога, которая привела бы ее домой в Египет. Ангел задал ей вопрос: «Агарь, служанка Сарина! откуда ты пришла и куда ты идешь?» (Быт. 16:8). Ангел пришел ей на помощь ради Авраама. Что могла ответить на это Агарь? Куда легче было раскаяться перед Саррой, смириться и повиниться, нежели бежать в палящую пустыню, подвергая себя опасности. Агарь запуталась в своих собственных поступках и непримиримой гордыне.
Здесь, у источника воды в пустыне, она увидела себя в присутствии ангела Господня, как безрассудно вела она себя в доме Авраама и Сарры. Ангел напомнил ее место и ее положение: «Агарь, служанка Сарина…» Он велел ей смириться, покаяться, вернуться и покориться Сарре. Господь хочет помочь мятущейся душе. «И сказал ей Ангел Господень: умножая умножу потомство твое, так что нельзя будет и счесть его от множества. И еще сказал ей Ангел Господень: вот, ты беременна, и родишь сына, и наречешь ему имя: Измаил; ибо услышал Господь страдание твое… И нарекла Агарь Господа, который говорил к ней, сим именем: Ты Бог видящий меня» (Быт. 16:10-13), т. е. Тот, Который беспокоится обо мне. Имена содержат информацию. Бог говорил к Агари, и она ответила верою. «Бог слышит» и «Бог видит» — целое благословение в именах, которые Агарь дала Богу. Слова ангела дошли до ее сердца, и она повернула назад, пришла к Сарре и на время смирилась.
Не так ли бывает с некоторыми из нас и сегодня? Может быть, Господь должен сказать и нам такие слова: «Куда ты идешь? В пустыню греховную, земную, где неправда, гнетущий обман?» Давид говорил: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты» (Пс. 138:7-8). Только сознание нашей полной зависимости от Бога, сознание, что Он видит нас на всяком месте и что мы во многом виновны, приведет нас к благоразумному решению вернуться домой.
Итак, Бог позаботился об Агари, вынужденной бежать в пустыню. Он пообещал, что через ее сына, которого она родит, ею будет положено начало великому племени диких людей, бедуинов, исполненных враждебности к окружающему миру (Быт. 25:18). Местом их обитания будет Аравийская пустыня (Быт. 25:12-18).
Агарь вернулась в дом Авраама, где родился ее сын Измаил, который был принят Авраамом как собственный и где он был обрезан в 13 лет. Сам Бог устами ангела назвал его (сына) «Измаил», что означает дословно «Бог слышит», и тут же пояснил: «ибо услышал Господь страдание твое» (Быт. 16:11). Все эти тринадцать лет Агарь жила в доме Авраама на правах Сарриной служанки. Она покорилась ей, но покорилась внешне, а не внутренне. В душе же своей она как была строптивой и своенравной, так и осталась, и воспитала и сына своего в таком же непримиримом духе. По этому поводу Ш. Р. Гирш, раввин, философ и филолог XIX века, пишет: «В характере измаили-тов, ведущих свой род от Измаила, сына Агари и Авраама, самым удивительным образом отразились все обстоятельства их происхождения; он остался неизменным до сегодняшнего дня. Монотеистический дух Авраама, хамитская чувственность, свободолюбие, вера в божественное провидение, в Творца, пребывающего в вечности, заботящегося обо всех, доведенная до фатализма, свойственная матери, — все эти качества доныне определяют характер арабов…»
Бунтарский дух Агари передался Измаилу, а от него — всем арабам. О, это весьма и весьма серьезная истина: какова мать, таковы и ее деги. Ее поведение, дух ее характера, ее поступки в период беременности отражаются на плоде и с генами передаются в потомство. Последствия поведения Агари оказались весьма печачьными. Исполнилось пророчество Господа, которое Он сказал Агари (Быт. 16:12). Будем помнить это, дорогие: если мы поступаем по плоти, а не по духу, если не доверяем Богу свою жизнь, свою судьбу и устроение своей семьи, то плоть рождает плоть в ухудшенном варианте, и наши дети и внуки страдают порой до четвертого рода (Исх. 20:5). Так дети наши несут последствия наших греховных поступков (Иер. 32:18), которые совершали мы осознанно или неосознанно. Часто жизнь детей полна борьбы с греховными наклонностями, дурными влечениями, толкающими их в грех, в преступление, отчего они и плачут, и сокрушаются, и каются в содеянном, а порою скатываются вниз и уходят в широкий мир.
Дурная наследственность Агари отразилась на Измаиле незамедлительно, не дав ему даже подрасти. Стоило на пути его появиться сыну обетования, кроткому Исааку, родившемуся от Сарры и Авраама, как Измаил проявил себя самым отрицательным образом. Библия говорит: «И увидела Сарра, что сын Агари Египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается. И сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына ее; ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком» (Быт. 21:9-10). Сарра, как мы это видим с позиций Нового Завета, была абсолютно права. Апостол Павел комментирует этот факт следующим образом: «Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне» (Гал. 4:29). Рожденный по плоти — это Измаил, а рожденный по духу — Исаак. Исаак еще дитя (он был отнят от груди после 2 — 3 лет кормления), а Измаил уже подросток 15 — 17 лет; и, не стесняясь, не боясь взрослых, он насмехается над Исааком, унижает его, духовно гонит, глумится, издевается, преследует. Это родовой грех Агари — высокомерие, презрение, самолюбие, заносчивость, вспыльчивость, дерзость, твердолобость, жестокость — качества, которые можно найти и в ее потомстве, современном арабском мире, во всем похожем на Агарь.
Сарра первая замечает эту ненормальность, дикость, дисгармонию и восстает против духа Агари в Измаиле со всей властью и силой, требуя у Авраама их изгнания. Сарра оказалась здесь на высоте, более чуткой, более тонкой и прозорливой, нежели Авраам, и Сам Бог был на ее стороне: «И показалось это Аврааму весьма неприятным ради сына его. Но Бог сказал Аврааму: не огорчайся ради отрока и рабыни твоей; во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее; ибо в Исааке наречется тебе семя» (Быт. 21:11-12). Чуждый и противный Богу дух непокорности, своенравия, дерзости, презрения к истине наказан по заслугам: Агарь навсегда удаляется с сыном из дома Авраама. Закон воздаяния — справедливый закон: что человек сеет, то и пожинает (Гал. 6:7-3). Строптивая Агарь сама лишила себя места в гостеприимном доме Авраама, сама себя изолировала от пребывания у благодатного источника истины, света и благословения. А ее потомки, последовавшие ее примеру, сами себя лишают места в доме Божием — Церкви Господа нашего Иисуса Христа.
Авраам поступил с Агарью по всем стандартам, как благородный человек, как раб Божий. В Библии сказано: «Авраам встал рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положив ей на плечи, и отрока, и отпустил ее» (Быт. 21:14). Он отпустил ее с благословениями и добрыми напутствиями, надеясь, что Агарь знает путь, куда идти. Но она в пути заблудилась и сколько блуждала с отроком в пустыне, неизвестно. Стала истощаться вода в мехе, силы уходили. Агарь оставляет сына под кустом, когда он уже был близок к смерти от жажды, а сама поднимает вопль к Богу (Быт. 21:15-17). Вся сила материнской любви к сыну вылилась в слезах и вопле к Богу живому и истинному, единственному прибежищу в день скорби.
Не гибнут ли твои дети в пустыне греха без живой воды Слова Божия? Что делаешь ты, когда видишь свое дитя, близкое к вечной смерти? Агарь не искала помощи ни в ком, да и не к кому было обратиться, и силы иссякли, чтобы кого-то искать, и она возопила к Богу, единственному, Кто мог ее услышать в этот час. Бог, конечно, услышал, но не ее вопль, а молитву Авраама о ней и едва слышный стон сына Авраамова. В Библии сказано: «И услышал Бог голос отрока; и Ангел Божий с неба воззвал к Агари, и сказал ей, что с тобою, Агарь? не бойся; Бог услышал голос отрока оттуда, где он находится. Встань, подними отрока и возьми его за руку, ибо Я произведу от него великий народ» (Быт. 21:17-18).
Как человеколюбив и милостив наш Бог! Несмотря на многие и большие недостатки Агари, Бог пришел ей на помощь и спас ее сына, который был на пороге смерти.
Авраам молил Бога за Измаила и Агарь, чтобы Он не дал им погибнуть, и Бог услышал и дал ему о них обетование еще прежде, нежели разразился конфликт (Быт. 17:20). Ради Авраама Бог помиловал их и повторил Аврааму Свое обетование: «И от сына рабыни Я произведу народ, потому что он семя твое» (Быт. 21:13,17,20). И далее мы читаем: «И Бог был с отроком; и он вырос, и стал жить в пустыне; и сделался стрелком из лука» (Быт. 21:20). Измаил, которого Бог услышал, когда он вопиял, лежа под кустом, не усвоил духа веры Авраама, не передал этой веры потомкам и сам оказался, как «дикий осел» (Быт. 16:12). Таким оказались и его потомки. Дикий осел (в Библии он еще называется онагр — Иов 39:5-8; Ис. 32:14) — поразительно жизненный и верный тип бедуина, этого дикого сына пустыни. Беспокойная жизнь их чередуется между смелыми набегами и жестокой расплатой за них.
В связи с рассуждением над образом Агари о Боге спасения нашего воистину можно смело сказать словами апостола Павла: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости» (Тит. 3:5).
Образ Агари учит нас не быть такими своенравными, своевольными, дерзкими и высокомерными, как она, презирающими тех, кто выше и лучше нас. Он учит нас тому, как в трудный час даже с многими недостатками характера и поведения можно найти милость у Бога, если обратиться к Нему всем сердцем своим. Вместе с тем образ Агари учит нас и тому, что наша судьба как земная, так и вечная, во многом зависит от нашего поведения на земле. И если бы Агарь не соприкоснулась с семьей Авраама, и если бы не его заступнические молитвы, кто знает, оставила бы Агарь какой-либо след на этой земле. И если бы Измаил не был семенем Авраама, кто знает, был бы он отцом многочисленного арабского народа. Этот народ, несмотря на своего благороднейшего праотца, на все времена стал врагом детей Божиих — евреев и христиан. Неудивительно ли это? Арабы и евреи до сих пор враждуют между собой. А пропасть между мусульманами — духовными наследниками Измаила — и христианами — духовными наследниками Исаака — велика. Палестинские арабы в настоящее время являются самыми враждебно настроенными людьми против евреев и христиан. Проблемы на Среднем Востоке после многих столетий все еще не разрешены и вряд ли будут разрешены до конца времен, т. е. до второго пришествия Христа. Вспомним слова апостола Павла в Галатам 4:28-31: «Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной».
Мы видим здесь, как Павел свободно пользуется Ветхим Заветом, относя его к Церкви. Изложение его основано на истории обоих сыновей Авраама и корнями своими уходит в историю призвания и обетования Божия, данного Аврааму, как человеку веры. Павел пользуется образами двух женщин — Агари и Сарры — как источниками жизни по плоти и по духу. Они символизируют рабство и свободу, земной и вышний Иерусалим. Вышний Иерусалим, аналогия Сарры, назван «матерью всем нам» (Гал. 4:26). Мы являемся ее детьми, «детьми свободной», т. е. Сарры (Гал. 4:31), если только примем Евангелие. Более того, Павел великолепно иллюстрирует верующих, происшедших от своей матери — духовного небесного Иерусалима — и от Сарры, свободной женщины, которая представляет собой Евангелие. Она — прообраз вышнего Иерусалима, образ неба, являющегося совершенно свободным, а мы, верующие, подобно Исааку, — «дети обетования». Рожденные по духу подвергаются сегодня преследованиям, как и тогда Исаак подвергался преследованиям Измаила. Но мы наследуем будущее, т. е. войдем в Царствие Божие, потому что мы дети Сарры, дети свободной, дети обетования, рожденные по духу.
Извлечем из этого урок для себя и возрадуемся тому, что мы — «дети не рабы, но свободной», что мы не дети рабства, не исповедуем религию рабства, как мусульмане ислам, буддисты — буддизм, а ин-дуисты — индуизм, но проповедуем самое светлое и жизненное учение на земле — Евангелие Иисуса Христа, Евангелие Царствия Божия, и мы истинные христиане.
И вот главный урок, который Бог преподал Аврааму и Сарре, а в их лице всем нам, через рождение Агарью Измаила: следует без колебания уповать на Слово Божие, терпеливо ожидать его исполнения и не брать судьбы в свои руки, так как это граничит с трагедией. Сам Бог вынужден исправлять ошибки рабов Своих, как в случае с Саррой и Агарью. Каждый человек, как и всякий народ, будучи обязан своим существованием божественному решению, должен жить верою и упованием, ибо вечно живой Бог слышит и видит. Апостол Павел использовал образ Агари для того, чтобы иносказательно провести параллель между состоянием иудеев под законом и христиан под благодатью. Не закон, а только Евангелие делает людей свободными, наследниками вечного Царства. Как Агарь по повелению Божию была удалена из дома Авраамова, так и иудеи, которые хотят оставаться под игом закона, не могут наследовать Царствия Божия.

Оглавление
Глава 5

ЖЕНА ЛОТА
Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом.
Быт. 19:26
Вспоминайте жену Лотову.
Лк. 17:32
Что же такое совершила жена Лота, что мы обязаны ее вспоминать? И кем была эта женщина, которая даже не удостоена упоминания ее собственного имени на страницах Писания, как и жена Иова? Характеризуя состояние мира и Церкви предпришественного периода и указывая на признаки второго пришествия, Господь в связи с этим говорит: «Вспоминайте жену Лотову». Всего три слова, а какое важное, сильное предостережение вложено в них для нас! Жена Лота является ярким примером неготовности ко встрече с Господом, неготовности расстаться с землей.
Что это была за женщина? Рассмотрим ее поближе. Хотя Библия оставила о ней так мало сведений, но из того малого, что нам известно, мы можем вполне четко представить себе ее образ, ее жизнь и поведение.
Лот был племянником Авраама, сыном его родного брата Арана, который умер еще в Уре Халдейском. О матери Лота Библия ничего не упоминает, из чего можно заключить, что он был сиротой, и Авраам, как его дядя, заменил ему отца. Когда Бог призвал Авраама идти в обетованную землю, то на правах родственников за ним последовали его отец Фарра и Лот с семьей. Фарра умер в Харране, где они временно остановились, а Лот пошел со своим дядей в Ханаан, там вместе кочевали, вместе разбивали свои шатры. Аврааму, как старейшине рода, пришлось заботиться о нем, воспитывать его, по возможности защищать. Бог постепенно освободил его от Лота и его семьи.
В свою очередь, Лот был привязан к своему доброму, любящему, заботливому дяде. Ему выпало большое счастье и редкое преимущество совершать свой жизненный путь рядом с родоначальником, патриархом израильского народа, быть, так сказать, у самих истоков его зарождения. Какое-то время в Ханаане они жили вместе, вместе странствовали по этой земле, вместе пасли свои стада, обзаводились хозяйством. Также вместе поклонялись Богу, строя жертвенники, где Авраам молился и получал откровения и куда приглашал и Лота с семьей. На правах ближайшего родственника Лот имел возможность приобщиться к тем великим благословениям, к тем истинам, которые Авраам получал от Бога, возможность духовно расти, преображаться в вере и приобщать к вере всю свою семью.
Да, он имел такие преимущества, но он не воспользовался, даже пренебрег ими. И его семья поступила так же, не посчитав для себя за образец святое хождение Авраама и Сарры, их благоговейные молитвы, их веру, их подвиг, их труд. Он принимал от Авраама как должное его помощь и советы в житейском, но отверг духовное подвижничество. И, как видно, определенное влияние в этом сыграла его жена, женщина поверхностная и плотская. О, как много в семейной жизни зависит от разумной жены! Недаром Библия так много говорит о мудрой жене, устраивающей свой дом, все время сопоставляя ее с глупой, которая разрушает его своими руками (Пр. 14:1; 12:4; 18:22; 31:10-31).
Не к глупым ли женам относилась и жена Лота? Глупые жены глупы не потому, что они плохо соображают. Они даже очень хорошо соображают в материальных делах, могут превзойти любого мудреца по своей предприимчивости, расчетах или предприятиях. Но это не Божья мудрость, она не орошена Духом Святым и не руководствуется интересами Божьими. «Мудрость» глупых жен мудра в собственных глазах. На всем доме, всей семье, которыми управляет жена Лота, не видно отпечатка благочестия. Если посмотреть хотя бы на тот факт, как Лот, а вместе с ним и она, избирали себе место для жительства, то сразу станет понятным, какого духовного уровня были эти люди. Вот что сообщает Библия: «Лот возвел очи свои, и увидел всю окрестность Иорданскую, что она… вся до Сигора орошалась водою, как сад Господень, как земля Египетская. И избрал себе Лот всю окрестность Иорданскую» (Быт. 13:10-11).
Этот выбор, конечно же, был сделан по видению очей, без вопрошения у Бога: их прельстила роскошная Иорданская долина, орошаемая обильно водою, с пышной растительностью, с благоустроенными городами. Эта местность изобиловала плодородной землей и богатыми пастбищами для скота, и это было решающим в выборе, потому что сулило выгоды. Они оставляют кочевую жизнь в шатрах и поселяются в Содоме в уютном доме. И эта городская жизнь пришлась им больше по вкусу, чем жизнь кочевников с ее проблемами. Но кочевая жизнь хотя была простой и трудной, зато чистой и праведной; там легко дышалось и легко молилось, и Бог был вблизи. Лота и его жену не пугал тот факт, что жители Содома были «злы и весьма грешны пред Господом» (Быт. 13:13). Жена Лота, если бы она была святой женщиной, как Сарра, могла бы и отговорить мужа не селиться с людьми «неистово развратными» (2 Пет. 2:7), как, например, поступила Сарра, которая чутко реагировала на нечестивый дух Агари и Измаила и потребовала их удаления от своей семьи. Жена Лота не только сама тянулась в этот развращенный, созревающий к суду мир, но и приобщала к нему своих дочерей. Ее сердце было обольщено материальным богатством, благодаря которому они выдвинулись в элиту города. Ей льстило, что ее муж общался со знатью, сидел с ними на почетном месте у ворот города (Быт. 19:1) как один из старейшин и принимал участие в решении вопросов. Как иной женщине льстит быть в уважении и почете у мира! А Писание на этот вопрос смотрит иначе: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога! Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4:4). «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей; ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира (сего)» (1 Ин. 2:15-16). Вывод: Лот и жена Лота — прообраз плотских христиан, которые живут по видению очей и руководствуются выгодами.
Из 2 Петра 2:6-8 мы узнаем, что не все радовало Лота в Содоме. Видя развращенность жителей, он мучился в своей праведной душе, порою страдая до утомления. Жена все это видела, но ничего не предпринимала, чтобы сделать жизнь мужа отраднее. Напротив, она все более и более прилеплялась к Содому, втягивая в этот омут и мужа. Такие мужья, как Лот, легко поддаются влиянию жены. А жена Лота сама неспособна была спастись и препятствовала в этом своей семье. Дети, как правило, всегда ближе к матери, особенно, если это девочки; они усваивают ее привычки, манеры, стиль поведения, образ жизни. И если мать благочестива, благочестивыми будут и дети, если добродетельна, будут добродетельны и они, если она распутна — и они распутны, если плотская — и они плотские. Словом, дети во всем подражают родителям и строят свою жизнь по их модели. Поэтому обе дочери Лота решают обосновать свою жизнь в Содоме, уже имеют женихов, и мать содействует этому браку. Для нее главное — выдать дочерей замуж за женихов побогаче; она не ищет для них женихов праведных, богобоязненных, как это делал Авраам для своего сына (в согласии с Саррой). Она не учила дочерей страху Божию и святой жизни, и результат такого воспитания вскоре оказался налицо (Быт. 19:30-38).
Когда настал день испытания, и Господь решает произвести суд над Содомом, то оказалось, что в этом городе, за который так усердно ходатайствовал Авраам, не нашлось и пяти праведников, чтобы его пощадить. Все были негодны. Утром должен был начаться суд, поэтому ангелы торопили Лота, требуя срочно покинуть город и вывести свою семью, в чем стоишь. Но Лот и жена его медлили: им жаль было расставаться с тем добром, которое они здесь нажили. Особенно жена Лота приросла душою к своему богатству, которое приходилось бросать на уничтожение огню. Но приговор Божий должен быть выполнен в срок. И так как Лот медлил, то ангелы взяли его и жену его, и двух дочерей его за руки и вывели оттуда силою (Быт. 19:17).
Таково было Божие повеление: ввиду того, что жизнь в опасности, надо спешить, чтобы спасти душу, пока не пролился огонь с неба. И нигде не останавливаться, потому что вся долина от Содома до горы была прекрасна, как райский сад. Все манило к отдыху, а остановка грозила гибелью. Какой здесь урок для нас, верующих, тех, которые должны приготовиться к восхищению: спасаться на гору, гору Божию, оставлять на земле все без сожаления, нигде не останавливаться, ни к чему душой не прирастать, потому что мир умеет заманивать и обольщать. То, что было оставлено позади, в Содоме, для Лота и его жены было оставлено навсегда. Стремление спасти жизнь — единственное, что должно было целиком занимать их мысли. Вперед, все вперед, к намеченному месту спасения! Беги на гору! Лот с дочерьми понял это и послушался повеления Божия, но все же он начинает «торговаться» с Богом: «Вот, ближе бежать в сей город, он же мал; побегу я туда, — он же мал; и сохранится жизнь моя» (Быт. 19:18-20). В этом виден весь Лот, как на ладони: Господь предложил ему спасаться на горе, а он просится в город, хоть небольшой, но город. Под предлогом, что туда бежать ближе. Лот не рассуждает, что и там, в этом малом городе, люди тоже приговорены к осуждению; они не таковы, чтобы можно было жить среди них праведнику (Быт. 19:21-23). Потом Лоту пришлось уходить из этого города и поселиться на горе в пещере (Быт. 19:30). В угодность Лоту Бог сохранил город Сигор, о котором он молил.
Жена Лота повела себя иначе. Она, как Ева, проявила недоверие к словам Божиим и нерешительность. Привязанность к богатству и к удобствам жизни взяли в ней верх. В то время как Лот бежал от места гибели, жена его отстала и оказалась позади. Когда они были выведены из Содома, они шли рядом. Затем все изменилось: она оставила его руку и оказалась не рядом, а «позади его» (Быт. 19:26). Держась за его руку и находясь рядом с ним, она бы не смогла оглянуться. Но она замедлила шаг, замешкалась и не выдержала, оглянулась. А оглянувшись, вдруг превратилась в соляной столп (Быт. 19:26). Почему она оглянулась? Потому что оставила в Содоме свое сердце. Иисус Христос сказал: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкопывают и крадут; …ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:19-21). У жены Лотовой осталось в Содоме все ее достояние, все, чему она посвятила свою жизнь. И потому ее сердце было занято одним: ах, как жаль того, что осталось позади, то дорогое, к чему привязано мое сердце! Привязанность сердца, как правило, перетягивает. Власть плоти берет над человеком верх, искушение пересиливает запрет. И в этот спасительный путь она шла по принуждению (как она думала), а ее сердце тянуло ее назад, туда, где ей было так приятно. И неудивительно, что она с такой бездумной головой оглянулась на Содом. А там уже полыхал огонь — нечестивый город был ниспровергнут, как рассадник заразы.
Запомним, братья мои и сестры мои, главный урок из образа жены Лота: она символизирует пристрастие к греховному миру тех, кто, став на путь спасения, обращается вспять. Преступать повеления Господа, когда вопрос стоит о жизни и смерти, — это преступление, это преступная халатность. Легкомыслие жены Лота к столь серьезному вопросу и в столь критический момент оказалось для нее фатальным. И случилось так потому, что еще задолго до того она уже определила свое состояние — как плотское, как негодное Богу, как духовно мертвое. И, как духовно мертвая, она не имела в себе ни живой веры, ни животворящей надежды, ни оживляющей духовной жизни. Ибо, казалось бы, ну что за преступление разочек оглянуться назад? Пустяк. Но нет, не пустяк. Когда гибнет мир, когда рушится земля под ногами, а с неба изливается огонь, до земного ли в эту минуту? Спасай душу! Вот что всецело должно занимать человека. Это главная цель. Душа в глазах Бога представляет величайшую ценность, она наследница вечной жизни, а не этот прах земной. И потому о душе думай в первую очередь. О ней заботься, ее оберегай, ее спасай. Пока Бог призывает и дарит время, беги поскорее под сень милости спасающего Господа! Ни на что не смотри и ничего не жалей, хотя бы это были сокровища всего мира. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26).
Указание Господа не оглядываться назад не случайно: оглянешься в мир, в этот Содом, — и забудешь об опасности от общения с ним, забудешь о суде Божием. Когда Христос беседовал с учениками и теми, кто искал спасения в Боге, Он сказал им такие слова: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9:62). Нельзя оглядываться назад на пути спасения, на пути следования за Христом. Вдень Пятидесятницы Петр, обращаясь к народу, слушавшему благовестие о Христе, сказал: «Спасайтесь от рода сего развращенного» (Деян. 2:40).
В Бытии 19:23 читаем: «Солнце взошло над землею, и Лот пришел в Сигор». Еще была ночь, еще не рассвело утро, когда они спешно покинули Содом, шли торопливо в полутьме. Лот хорошо понял суд Божий Содому и окрестным городам. Он хорошо понял, что постигнет его и семью его за ослушание. Но жена Лота так ничего и не поняла. Эта женщина оглянулась и навсегда застыла в соляном столпе. И стоит этот соляной столп уже много веков в Палестине, возле Мертвого моря, как яркий памятник непослушания Господу, пренебрежения волей Его и как памятник прилепления к миру, к его вещественным началам. Это памятник оглядывающихся назад или тех, кто одной рукой тянется к Богу, а другой держится за этот мир. Это памятник и тем, кто, идя за Господом, все еще крепко привязан к земному и старается извлекать выгоды из двух миров.
Очевидцы и путешественники, посещавшие пустынные места возле Мертвого моря в Палестине, рассказывают, что там и поныне стоит много соляных столпов с силуэтом человека. Который из них жена Лота, неизвестно. Но путешественники и туристы с удивлением взирают на эти соляные столпы. Среди них мало тех, кто помнит историю Лота и его оглянувшейся жены, и еще меньше тех, кто из этого извлекает для себя уроки.
Через две тысячи лет после события с Лотом и его женой Иисус, говоря с учениками о Своем втором пришествии, предупредил их словами: «Вспоминайте жену Лота». Господь обращается к нашей памяти, чтобы мы вняли примеру истории, чтобы мысленно постояли у соляного столпа, оставшегося от жены Лота, и поняли следующее: идя в Царствие Божие, не надо оглядываться назад, не надо тянуться сердцем к тому, что может нас удерживать, обольщать, притягивать к земле. Он заповедал нам бодрствовать и быть готовым в любой час взмыть в небо, ибо «не знаете, в который час… приидет Сын Человеческий» (Мф. 24:42-44). Он придет внезапно, когда мы меньше всего Его ожидаем. Будем же помнить жену Лота и потому будем стоять на страже своего сердца.
Иисус заповедует нам возлюбить Бога всем сердцем своим, всею душою своею, всем разумением своим и всею крепостью своею (Мф. 12:30). Вот где должно быть сердце всякого благочестивого мужа и всякой благочестивой жены. Сердце Сарры, жены Авраамовой, было именно здесь. А сердце жены Лота осталось в Содоме, и поэтому она оглянулась. Тут и настиг ее праведный суд Божий в назидание и вразумление потомкам. Конечно, жене. Лота было очень жаль тех богатств, которые погибли в Содоме, в которые она вложила столько труда, своей энергии и души. Все это должно было сгореть в один миг. Там оставались женихи ее дочерей, которых тоже было жаль. Но со всем этим должно быть покончено. Есть такие моменты в жизни человека, когда все должно потерять свою ценность и притягательную силу, ибо решается вечная участь души, вечная судьба. Жена Лота этого не поняла, этому не вняла и потому потерпела.
Вернемся теперь к ее дочерям, которые остались живы, но которых она так и не сумела воспитать в благочестии. В результате обе дочери оказались мастерицами на изощренный содомский грех — они обе забеременели от отца (Быт. 19:30-38) и родили сыновей, родоначальников двух враждебных для Израиля народов: моавитян и аммонитян. Руководствуясь желанием восстановить племя отца (ст. 34), они, не колеблясь, прибегли к акту кровосмесительства, и это свидетельствует о несомненном влиянии на них «содомской цивилизации». Они поступили так, полагая, что все люди на земле погибли (ст. 31) и им предстоит возродить род человеческий. У них родились сыновья Моав и Бен-Амми. Имя Моав созвучно по-еврейски фразе «от отца», а Бен-Амми означает «сын кровного родственника». Эта этимология не давала Израилю забыть о постыдном происхождении их врагов.
Как верно говорит Писание: «Мудростью устрояется дом и разумом утверждается» (Пр. 24:3). Жена же Лота не устрояла ни души своей, ни дома своего и не утверждала на прочных духовных основаниях спасения своей семьи и в итоге послужила во зло народу Божию через моавитян и аммонитян, которые в древности так много досаждали евреям.
Итак, дорогие женщины-сестры наших дней! Будем же по слову Христа вспоминать жену Лота. Полюбим Христа, полюбим Его истину, вложим свое сердце в это нетленное сокровище, которое «ни моль, ни ржа не истребляет» и которое «воры не подкапывают и не крадут». И нам легко будет оставить этот мир, когда придет Господь.

Оглавление
Глава 6

РЕВЕККА
Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов.
Пр. 31:10
Дом и имение — наследство от родителей, а разумная жена — от Господа.
Пр. 19:14
Впервые имя Ревекки, невесты и жены праотца Исаака, упоминается в Библии в связи со свидетельством о ее рождении от Вафуила, племянника Авраамова (Быт. 22:20-23; 24:15). Само имя Ревекка означает «пленение красотой» или «узы, оковы». Это значение соответствовало ей, так как по описанию Библии она была «прекрасна видом, дева, которой не познал муж». Неудивительно, что Исаак, человек скромный, кроткий и простой, как голубь, был сразу же очарован ее красотой и нежностью и «возлюбил ее».
Обстоятельства ее вступления в брак с Исааком и другие эпизоды из ее жизни занимают одну из самых прекрасных и трогательных страниц Библии. Гиен Карссен, автор книги «Женщина, жена и мать в Священном Писании» сопровождает рассмотрение образа Ревекки следующими словами: «Повествование о ней начинается, как сказка». Да, действительно, повествование о Ревекке начинается весьма романтично, но в действительности это истинная, вдохновенная быль, а не сказка, быль прекрасная, пленительная и потому захватывающая, ибо Бог вложил в нее аромат Своей небесной красоты, к которой так влечется наше сердце. Он вложил в нее и в сам брак ее Свои великие, чудные прообразы.
Картине сватовства Ревекки посвящена в Библии большая глава (Быт. 24). И это не случайно. Дух Святой на все времена показал, что служители Божий должны выбирать себе жен не по видению очей и не по влечению сердца, а по определению Божию. Жена и муж — это самые близкие люди, которые вольно или невольно влияют друг на друга, влияют на жизнь и характер. А потому от выбора жены, спутницы жизни, во многом зависит успех и благословение в служении Господу и в выполнении своей задачи на земле. Поэтому при выборе друга жизни надлежит довериться Богу, Небесному Отцу, очи Которого обозревают всю землю и проникают в тайники сердца (2 Пар. 16:9).
Для нас, современных христиан, очень важно посмотреть, насколько серьезно Авраам отнесся к проблеме выбора жены для своего сына. Он хорошо понимал роль будущей невестки не только в судьбе Исаака, но и в исполнении обетования Божия о рождении многочисленного народа, о котором Бог неоднократно говорил Аврааму (Быт. 12:2; 15:5-6; 17:4-8; 22:16-18). Авраам видел обычаи хананеев и понимал, что из этого народа нельзя брать жену сыну. В Ханаане, как и в Египте, хамитская распущенность выражалась в самых непристойных и отвратительных формах. Заблуждающиеся интеллектуально, как правило, поддаются перевоспитанию. Но моральная распущенность, в основании которой лежит потакание низменным инстинктам и следование дурным примерам, укореняется в человеке настолько глубоко, что только в ходе длительной и упорной борьбы добродетель может победить зло. Нужно не только духовное возрождение, но и капитальнейшее очищение всего существа через исповедание и решительное отвержение всех форм заблуждений прошлой греховной жизни.
Чистота натуры — вот то приданое, которое должна была принести с собою невеста первого продолжателя дела и рода Авраамова. Ревекка была не только красива и непорочна, но настолько целомудренна и скромна, что ни один мужчина даже не решался предложить ей близость. Истинная чистота и скромность отгоняют все низкое и пошлое. Никто не посмеет бросить нескромный взгляд на носительницу таких качеств.
Важно отметить еще одну характерную деталь: Исаак как жених не принимает никакого активного участия в выборе себе будущей жены. Он целиком полагается на своего отца с уверенностью, что Бог, Которому тот так преданно служит, благодаря его выбору пошлет ему именно ту, которую определил от начала. Эта традиция, когда родители выбирают для детей супружескую пару, родилась в доме Авраама и долго господствовала в израильском народе. Поэтому и процент счастливых браков у них всегда был намного выше, чем у других народов. Поэтому и свадьба в еврейском браке считалась не кульминацией любви, а начальным этапом ее зарождения с обещанием счастливого будущего, которое будет раскрываться все больше и больше с каждым днем. «Такая любовь, проходя через все жизненные неудачи и невзгоды, развивается и крепнет по мере того, как сближаются сердца супругов, все лучше осознающих с годами нарастающую близость душ, и в конце концов муж видит в жене, а жена — в муже самое главное свое сокровище» (Ш. Р. Гирш).
В нашем столетии, полном борьбы «за права человека», такая традиция отвергнута как устаревшая и отжившая. Житейский опыт родителей в расчет не берется. Молодые люди сами выбирают себе пару. Выбирают, как правило, по влечению сердца, по видению очей, по первой влюбчивости и чаще всего не по настоящей любви. Половина таких поспешных браков распадается в первые же годы супружества. На примере Авраама, который по воле Бога выбирал невесту своему сыну, показано, как должно поступать в столь серьезном вопросе, как брак.
Теперь послушаем, как излагает историю сватовства Ревекки голландская духовная писательница Гиен Карссен в своей книге о женщинах. В ней есть некоторые мысли, с которыми я не могу согласиться, но вот главу под названием «Сватовство» она изложила хорошо. Попытаюсь идти по ходу ее мыслей, добавляя собственные комментарии.
Библия сообщает: «Авраам был уже стар и в летах преклонных. Господь благословил Авраама всем. И сказал Авраам рабу своему, старшему в доме его, управляющему всем, что у него было: положи руку твою под стегно мое, и клянись мне Господом Богом неба и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу; но пойдешь в землю мою, на родину мою, и возьмешь жену сыну моему Исааку» (Быт. 24:1 -4). Как видим, Авраам подошел к браку сына очень ответственно. Исаак как будущий жених является единственным наследником большого состояния отца (Быт. 24:35-36). И хотя он не знаком со своей невестой, но уже знает, что должен стать отцом многочисленного потомства. Бог обещал Аврааму еще до его зачатия, сказав, что заключит с Исааком и его потомством вечный завет. Поэтому так важно было, с кем Исаак будет основывать свою семейную жизнь и кто будет матерью его детей.
Библия показывает, что во времена Исаака супругу избирали родители, поэтому его отец начинает основательную подготовку к этому событию. Аврааму было сто лет, когда родился Исаак, и сорок лет было Исааку, когда Авраам дал повеление Елиезеру пойти в Месопотамию, в город Харран, и взять оттуда жену его сыну. В этом городе он сам жил когда-то, там его родственники, поэтому семейный круг кажется ему лучшей гарантией надежности брака и гармоничности брачных отношений. Исаак не должен жениться на хананеянке, так как на этом народе лежит проклятие Божие (Быт. 9:24-27). Женой Исаака, человека Божия, не может быть язычница; она должна поклоняться тому же Богу, что и он. Авраам понимает, насколько ответственна задача, которая ложится на Исаака, продолжателя рода Авра-амова. Жена его должна послужить к рождению потомства, которого ожидает Бог, чтобы создать Себе народ.
Какие еще условия, кроме названных, предъявляются к невесте?
Авраам желает получить невестку, которую Сам Бог предназначил его сыну. Он убежден в том, что истинные браки заключаются на небе и что Бог участвует во встрече двух людей. Не создал ли Он первому человеку (Адаму) именно ту жену, которая соответствовала ему и с которой он мог быть оптимально счастлив (Быт. 2:18)? Авраам как отец мог дать Исааку дом и имение, но разумную жену мог подарить только Господь (Пр. 19:14). Мудрая жена — дар Божий и знак божественной милости (Пр. 18:22).
Авраам верит, что Бог Сам будет управлять миссией Елиезера, если тот будет в точности следовать божественным указаниям (Пр. 3:5-6); он ободряет своего слугу, уверяя его, что Господь вышлет пред ним Своего ангела (Исх. 23:20) и позаботится о благополучии пути и надлежащем контакте. Слуга еще не знает той тайны, которая откроется позже, что брак является прообразом завета между Богом и Его народом (Ос. 2:18-20), а также прообразом взаимоотношений Христа и Церкви (Еф. 5:32). Но хотя он не знает этого, однако во всем соблюдает волю Божию и сам, именно он, Елиезер, является прообразом Духа Святого — Путеводителя людей ко Христу.
Когда после тысячекилометрового пути Елиезер прибывает в город, где живет Нахор, брат Авраама, то сначала он молится, затем разыскивает городской колодец, куда женщины приходят за водой. Наступает вечер, и они должны вскоре явиться. Как же ему из множества пришедших найти ту единственную, которую Бог предназначил сыну его господина? Он понимает, что теперь все зависит от водительства Божия, и ищет путь к Его откровению в молитве, доверчиво прося у Бога об определенном знаке: «Девица, которая выйдет почерпать и которой я скажу: «наклони кувшин твой, я напьюсь», и которая скажет: «пей, я и верблюдам твоим дам пить», — вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку» (Быт. 24:13-14).
Елиезер в молитве ставит условия, чтобы жена Исаака была, во-первых, приветлива, во-вторых, услужлива и трудолюбива. Женщины Востока застенчивы в обращении с мужчинами. И если девушка будет свободна в обращении с ним, незнакомцем, то в этом он узнает Божие водительство. Возможно, ответ на его молитву прольет свет и на саму девушку? Напоить десять верблюдов — это не пустяк. Нужно начерпать 150 — 300 литров воды и принести ее наверх из глубокого колодца. Это требует здоровья и физических сил. А верблюды — это такие животные, которые пьют много и напиваются впрок, на неделю пути. Ревекка выполняет эту тяжелую работу ради измученных жаждой животных быстро, весело и охотно. Вот она, истинная добродетель женщины: она напоит не только странника, но и его караван.
Жена Исаака, по обетованию Божию, мать многочисленного потомства, должна быть сильной и здоровой. Обнаружится и еще кое-что в ее характере. Приветливость и готовность помочь должны украшать невесту Исаака. В жизни кочевников, которую она будет вести со своим мужем, требуется ловкость и проворность в тяжелой работе. Это будет преимуществом, если она имеет идеи и может проявить инициативу. Исаак, сын престарелых родителей, который до сорока лет оставался холостым и был очень привязан к своей матери, не бы столь энергичным человеком. Таким людям нужна именно энергичная жена, какой и была Ревекка.
Посланник Авраама тихо молится про себя, и только Бог слышит его молитву. Едва она высказана, как он видит идущую девушку, молодую и стройную, у которой на плече покоится кувшин. С каждым шагом, приближающим ее, он все сильнее чувствует интуитивно, что это ответ на его молитву. Ревекка! Ее день начинается, как все другие. Ничего не предвещало ее перемен и не давало повода предположить, что вскоре она должна будет стать главным действующим лицом в очаровательной тиобви, которая будет захватывать людей даже спустя четыре тысячелетия.
Путь к колодцу является привычной дорогой сегодня, вчера, позавчера.
Но сегодня она что-то чувствует от того напряжения, с которым за ней наблюдает незнакомец. Его внимательность не беспокоит ее, и она охотно исполняет его просьбу, давая ему напиться. Но почему ее сердце так учащенно бьется в груди? Бьется так, как будто ее ноги обрели крылья, а руки — новые силы. Она порхает от колодца к корыту и обратно, делая добро с воодушевлением, пока животные не напились. Это требовало времени, но ловкость и радостное настроение сделали свое дело. Тяжелая работа спорилась в ее руках.
Какая готовность Ревекки услужить случайному путнику! Кто стал бы обращать внимание на запыленных, усталых прохожих с караваном верблюдов? Но Ревекка сделала услугу без всякого расчета. Такова она была всегда, такой оказалась при встрече с Елиезером и такой останется до конца жизни — приветливой, деятельной, энергичной, радушной. Испытывающий взгляд незнакомца ни на минуту не покидает ее. Он молча, с изумлением наблюдает за ней. Это и удивляет и не удивляет ее, потому что она видит перед собой человека, который явно является представителем богатого господина. Это она определяет по великолепию его свиты.
«Чья ты дочь?» — спрашивает он приветливо. Замечает ли она скрытое напряжение в его голосе? К ее удивлению, после ее ответа: «Я дочь Вафуила, сына Милки, которого она родила Нахору», он падает на землю и славит Бога. Когда она слышит в его благодарственной молитве имя своего дяди Авраама, то начинает осознавать, что этот поразительный человек совершил путешествие ради встречи с ее семьей. Она спешит домой, чтобы всех оповестить. В эту ночь мало спали в доме Вафуила. После того как Лаван привел Елиезера и тот изложил свое дело, напрашивался только один вывод: это водительство Божие. Они слышали, что поиски жены для Исаака опирались на обетования Божий точно так же, как и его рождение, и его жизнь, и были доказательством исполнения божественных обетовании (Рим. 4:18-21). И с заключением брака будет не иначе, потому что Авраам и слуга его действовали, доверяясь обетованиям. Они были убеждены в Божием водительстве, а потому убеждены и в том, что Бог слышит их молитвы (1 Ин. 5:14-15).
Их надежда не была постыжена. Бог ясно указал Свой путь и в согласии именно семьи Ревекки. Брак имеет отношение не только к супругам; он касается и других, в особенности родителей. Моисей позднее объявит заповеди Божий, что дети должны почитать своих родителей (Вт. 5:16). Это вечная заповедь с обетованием долголетия (Еф. 6:1-3). Соломон упоминает, что необходимо обсуждать дело с советниками (Пр. 20:18). Если родители и советники одобряют женитьбу и предшествующее основывается на Слове Божием и на молитве, то из этого можно познать Божие водительство и верить: нам дан зеленый свет, а значит путь открыт.
Ревекка не имеет представления о постановлениях Божиих относительно брака из Его Слова. Но то, что Бог без окольных путей приводит Елиезера именно к ней, вызывает в ее сердце твердую убежденность, и она без колебания говорит «да» на вопрос: «Пойдешь ли с этим человеком?» Хотя семья и имеет право голоса в этом обсуждении, но окончательное решение принимает она сама. Это шаг веры. Отдаленность ее будущего места жительства от родительского дома требует окончательного расставания. Только ее кормилица Дево-ра и несколько служанок, которые идут с нею, будут напоминать ей о ее родительском доме.
Ревекка, внучка Нахора, проявляет здесь известную долю мужества и веры своего дяди Авраама. Так же, как он, она услышала зов Божий, поэтому она сжигает за собой все мосты и смело идет вперед. Она готова приспосабливать свою будущую жизнь к жизни своего мужа, которого еще не знает. Путь был труден. Нужно было так же, как и Сарре, пройти через реки и пустыни. Ничто не удержало ее. Ее бесстрашие и готовность исполнить волю Божию трогательны и восхитительны. А ведь это была еще совсем молодая и неопытная девушка, сердце которой было преисполнено решимости на подвиг. Такое встречается редко. Она ни разу не видела жениха, но целиком положилась на Бога, что Он ее благословит и даст ей счастье.
Встреча с Исааком происходит в поле. Библия сообщает, что он «вышел в поле поразмыслить» (Быт. 24:63), а по другому переводу «помолиться Богу». Он знает, что Елиезер не будет медлить и напрасно терять ни одной минуты. В любое время караван может вернуться. И вот Ревекка видит Исаака. Внутренне она узнает его. Из уважения перед человеком, который идет к ним навстречу, она сразу же спускается с верблюда, закрывается покрывалом, как только узнает, что это ее жених. На Востоке невеста не должна была показывать свое лицо до тех пор, пока не пройдут свадебные церемонии, — и этот обычай сохранен до настоящего времени.
Всем своим поведением Ревекка показывает скромность, почтительность, покорность. Она не отступает от традиций, но делает это с умом, тактом, благонравием. Как она прекрасна в этот миг! Воистину нет прекрасней черт нетленной красоты кроткого и молчаливого духа, который все делает с мудростью и учтивостью, тихо, спокойно.
После того как управитель дома рассказал или доложил Исааку о том, как Бог исполнил каждую деталь его молитвы и благословил его в пути, эти двое, жених и невеста, наконец, встретились: Исаак, холостой мужчина в расцвете сил, и Ревекка, молодая девушка, чистая и целомудренная, «которой не познал муж». Знал ли об этом Елиезер, нам неизвестно, но так свидетельствует вдохновенное Духом Божиим слово Библии, а оно изрекалось святыми мужами (2 Пет. 1:20-21). Говоря о союзе Христа и Церкви, Павел подразумевал именно эти качества невесты — целомудрие и чистоту (2 Кор. 11:2). В этом смысле союз Исаака и Ревекки является чудным прообразом.
Когда Исаак увидел невесту, он невольно подумал о своей матери Сарре. Ревекка такая же умная, энергичная, волевая и прекрасная видом. Чего больше можно было пожелать? И он сразу же полюбил ее. Слово Божие говорит: «И ввел ее Исаак в шатер Сарры, матери своей; и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по матери своей» (Быт. 24:67). О, какая редкая черта: Ревекка оказалась способной заменить ему в некотором роде мать. Три года прошло со дня смерти Сарры. Какой матерью она была для Исаака, что он не мог утешиться по ней в течение трех лет?! Он был ее единственным сыном, сыном старости, сыном обетования, и на него была излита вся ее материнская нежность, вся ее зрелая любовь и забота. Поэтому сердца сына и матери были слиты в одно сердце. Он оставил шатер ее нетронутым. Там, в шатре, было как бы невидимое ее присутствие, ее убранство, ее наставления, ее любовь. В этот шатер Исаак и ввел свою невесту, а Ревекка и не потребовала себе нового шатра — она смиренно вошла в шатер его матери и стала в нем хозяйкой, верной подругой жизни для Исаака на протяжении всей его жизни во всех странствиях и испытаниях, какой была Сарра для Авраама. Она явила ту же жертвенность, великодушие, самоотречение, любовь; она доверилась своему мужу, внесла в его жизнь столько радости, надежды и тепла, что он утешился по матери и возлюбил свою жену.
Так Ревекка, простая молодая девушка, входит в историю Авраама, родоначальника еврейского народа, отца всех верующих, мужа Божия. Она вступает в будущее, исполненное большими обетования-ми. Как она устроит свое будущее?
На этой мысли Гиен Карссен прерывает свою главу, излагая в следующей главе незрелые и даже спорные мысли. Рассмотрение образа я продолжу сам.
Взаимно» понимание и любовь Исаака к Ревекке прошли через всю жизнь. Но вот что удивительно: с Ревеккой повторилась та же история, что и с Саррой, — она была неплодна. Им было обещано великое будущее и, естественно, им так хотелось иметь детей, иметь тогда, когда они были молоды. Но прошло 19 лет, а детей все не было. Это было испытанием веры, но это был и промысел Божий, во-первых, воспитать самих родителей, чтобы дитя было не по плоти, а по духу, а во-вторых, чтобы не было упования на плоть, на естественные возможности, а вся заслуга деторождения целиком принадлежала Богу. Бог не всегда открывает Свои планы и намерения, но то, что они были во благо, подтверждается последующей историей (Иер. 29:11). Когда надежды долго не сбываются, человек переживает, томится, предпринимает какие-то шаги, пытаясь взять судьбу в собственные руки.
Исаак, воспитанный на вере своих родителей, Авраама и Сарры, искал ответа и помощи у Бога. Он молился о своей неплодной жене, «и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его» (Быт. 25:21). Он молился не день, не два и даже не год, а все 19 лет, молился до тех пор, пока Бог не отверз ее утробу и она не зачала. А когда зачала, их постигло новое испытание: «Сыновья в утробе ее стали биться, и она сказала: если так будет, то для чего мне это? И пошла вопросить Господа» (Быт. 25:22). Это был трудный момент, грозивший опасностью выкидыша; и Ревекка, теперь уже не молодая и неопытная девушка, а вполне зрелая женщина, знает, куда обратиться за советом и помощью. Она не ищет его на стороне, не бежит к соседкам делиться своими опасениями и тревогами, а идет к Господу излить свою душу. Где было это место, нам неизвестно, возможно, у жертвенника или у человека Божия. Господь ответил ей: «Два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему» (Быт. 25:23).
Это было не просто откровение, но это было пророчество о будущем. Это обетование об Иакове, которое Ревекка твердо взяла верою и которому неуклонно следовала. Из близнецов Иаков — младший и именно его Бог удостаивает Своего избрания. Наблюдательная Ревекка тщательно следит за развитием событий, чтобы не упустить ответственного момента. И вот этот момент настает, когда из двух сыновей отец должен выбрать продолжателя дела Божия и совершить благословение.
Исаак, которому было уже более ста лет, чувствует приближение кончины и делает приготовление к отшествию с земли. Благословение Божие, почивающее на нем через Авраама, он хочет передать своему старшему сыну. Такой торжественный акт между отцом и сыном в древности совершался во время совместной трапезы. Ревекка со своей стороны тоже делает приготовления: она не хочет допустить непоправимого, чтобы Иаков был обойден. Ведь ему принадлежит избрание (Рим. 9:10-12)!
Писание передает только факты: «Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу его; а Ревекка любила Иакова» (Быт. 25:28). В течение сорока лет она утешалась Иаковом, любя его за кроткий нрав. Исаак любил же Исава как человека, который выделялся внешним мужеством, был первенцем и был внешне похож на Ревекку, приносил отцу вкусную дичь. Эти факторы сыграли главную роль в его намерении дать Исаву благословение по закону первородства, соблюдение которого Исаак считал своим высшим долгом пред Богом. А Иаков, второй его близнец, поначалу казался отцу неподходящим возглавить родословную, и ему он готовил вторичное благословение. Почему такой важный вопрос, как благословение наследника и продолжателя миссии Авраама, престарелый патриарх решал по пристрастию, а не по духу?
Исаак с детства благоговел перед родительской волей, и это перешло в его отношение к Богу: он затем так же благоговел перед волей Божией. И это благоговение проявилось в нем как величайший страх Божий (Быт. 31:42,53), который наполнял его преизобильно. По этой причине он так же благоговейно относился и к делу благословения первородного, во всем идя по пути закона, повелевающего благословлять старшего сына, первенца, и ему передавать всю полноту силы и власти наследственных прав. Исаак настолько благоговел перед законом первородства, законом принципов Божиих, что не обратил внимания на предсказание, данное Ревекке о судьбе ее сыновей, когда они еще находились в утробе.
Бог, Который дал зачатие бесплодной Ревекке, предвидел, что Исав не будет проводником истины и носителем Его воли, хотя внешне казался лидером и порядочным человеком. Но внутренне, по духу, он был негодным и даже нечестивым. Видя это, Бог его отверг (Мал. 1:2-3). Ревекка, несмотря на то, что Исав был внешне похож на нее, твердо последовала откровению Божию, содействуя его исполнению и инстинктивно подчиняясь воле Божией. Иаков, кроткий, богобоязненный, послушный сын, «живущий в шатрах», натура настойчивая и целеустремленная, и Ревекка его любила. А Исав был волосатым, грубым по наружности и по характеру, которого увлекало земное. Для него небесные сокровища, пути и планы Божий не имели никакой цены. И она как мать хорошо это видела, поэтому не могла содействовать его первородному благословению. Свое пренебрежение Исав доказал тем, как легко расстался со своим первородством. Это право первородства, которое свято в очах Божиих (Исх. 13:2; Вт. 21:15-17), он легкомысленно променял на чечевичную похлебку (Быт. 25:29-34; Евр. 12:16-17). Он взял потом себе языческих жен, которые причиняли родителям много горя и переживаний.
И вот этому сыну Исаак собирался отдать первородное благословение! Ревекка видела все это и воспротивилась. Удивительно здесь то, что не муж, а жена яснее уразумела волю Божию и стала ее проводником. Ревекка хорошо поняла призвание мужа, важность миссии Божией и справедливо выдвигала вперед Иакова как достойнейшего из обоих сыновей, ради этого шла на все. Исаак был непреклонен в следовании раз и навсегда усвоенным принципам и традициям, не мог быстро перестроиться, чтобы пони мать тон кости Божия руководства, чтобы немедленно им подчиниться. Нет сомнения, что диавол всеми средствами противодействовал зарождению избранного народа, находил доступ и к таким мужам веры, как Исаак, чтобы влиять на их решение. Поэтому неудивительно, что благословение Иакова осложнилось такими неблагоприятными обстоятельствами.
Это был жгучий момент испытания веры Ревекки, и она, уразумев хотение Божие, решительно перешагнула закон первородства и смело вмешалась в дело, проявляя собственную инициативу. Она действовала здесь так решительно потому, что была абсолютно уверена, что на ее стороне правота и что ее сын, Иаков, будет Богом благословлен, а в нем благословится и она, да и сам муж ее будет избавлен от большой ошибки.
Бог нигде в Библии не порицает Ревекку за ее действия. Благословение, которому она способствовала, опочило на доме и роде Иакова, и от него произошло двенадцать израильских племен, имена которых запечатлены на двенадцати жемчужных воротах небесного Иерусалима (Отк. 21:12).
Нет сомнения, что у Ревекки были и другие, более совершенные пути для достижения цели: испросить благословения напрямую у Бога, и Он вмешался бы. Нам, новозаветным верующим, трудно судить с позиции Ветхого Завета о подлинных мотивах Ревекки, которая толкнула сына на путь обмана отца. Конечно, здесь вторгся диавол, чтобы помешать благословению и подменить Иакова Исавом, избранника Божия нечестивцем и тем загубить дело Божие. Он давил и на Исаака, направляя его мысли в неверную сторону, и на Ревекку, чтобы она действовала необдуманно и поспешно, добиваясь цели.
Вот как трактуют этот случай комментаторы Библии брюссельского издания (1973): «Не осуждая определенно поступка Иакова и Ревекки, священнописатель дает все же понять, что он предосудителен; Иаков боится, что отец проклянет его, если обман, к которому он прибег по внушению Ревекки, будет обнаружен (Быт. 27:12). Однако этот обман, свидетельствующий о том, что мораль того времени была недостаточно высока, таинственно служит осуществлению замысла Божия: Исав относился с таким пренебрежением к правам первородства и связанной с ним ответственности, что клятвенно отрекся от них (Быт. 25:33-34), чтобы Иаков дал ему поесть. Бог передает тогда эти права Иакову, ценившему их более, чем Исав. Господь так велик, что Свои предначертания может приводить в исполнение с помощью несовершенных людей, если они сознают ценность даров Божиих».
Соперничество между братьями-близнецами теперь перерастает во вражду. Иаков вынужден бежать из родительского дома и 20 лет скрываться у своего дяди в Харране. Там он пожинает то, что посеял: за свой обман он не один раз был обманут Лаваном и потерпел самый жестокий обман от детей. Обещание матери: «Когда утолится гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему, тогда я пошлю и возьму тебя оттуда», — не исполняется. Ей не позволено дожить до возвращений Иакова. Когда Иаков уходит с благословением отца и с заданием найти себе жену в семейном кругу матери, Ревекка видит его в последний раз. Когда через 20 лет он возвращается к себе на родину (Быт. 31:41), отец его еще жив, и Исав примиряется с ним, но Ревекка уже умерла.
Ревекка, эта женщина с большими возможностями, сама себя переоценила, чем навлекла на себя и своих сыновей большие переживания. Так же, как и Сарра, она не могла предвидеть последствий своих действий. Ненависть, зажженная в сердце Исава, называемого ещеЕдомом, продолжает жить в будущих поколениях (Иез. 25:12-13). На протяжении столетий едомитяне, потомки Исава, были врагами Израиля. Этим методом, который Ревекка употребила, она взяла судьбу сына в собственные руки, а не доверила его Богу. Она забыла, что верующим не нужно спешить, а нужно до конца уповать на Бога, Который столько делает возлюбленным Своим, надеющимся на Него (Ис. 64:4).
Однако надо отметить, что этот поступок Ревекки не умаляет ее достоинств в глазах Бога. Она стоит в числе святых и благочестивых жен Ветхого Завета, как одна из участниц основания и утверждения ветхозаветного дома Божия и проводница семени Иисуса Христа, которое шло как через мужей рода Авраамова, так и через их верных жен. Вспомним и то, что все они жили в то время, когда не было Библии, писанного Слова Божия, не было Церкви, храмов, и на все свои вопросы они не всегда могли получить быстрый ответ от Господа. Но и в таких условиях они как первопроходцы зрели для неба и достойно прошли свою жизнь как герои веры.
Апостол Павел пишет: «Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2 Кор. 4:7). Недостатки Ревекки, ее женские немощи и поведение по плоти — все это глиняный сосуд, которому Бог наш по Своей великой милости делает скидку. Но через этот глиняный сосуд с его взлетами и падениями, через терние, скорби и страдание пробивало себе дорогу сокровище истины Божией. Патриархи Авраам, Исаак, Иаков ныне сияют для всех народов мира, как великое сокровище. И в этом сиянии есть большая доля заслуги самой Ревекки, так страстно ревновавшей за сына. Ее несовершенный метод достижения цели тонет в величии той задачи, которую она выполнила и тем прославила Бога.
Подводя итог характеристике образа Ревекки, отмечу главное: она чудный прообраз Церкви. Как Ревекка доверилась словам Елиезера и отправилась в дальний путь к своему будущему мужу, не зная его, а придя, склонилась перед ним, возлюбив его заочно, так Церковь, не видя, возлюбила своего Господа и Супруга и под водительством Духа Святого доверчиво следует за Ним вот уже две тысячи лет. На ее пути жгучая пустыня, мрак греха, искушения и пропасти, стоны мучеников, молитвы святых, их стойкость в страданиях и гонениях. Но она верою преодолевает все и выходит победительницей.
И в заключение кратко перечислим прекрасные качества Ревекки, поучительные для всех невест и жен:
1. Приветливость. «Пей, господин мой», — откликнулась она на прошение Елиезера напоить его водою.
2. Услужливость. Сама начерпала воду верблюдам — труд, который под стать только мужчинам и выносливым людям, тем более что верблюды пьют много, а колодец глубок.
3. Скромность. Она не болтлива и не тратит слов попусту, когда занята делом. При этом обращает внимание на каждую мелочь и не позволяет себе легкомыслия в работе.
4. Трудолюбие и добродетельность. Быстро и весело выполняет тяжкую работу ради измученных жаждой животных и радуется, что восстановила их силы!
5. Радушие. «Есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?» — спросил ее Елиезер. Она искренне и охотно ответила ему: «У нас много соломы и корма и есть место для ночлега».
6. Доброта. Она ласково и сердечно разговаривает с незнакомцем, а когда узнает, кто он и зачем пришел, охотно идет с ним в далекий путь.
7. Вежливость и дружелюбие. Обращаясь даже к слуге, она называет его «господином». Оказывая ему услугу, действует без промедления.
8. Разумность. Сначала она дает напиться человеку, а затем заботится о верблюдах. Оставшуюся воду выливает не на землю, а в корыто.
9. Почтительность. При виде идущего ей навстречу Исаака она встает и спускается с верблюда; узнав, что это ее жених, закрывает лицо покрывалом, показав этим внешним признаком сердечное и добровольное повиновение мужу (1 Кор. 11:3-10).
10. Готовность к подвигам. С охотой пошла в далекий нелегкий путь делить со своим мужем тяготы и трудности непростой жизни кочевников.
11. Любовь к Богу и истине. Ценой неимоверных усилий и жертв со своей стороны она добивается благословения сыну, третьему из патриархов израильского народа.
12. Самоотверженная жена. Она стала Исааку верной сподвижницей в его странствиях, в исполнении обетовании Божиих. Высоко ценила дары Божий. Когда слабели надежды и наступали печали и испытания, Ревекка как хорошая жена ободряла своего мужа, утешала в минуты горечи, облегчала и услаждала его жизнь, наполняя его новой надеждой. Исаак ввел Ревекку в шатер Сарры, матери своей.
Все добрые качества, какими обладала Сарра, были у Ревекки, и именно поэтому она удостоилась чести жить в ее шатре.
13. Праматери еврейского народа — Сарра, Ревекка, как затем Рахиль и Лия, были полны духом Божиим и, благодаря этому, были так же мудры и прозорливы, как и праотцы — Авраам, Исаак и Иаков.
Они были теми, кто устроил дом Израилю.

Оглавление
Глава 7

РАХИЛЬ И ЛИЯ
И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле…
Быт. 31:4
…Да соделает Господь жену, входящую в дом твой, как Рахиль и как Лию, которые обе устроили дом Израилев.
Руфь 4:11
Рахиль и Лия — такой порядок имен двух славных женщин, жен Иакова, запечатлевает Библия на своих страницах.
Рахиль и Лия — это две родные сестры, дочери Лавана, волею небес оказавшиеся женами патриарха Иакова, сыграли выдающуюся роль в рождении сыновей обетования. Главное достоинство Рахили и Лии в том, что они «обе устроили дом Израилев», — так говорит о них Слово Божие. Они продолжили великое дело, которое начали Сарра и Ревекка, — зарождение и умножение нации. То, что Бог обещал Аврааму и Исааку, Он подтвердил Иакову: «И будет потомство твое, как песок земный; и распространишься к морю, и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные» (Быт. 28:14). Бог выполнил это обещание: в великом ряду жен веры вместе с Саррой и Ревеккой стоят Рахиль и Лия, родившие родоначальников израильских колен.
С этой точки зрения и следует рассматривать этих двух замечательных женщин. Обе они мечтали, желали, стремились и ревновали создать Иакову потомство, даже соревновались в этом великом деле. Бог их благословил: если Сарра и Ревекка, преодолевая родовые недостатки и свое бесплодие, родили только по одному сыну, то Рахиль и Лия, тоже преодолевая свои трудности и препятствия, смогли родить уже двенадцать сыновей. И отныне род Авраама, этого великого мужа веры, отца народов, начал расти и умножаться, пока не превратился в большую нацию.
Познакомимся поближе с образами этих двух женщин, чтобы во свете Слова Божия понять их подвиг и то, как они смогли выполнить свою нелегкую задачу. И когда мы это поймем, то для нас не будут играть роли их пробелы и недостатки, о которых рассказывает Библия и которые не могут без критики пропустить иные комментаторы.
Имя Рахиль в переводе с еврейского означает «мать-овца». Овца — кроткое, смирное животное, часто приносимое в жертву. Овца как бы прообразно указывала на характер Рахили и на ее внутреннюю красоту. Священное Писание отмечает: «Рахиль была красива станом и красива лицем» (Быт. 29:17). Привлекательность ее состояла, кроме общей красоты стана, в особой прелести и живости ее глаз — главный признак истинно красивой женщины (впрочем, как и мужчины; см. 1 Цар. 16:12, где сказано о Давиде: «Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем»). Именно этой одухотворенностью лица Рахиль пленяла с первого взгляда. Неудивительно, что Иаков полюбил ее с первой встречи и пронес эту любовь к ней всю свою жизнь, даже на смертном одре он вспоминает ее (Быт. 48:7). Он вспоминает и Лию (Быт. 49:31), ибо они обе помогли ему осуществить то, что Бог ему обещал: «Народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут от чресл твоих» (Быт. 35:11).
Еврейское имя Лия переводится на русский язык как «дикая корова», трудящаяся, страдающая. Корова, как правило, многоплодная, дающая много молока, все отдает человеку, себе не требует ничего, кроме заботы о пище. Лия тоже была прекрасна, но слаба глазами (Быт. 29:17). Еврейская традиция приписывает слабость ее глаз тому обстоятельству, что она много плакала из-за того, что ее, как старшую дочь, хотели выдать замуж за нечестивого Исава. «Велика сила молитвы, скорби и страдания; она не только отмела эту судьбу, но и содействовала Лии выйти замуж за праведного мужа раньше Рахили» (см. комментарии к Библии Лопухина, т. 1, с. 169).
Лия действительно была трудолюбива и много страдала, потому что, несмотря на рождение Иакову шестерых сыновей и на все ее старания, она так и не смогла завоевать его любви, как Рахиль. Для всякой женщины это большое горе. Печаль и слезы не покидали Лию и в замужестве. В дальнейшем мы увидим, что Бог «предпочел» обиженную мать необиженной: колено Иудино, из которого произойдут цари Израиля и Сам Спаситель, а также колено Левиино, давшее Израилю великого вождя Моисея и великого первосвященника Аарона и весь священнический род, имели свои истоки в Лии.
Итак, Рахиль и Лия обе сделались орудием в руках Бога для исполнения Его обетования, которое Он дал Аврааму, что потомство его будет, как песок морской и как звезды небесные. Через них Иаков становится родоначальником двенадцати колен. Обе они были для него преданными женами, одна из которых — горячо любимой, а вторая — менее любимой, зато многочадной. Но именно эта многочадная сыграла ведущую роль в созидании дома Израилева, а потому она по милости Божией вошла в гробницу праотцов и похоронена рядом с Авраамом, Исааком, Иаковом и их женами (Быт. 49:30-32). Рахиль же отошла в вечность сравнительно еще в молодом возрасте при вторых родах и погребена на дороге в Вифлеем (Быт. 35:17-20).
Так случилось, что Иаков первой встретил и горячо полюбил Рахиль, младшую дочь Лавана, и именно она родила ему одного из лучших сыновей — прекрасного Иосифа. Когда встречаются два беспредельно любящих человека, от такой любви рождаются прекрасные, часто одаренные и даже гениальные дети. Библия акцентирует наше внимание на первой встрече Иакова и Рахили. Иаков — беглец из земли Ханаанской. Истомленный от тяжкого и долгого пути, он приходит в Харран и у колодца, где местные пастухи поили свой скот, встречает Рахиль со стадами овец. Молодая, привлекательная девушка сразу же покорила его своей красотой и глубоко взволновала его, когда он узнал, что это его двоюродная сестра. Рахиль с ее нежной душой оказалась для Иакова бальзамом, светлым радостным лучом сбывшейся надежды. Бог прямым путем привел его в дом его родного дяди, и Иаков мог теперь исполнить завещание отца — взять из дома Лавана себе жену (Быт. 28:1-5).
Неожиданная романтическая встреча настолько ободрила и воодушевила Иакова, что он с большим энтузиазмом взялся помогать Рахили: отвалил тяжелый камень от устья колодца «и напоил овец Лавана, брата матери своей. И поцеловал Иаков Рахиль, и возвысил голос свой и заплакал»» (Быт. 29:10-11). Он был одновременно и взволнован, и растроган, и пленен прекрасным обликом Рахили. Он с первого взгляда влюбился в нее. Свою первую трепетную любовь к Рахили Иаков пронес через всю жизнь до самой кончины. Он не переставал ее любить даже тогда, когда ее уже не было с ним. Свою любовь к ней он перенес затем на ее сыновей — Иосифа и Вениамина, но более на Иосифа.
Иаков был человек колоссальной энергии, широты и глубины ума, большой семьянин и делец, умеющий идею воплощать в жизнь. За эту душу бездна много бы отдала, чтобы приобрести его в свой стан. Именно за обладание им и шла над ним эта страшная борьба с силами ада, чтобы обратить его «от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу» (Деян. 26:18) и чтобы из напористого, твердого сделать гибкое и послушное орудие, чего Бог и достиг в нем к концу его жизни. Поэтому Иаков и преподан нам как пример одной из самых сложных натур в Священном Писании, в котором победила благодать Божия.
Рахиль и Лия по воле Божией стали женами Иакова и родили ему (вместе со служанками, Валлой и Зелфой) двенадцать сыновей, будущих родоначальников колен Израилевых. По своему духовному складу они были намного выше хананеянок, женщин той земли, где странствовали патриархи. Они, может быть, не достигли духовного возраста Сарры и Ревекки, так как росли и воспитывались в доме Лавана, человека плотского до мозга костей, который хотя и знал истинного Бога, но придерживался и языческих обычаев. Эта смесь праведности с язычеством в доме Лавана наложила отпечаток на внутренний мир его дочерей — Рахили и Лии.
Рахиль была моложе и красивее Лии, и в этом смысле выигрывала перед своей старшей сестрой. Она привлекла Иакова нежностью своего женского очарования. Мужчины, как правило, пленяются красивой внешностью. Бог этого не осуждает, но указывает, что среди красавиц чаще всего встречаются легкомысленные и несерьезные женщины. Слово Божие говорит: «Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы» (Пр. 31:30). Менее красивые стяжают себе внутреннюю красоту — красоту характера, духовность. Такова была Лия, и волей Божией она первая стала женою Иакова.
Библия показывает, как это случилось (Быт. 29:21-25): Лаван обманул его и вместо Рахили дал ему Лию. То, что Иаков не обнаружил подмену даже на брачном ложе, объясняется обычаем Востока, существующим и поныне, — закрывать лицо невесты чадрой до наступления брачной ночи. В этой истории мы видим руку Божию. Бог был с Иаковом и формировал его характер, обращая плоды его обмана в благословение для него; Бог полагал основание обещанному ему «семени» — еврейской нации. И потому делал с Иаковом одновременно два дела: вразумлял его и творил через него Свою волю. Иаков совсем мог пройти мимо Лии, а Бог предусмотрел, что именно она будет носительницей семени Христа.
Лия обладала другими бесценными качествами: она имела то, чем должна обладать благочестивая жена. Она страстно заботится о деторождении, как будто духом предвосхищая, что в этом нуждается Бог. С этой целью она и служанку свою Зелфу отдает ему в жены, чтобы и от нее иметь сыновей для Иакова (по закону древних жена могла «дать» мужу свою служанку и считать детей, рожденных от такого союза, своими). Будучи менее любимой Иаковом, Лия стяжала себе славу и хвалу от Бога тем, что послужила делу размножения потомства, через что родовое племя сынов Иакова стало народом.
Рахиль же, беззаветно любимая Иаковом, оказалась бесплодной, как в свое время Сарра и Ревекка; долгое время она не могла верою опереться на Господа и выпросить у Него милости. Рахиль даже позавидовала сестре, у которой уже было четверо сыновей, и потребовала у Иакова: «Дай мне детей, а если не так, я умираю».
Иаков разгневался на Рахиль и указал ей на Бога, к Которому она должна обращаться в таком серьезном деле (Быт. 30:1-2).
Причина бесплодия Рахили, как в свое время Сарры и Ревекки, крылась в особом методе подготовки этих женщин к рождению верою семени еврейской нации. При этом надо вспомнить Авраама, родоначальника Израиля, который жил верою и ходил перед Богом верою. Он и сына обетования рождал в преклонном возрасте, когда естественные способности супругов истощились (см. Рим. 4:18-21). Но они оба верою приняли обетование рождения сына. «Апостол Павел изображает здесь и Сарру, и Авраама равно бессильными в половом отношении. Если Авраам находился в состоянии истощения, то в таком же состоянии находилась и Сарра. И он, и она являются примерами людей, потерявших уже жизненные силы, так что только Бог мог извлечь из них что-то живое» (Мартин Лютер) и сотворить биологическое чудо. То же самое было и с Рахилью. Все они стояли у истоков зарождения народа праведных. Всем им надлежало духовно возрастать. Но Рахиль менее их понимала свое предназначение и более их привязана была к вещественным началам этого мира. И потому она плачет и не может утешиться. А затем отдает Иакову свою служанку Баллу, чтобы от нее иметь детей (Быт. 30:4-6).
Для нас представляет интерес, как Рахиль и Лия, две родные сестры, став женами патриарха Иакова, устроили настоящее соревнование в деторождении. Нигде более: ни в светской, ни в духовной литературе мы не встречаем ничего подобного. На такое страстное соревнование вдохновил их не иначе, как Сам Бог. Ими руководило не просто женское тщеславие, но скорее всего не вполне осознанное желание выполнить план Божий по рождению потомства, о котором Богдан обетование Аврааму (Быт. 22:17-18).
Сегодня многие женщины уходят от этой великой задачи — рождать для Бога праведное семя. А Рахиль и Лия, наоборот, в этом преуспели. Они как бы предчувствовали, что их сыновьям предназначена от Бога великая участь — быть родоначальниками колен Израи-левых. Своим желанием родить и взрастить сыновей достойными преемниками Авраама они активно содействовали выполнению воли Божией в создании ветхозаветного дома Божия. Правда, сыновья Рахили и Л ии с детства росли без надлежащего отцовского и материнского досмотра, почему и усвоили обычаи плотского человека. Иаков в поте лица 20 лет трудился на Лавана и не имел достаточно времени чтобы уделить воспитанию детей, а они росли в доме Лавана и не видели там для себя хорошего примера.
По поведению детей можно судить о духовном состоянии их матерей, и это видно на Рахили и Лии. Сыновья Рахили — Иосиф и Вениамин, были более благочестивыми, имеющими страх Божий, нежели прочие сыновья Иакова. Прекрасный образ Иосифа говорит о том, что в Рахили, в ее характере, в ее любви к мужу были черты глубокой внутренней красоты и большого благочестия. Многие указывают на привязанность Рахили к идолам отца, когда она похитила их и спрятала под седлом. По мнению богословов, эти идолы, или так называемые «терафимы», были своего рода домашними божками, употребляемыми для вопрошания будущего. Отцы церкви по-разному оценивали поступок Рахили. Иоанн Златоуст, например, говорит: «Дочери еще придерживались отеческого обычая и имели большое уважение к идолам». По мнению Феодорита, Рахиль похитила идолов не по расположению к ним, а с намерением освободить отца от суеверия (Библия Лопухина, т. 1, с. 31). Иные считают, что Рахиль похитила их потому, что имевшие терафимов обладали правом наследования отцовского имения. Какими бы соображениями ни руководствовалась Рахиль, поступок ее чуть не навлек трагических последствий: Лаван погнался за Иаковом и готов был убить его со всей семьей. Сам Бог вступился за Иакова, ночью явившись Лавану и предупредив не делать Иакову никакого зла (Быт. 31:22-35).
Там, где в «земную ситуацию» вмешивается Бог, эта ситуация приобретает духовный характер. Свершится то, что Он определил. Так было в отношении Иакова, а впоследствии — в отношении всего Израиля. Это знаменательно, что Рахиль, эта прекрасная жена Иакова, должна была вскоре оставить его. Лия же вместе с Иаковом пошла дальше по жизни. Правда, ее духовное влияние на сыновей было не столь значительно, разве только то, что она передала им по крови склонность к правоте, праведность дома своих прародителей. Недаром Исаак и Ревекка посылали Иакова пойти на родину, в дом Лавана, и оттуда взять себе жену, чтобы продлить род Авраамов.
Рахиль умерла от родов второго сына, когда Иаков был на пути из Вефиля в Ефрафу. В Вефиле ему явился Господь и снова подтвердил Свое обетование (Быт. 35:9-12). Умирающая Рахиль говорит, что рождающийся сын — дитя ее смертельной скорби, потому она дает ему имя «Бенони» (Быт. 35:16-19). Но Иаков, не желая чтобы имя последнего сына постоянно растравляло его сердечную рану и скорбь об утрате Рахили, изменил его на другое — Вениамин, что значит «сын десницы, сын силы и счастья». Иаков поставил Рахили памятник, который сохранялся многие столетия (Быт. 35:16-20; 1 Цар. 10:2). Гробницу Рахили с большим благоговением почитали евреи и мусульмане. Местные арабы, как записано в Библейской Энциклопедии, собираются сюда для торжественных молитв. Память о Рахили сохранялась в ее потомстве и в последующие времена. Старейшины Вифлеема, благословляя супружество Вооза и Руфи, желали ему от Бога такого же счастья и благословения, какие принесли Иакову Рахиль и Лия (Руфь 4:11).
Пророк Иеремия; изображая бедствие и пленение иудеев, представляет Рахиль как праматерь их, осиротевшую и безутешно плачущую о своих сыновьях, уводимых неприятелями в плен и длительное рассеяние. Господь утешил Рахиль, подарив ей двух славных сыновей. Господь утешит и всех жен Израиля, обещая возвратить из плена израильтян и наполнить землю их сыновьями (Иер. 31:15-17). Когда кровожадный Ирод убивал вифлеемских младенцев и матери Вифлеема плакали о них, то евангелист Матфей применил образ плачущей о детях Рахили. Ведь те дети принадлежали к ее потомству, и она как их мать скорбит об их утрате (Мф. 1:18). Именно таким запечатлелся образ плачущей Рахили в израильском народе. Это показывает, как велика была ее скорбь и как безутешно было ее горе от того, что она не рождала сыновей Иакову. Такую скорбь души Бог уважает и награждает.
Рахиль и Лия, обе жены патриарха Иакова, пройдя жизненный путь, получили великую часть в Господе, и их имена занесены на страницы Священного Писания как родоначальницы ветхозаветной Церкви. Обе они являются прообразом Церкви в том, чтобы ревностно умножать сынов Царствия, сынов света для Бога. Количество детей, рожденных Церковью Иисуса Христа для небесного Иерусалима, — «тьмы тем и тысячи тысяч» (Дан. 7:10; Отк. 5:11; 7:9; 19:1,6). Это число так велико, что его невозможно исчислить.

Оглавление
Глава 8

ФАМАРЬ
И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь.
Быт. 38:6
Фамарь — невестка Иуды — вошла в семью Иакова из языческого народа. Примечательно то, что эта женщина даже в самой неблагоприятной ситуации смогла выполнить план Божий. При достижении своей цели она пользовалась неприличными, с точки зрения морали, методами, но цель, которую она достигла, велика.
История ее такова. Иуда, сын Иакова и будущий свекор Фамари, отделился от своих братьев и поселился вблизи одного из местных жителей — Хиры Одолломитянина. Он это сделал, по-видимому, по причине мучений совести за поданный им братьям совет продать Иосифа купцам, идущим караваном в Египет. Видимо, Иуда был более чуток к голосу совести, но не всегда слушался его. Он женится на хананеянке, дочери Шуи. Брак его оказался несчастливым: жена внесла в семью отличающие хананеев противоестественные пороки, которые явились причиной ранней смерти первых двух сыновей Иуды — Ира и Онана. «Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь» (Быт. 38:7). По закону левирата (от латинского слова «левир» — «брат мужа») второй сын Иуды Онан должен был восстановить семя брату, женившись на его вдове, Фамари. Онан же, воспользовавшись этим для своего удовольствия, входя к Фамари, каждый раз изливал семя в сторону, чтобы не дать потомства. За этот грех Господь лишил его жизни.
Фамарь имела право выйти замуж за третьего сына Иуды — Шелу. Но Иуда, боясь того, чтобы не умер и третий сын, обрекает Фамарь на вечное вдовство, чем причиняет ей большую несправедливость. Тогда Фамарь посредством хитрости или находчивости изобретает способ достичь того, что ей не было дано законным путем (Быт. 38:26). Узнав, что Иуда идет на праздник стрижки овец, она, воспользовавшись его вдовьим положением, оделась в одежду служительниц Астарты и села на его пути с тем, чтобы он вошел к ней и от него родить детей. Она сделала это не из-за вожделений плоти, но чтобы не остаться без наследника. Впрочем, в этом деле был и промысел Божий, почему и намерение ее исполнилось.
Все сказанное дает нам основание ближе познакомиться с образом Фамари. Нам неизвестно, из какого народа она вышла, но, приобщившись к дому Иакова, она хотя до этого и не знала живого, истинного Бога, все же искала путей выполнить Его план. Фамарь — удивительная личность, которую надо понять, чтобы по достоинству оценить. Человеческая точка зрения нам здесь не поможет: ее надо рассматривать с точки зрения правды и благодати Божией, т. е. так, как видит и оценивает ее Бог. Судя по-человечески, ее поступок или метод достижения цели достоин порицания, но Писание не осуждает Фамарь, наоборот, подробно изображает ее поступок. Это говорит о том, что эта женщина в исполнении воли Божией сыграла решающую роль.
Некоторые называют Фамарь «искусной соблазнительницей», обвиняя ее в недопустимом грехе. А между тем мы находим ее имя в ряду тех, кто составляет родословную Иисуса Христа. Там указано только четыре женских имени: Фамарь, Раав, Руфь и Вирсавия. О Разве, Руфи и Вирсавии речь будет впереди, а сейчас перед нами Фамарь. По еврейской традиции родословные крайне редко содержали женские имена, потому что женщина в древности была лишена многих прав. Уже одно существование женских имен в родословной Христа — это феномен. Кто были эти четыре женщины? Раав названа блудницей из Иерихона (Нав. 2:1-7); Руфь — моавитянка и принадлежала к враждебному народу, из которого даже десятое поколение не могло войти в общество Господне (Руфь 1:4; Вт. 23:3); Фамдрь была язычницей, а Вирсавия согрешила смертным грехом. Найти более неподходящих кандидатур с такой запятнанной репутацией для родословной Христа просто невозможно.
Но это и есть чудо Божие, потому что в этом факте, как пишет Уильям Баркли, показано, как во Христе падают все барьеры: во-первых, между иудеями и язычниками, во-вторых, между женщинами и мужчинами и, в-третьих, между святыми и грешниками. Во Христе все одинаково дороги Богу и одинаково важны для Его целей. Любого человека Он может использовать для исполнения Своей воли и вписать в Свой план. «Уже здесь, в самом начале Евангелия, есть указания на всеохватывающую любовь Божию. Бог может найти Своих слуг среди тех, от которых с содроганием отвернутся уважаемые-ортодоксальные иудеи». К таковым принадлежит Фамарь, от которой действительно с содроганием отворачиваются люди-законники. Образ ее поведения в лучшем случае вызывает недоумение: «Как могут поступать так Божий люди? И как такое может описывать Библия?» Да, может, потому что Библия — объективная книга. Она правдиво освещает греховные явления в потомстве Авраама — в колене Иудином, которое стало коленом Обетования. Иоанн Златоуст пишет, что Христос «пришел не для того, чтобы избежать нашего позора, но чтобы уничтожить его… Он показал, что не гнушается ничем нашим… Иудеи превозносились Авраамом и думали оправдаться добродетелью предков… Господь показывает, что надлежит хвалиться не родом… Все, и сами праотцы, согрешили», поэтому «пришествие Христа было необходимым» (Комментарии к Библии, Брюссель, 1973, с. 1863).
Нет, нельзя согласиться с тем, что Фамарь была искусная соблазнительница. Наоборот, это была серьезная женщина, разумная и ответственная, которая добивалась своего права у тех, кто лишил ее этого права. Не будем забывать о вражде сатаны против носителей семени Христа (Быт. 3:15). С начала создания мирадиавол преследовал тех, в ком он видел носителей Семени, стараясь совратить их в смертный фех или погубить совсем. По этой же причине погибли оба сына Иуды — Ир и Онан. Все эти личности подвергались большим нападкам со стороны сил ада, переносили больше искушений и испытаний и были в большей опасности, чем прочие люди. Некоторые из них были слабейшими звеньями в единой цепи родословной Христа, и с ними случались часто необъяснимые, с точки зрения святости, поступки.
Именно с этой точки зрения следует рассматривать историю, происшедшую между Иудой и Фамарью, его невесткой. Семя Христа было укрыто в колене Иудином, но в ком, искуситель не знал; он совратил Ира и Онана, и они оказались недостойными проводниками этого Семени, почему и погибли. Семя оставалось в самом Иуде и должно было пройти именно через Фамарь. Эту тайну знал Бог, но не люди. А люди, т. е. Фамарь и Иуда, действовали интуитивно, более всего Фамарь. Сатана не мог разгадать плана Божия и прозевал: так на свет появились близнецы — Фарес и Зара, из которых Фарес стал проводником семени Христа. Нет сомнения, что у Иуды были более совершенные пути, но он ими не воспользовался. Он с юности не стоял на должной духовной высоте, тем более когда женился. Из того, что он выбрал женой хананеянку, женщину, которая внесла в его дом хананейское растление, видно, что он был духовно невозрожден, с необрезанным сердцем. Обоих его сыновей Бог убрал с дороги как недостойных быть продолжателями Семени жены, и имел дело с Фамарью и Иудой. Фамарь, потеряв обоих мужей, рассчитывала стать женою Шелы. Когда ее и этого лишили, она подбирает удобный момент и идет на рискованный шаг, решив осуществить свое право на материнство через самого Иуду. Фамарь не имела такой преданной Богу свекрови, как Ноеминь; ее никто не мог научить поступить так, как поступила Руфь. Фамарь чувствовала, что стоит у истока великого дела Божия: быть в числе тех женщин, которые продолжат семя Евы ко Христу. Но на пути ее диавол воздвиг непреодолимые преграды. Ломая приличие и человеческую законность, она преодолевает эти преграды и становится матерью благословенного Богом рода Авра-амова.
Если рассматривать поступок Фамари с точки зрения Послания к филиппинцам 2:13, где сказано, что «Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению», то можно сделать заключение, что «хотение и действие» Фамари были от Бога и ее поступок осуждать не следует. Фамарь поступила не по шаблону: у нее было затруднительное обстоятельство, и она его догадливо решила. У нее было сильное и законное желание иметь дитя именно от этого рода, рода Иудина, и она от этого не отступала. Когда же отец не отдал ей Шелу, то она сумела взять самого отца. Она, живя вдовою в доме своего свекра, честно и добросовестно ожидала, когда подрастет Шела. Когда же этот час наступил, а Иуда в своем маловерии и недоверии Богу хотел обойти Фамарь, она решилась предоставить себя самому Иуде. Делает она это предусмотрительно, действуя по определенному плану, чтобы, когда дело обнаружится, ей иметь все доказательства своей правоты и суметь защититься. Овдовевший Иуда, идя на праздник стрижки овец и встретив ее, сидящую у дороги, легко принял ее за служительницу Астарты и предложил за плату войти к ней.
Так Фамарь стала матерью детей Иуды.
Когда ее беременность обнаружилась, Иуда готов был приговорить ее к сожжению. Но Фамарь предъявила все доказательства своей невиновности и была оправдана. Она оправдана тем, что родила предка Мессии, вошедшего в Его родословную. Бог благословил ее рождением близнецов Фареса и Зары; род Фареса был ведущим, а род Зары — одним из сильнейших племен в Иудином колене. Так Фамарь оказалась оправданной не только самим Иудой, который оценил ее поступок как честный и справедливый, но и Самим Господом.
Подвиг Фамари (а это был подвиг самоуничижения) впоследствии повторяет Руфь моавитянка, прабабушка Давида. Это был чудный промысел Божий, что семя Христа было укрыто во вдовце Иуде, потом в Воозе и прошло через языческих женщин — Фамарь и Руфь, имевших поломанные судьбы, но милостью Божией восстановленных.

Оглавление
Глава 9

ЖЕНА ПОТИФАРА
И обратила взоры на Иосифа жена господина его, и сказала…
Быт. 39:7
…женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями…
2 Тим. 3:6
Кажется, что на таком бесцветном образе, как жена Потифара, нам нет нужды останавливаться. Что в ней поучительного? Она типичная представительница женщин этого мира, которых так много было во все века и особенно в наши дни. Но ее избрал враг-диавол, чтобы уловить в свою сеть одного из великих героев веры — прекрасного Иосифа и погубить великое дело становления еврейской нации. Поэтому нам интересно посмотреть, как он сумел разгадать козни врага, действовавшего через женщину-обольстительницу, и победил их.
Как умеет сатана обольстить многих женщин — тех, которых Бог определяет быть помощницами мужьям в семейной и общественной жизни! Он обманывает их, наделяя вожделениями, похотями, поисками сладострастия. Одни из них льнут к богатству, другие — к внешнему лоску, а иных влечет на обольщение мужчин. Женщины эти гибнут сами и губят дорогие души. Мудрый сердцем убережет себя от их пагубных сетей. Автор книги Притчей записал: «Ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней» (Пр. 5:3-5).
Такой была жена Потифара, господина прекрасного Иосифа. Казалось бы, ну чего недостает этой женщине? Живет в большом роскошном особняке, с множеством комнат, меблированных и украшенных богатой утварью; в избытке имеет пищу, одежду, украшения. Армия слуг прислуживает ей как госпоже и повелительнице. Ее муж занимает высокий пост в государстве: он «царедворец фараонов, начальник телохранителей», т. е. начальник охраны царя. По этой причине он часто и подолгу отсутствует, чтобы обеспечить безопасность фараона. Слава и почет вместе с мужем окружают и ее. Живи и благодари Бога за такие благодеяния. Но все наскучило этой избалованной женщине, проводящей свои дни в праздности и безделии. Ее повлекло на острые ощущения и захотелось вкусить запретного плода.
В доме Потифара распорядителем является молодой раб — еврей Иосиф. Главное его достоинство, как говорит Библия, в том, что Господь был с ним, и он был успешен в делах (Быт. 39:2). Ради Иосифа Бог обильно благословил весь дом Потифара, даровав ему благословение на все, что тот имел в доме и в поле. Дом Потифара превратился в чашу, переливающуюся через край всеми благами земли. В таком доме легко жить, легко работать, легко отдыхать. Молодой Иосиф действительно был прекрасен и внешне, и внутренне. Этот дисциплинированный, деловой, трудолюбивый и умный юноша снискал благоволение своего господина настолько, что тот доверил ему буквально все в своем доме, и Иосиф пользовался большим почетом и уважением.
Жена же Потифара хотя внешне и обладала всем, что только может пожелать себе женщина ее положения, но внутренне она была пуста, и жизнь ее не имела никакой цели и смысла. У нее много времени, которое ей нечем заполнить. Муж ее занят работой, ему некогда уделять ей должное внимание, и он предоставил ей полную свободу. Пустая и бесцельная жизнь, как правило, ищет развлечений, а пустое сердце — острых ощущений и удовольствий. Она ведь не думает о бедных, голодных, больных и нуждающихся, где можно применить свои силы, время и средства. И вот взор ее падает на молодого красивого раба. Неважно, что он раб; главное — он молод и красив, думает женщина. Его судьба, его дальнейший жизненный путь ее не волнуют. О чем он грустит, она не интересуется. Она даже не отдает себе отчета в том, что честность Иосифа, его внутренняя духовная красота и его достоинство украшают его больше, чем приятная наружность.
Понимает ли жена Потифара, что Иосиф — человек, живущий в тесном общении с Богом, и что именно поэтому он имеет такое особое излучение? Нет! У нее одно на уме, как уложить его в свою постель и удовлетворить свою страсть. О последствиях для него и для себя она не думает. С таким бессовестным предложением она обращается к Иосифу, не думая, как унизительно это для такой светской дамы из высшего общества, как она. Вожделение ослепило ей рассудок, и она предлагает себя, свою плоть Иосифу и раз, и два, и много раз. Ее мечта — найти удовлетворение в плотских развлечениях. Из биографии знаменитого итальянского скрипача Паганини известно, как одна молодая аристократка однажды завлекла его, еще совсем молодого, талантливого, но очень некрасивого лицом, в свой роскошный дворец и на целый месяц замкнула его у себя, чтобы предаться с ним утехам и сладострастию. Ее особенно прельщало нарушение заповеди Божи-ей: «Не прелюбодействуй» (Исх. 20:14). А ей хотелось острых сладострастных ощущений, как и жене Потифара.
Да, есть категория таких женщин, необузданных и легкомысленных, которых Люцифер ослепляет настолько, что они, не раздумывая о последствиях, предаются похотям плоти, утопая в грехах. Конечно, есть немало и мужчин, глаза которых исполнены «любострастия и непрестанного греха» и которые «прельщают неутвержденные души» (2 Пет. 2:14). Но такие приключения пробуждают низменные инстинкты, которые поглощают тех, кто отдается им; заполнить же пустоту сердца они не могут. Бог создал брак и соединение в браке не для плотских вожделений, а для продления рода и для выражения самого глубокого, нежного, интимного общения. Заповедью: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2:24) Господь навсегда заключил телесно-плотские отношения мужчины и женщины в теплоту и безопасность сердечной любви и законного супружества. Быть «одной плотью» — значит быть супружеской четой, скрепленной брачными узами навсегда. Нарушение этого освященного правила ведет и мужчин, и женщин, соединяющихся в одну плоть, на путь преступления перед Богом, перед Церковью и перед своим телом. Такие отношения между мужчиной и женщиной вне брака являются похотью, низводящей человека до уровня животного; а в душах потом — стыд, самообвинение, терзания, одиночество. Человек не находит ни счастья, ни мира. Страсти и похоти поглощают его, а пустота в сердце увеличивается. Так образуется замкнутый порочный круг, особенно для женщины, которая нигде не находит решения своих проблем.
Богобоязненный и преданный Богу Иосиф с негодованием отвергает все притязания бесстыдной женщины, аргументируя свой отказ ответственностью перед Потифаром, который доверяет ему, и ответственностью перед Богом, в Которого он верит. Да и сама аморальность претит его чистой душе. Аморальность — одно из смертельных орудий, которые исходят из самого ада. Кто предается ей, тот не только унижает, но и губит себя: он истощает душу, оставляя в ней крупинки яда, которые всегда будут действовать. Иосиф все это хорошо понимает; он знает, что и Богу это омерзительно и неугодно.
«Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это; побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится», — так запишут впоследствии в Книге Притчей 6:32-33. Поведение жены Потифара не имеет оправдания, хотя она не знает живого истинного Бога. Но у нее, как и у всякого человека, есть моральное сознание, которое Бог вложил в сердце при сотворении человека. Эта заповедь записана в совести каждого, независимо от его веры, религии и условий жизни (Рим. 2:14-15). Однако жена Потифара пренебрегает ею и даже попирает. Не добившись своего, она без угрызения совести обвиняет Иосифа в попытке изнасилования ее, когда он убежал от ее притязаний, оставив в ее руках свой рабочий халат. Будучи честным и чистым, Иосиф поступил по правилу, впоследствии переданному Павлом своему юному ученику Тимофею: «Юношеских похотей убегай, а держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца» (2 Тим. 2:22). Единственно правильное решение в таких случаях — немедленно убежать, ибо страсть — это пламя. Оно охватывает плоть человека, как огонь, зажигая похоть и желание, которое ничем нельзя погасить. Надо или реализовать его, или бежать, и чем скорее, тем лучше. Кто понимает ситуацию, тот убегает. В других случаях можно и нужно сражаться с Апполионом греха. Но в ситуации, в которой оказался Иосиф, когда госпожа приставала к рабу, единственно правильным было — бежать. В бегстве победа, что и сделал молодой Иосиф. Он согласился лучше страдать, но не согрешить, не осквернить свою душу. Он бежал от обольщения — и победил!
Жена Потифара бессовестно оклеветала его, и по ее вине он был брошен в темницу. Лучше темница, чем грех! Немногие могут так оценить свою жизнь. Это в состоянии сделать тот, кто имеет надежду на Бога, на Его Слово, Его обетования. Он предпочтет лучше страдать, нежели иметь временное греховное наслаждение (Евр. 11:25). По-видимому, Потифар знал о склонностях своей жены к измене; знал и Иосифа как благородного человека и мало верил ее наговорам. Поэтому он заключил Иосифа в царскую тюрьму, а не предал его немедленной казни. Но в темнице Иосиф испытал близость Господа и даже в этих тяжелых условиях стал человеком, распространяющим благословение. Тюрьма — нелегкое испытание. Кто не был там, тот не может этого понять. Старшее поколение русских братьев рассуждало: какой крест самый тяжелый? Все единодушно признали, что тюрьма. Она отрывает от семьи, от церкви, от Слова Божия, от общения с любимыми, ввергает в пучину одиночества, на тяжелый каторжный труд в окружении людей звериной психологии. Что может быть тяжелее?
Такой жребий выпал на долю и молодому Иосифу по вине коварной, лживой, развращенной женщины. Но юноша терпеливо несет свой жребий. Годы детства и отрочества, проведенные у родного очага с богобоязненным отцом, и вера, которую он унаследовал от патриархов Авраама, Исаака, Иакова, помогли ему выстоять. «Огорчали его, и стреляли и враждовали на него стрельцы; но тверд остался лук его, и крепки мышцы рук его, от рук мощного Бога Иакова», — скажет о нем впоследствии родной отец его Иаков (Быт. 49:23-24). А духовный поэт даже сложит о нем песнь: «Стеснили оковами ноги его; в железо вошла душа его, доколе исполнилось слово Его: слово Господне испытало его» (Пс. 104:18-19). Все, что переживал Иосиф, было испытанием от Бога. За свою верность он был щедрой мерой вознагражден Богом: выведен из тюрьмы и посажен вторым после фараона. В качестве премьер-министра Иосиф приносит Египту и семейству своего отца великое благословение — избавление от голода.
Где теперь Потифар? Где его блудливая жена? Канули в вечность бесследно, и Писание молчит о них. Можно только догадываться, что когда Иосиф стал премьер-министром Египта и получил большую власть, эта никчемная женщина вострепетала и, побуждаемая страхом, прибежала повиниться перед ним за то зло, которое ему причинила. Но духовно, по-настоящему воспрянуть такие люди неспособны. Жена Потифара занимает свое место в истории как очень важное предупреждение всем женщинам мира. Не потому, что она грешнее других, а потому, что не кается всерьез, не просит прощения, не ищет у Бога милости и Его вечной правды. Через Иосифа Бог так близко приблизился к ней, что стоило только проявить хоть капельку интереса, и Он дал бы ей смысл, цель и радость жизни. Господь помог бы ей преодолеть вожделения, направить свою страсть в здоровое русло. Уже первое сопротивление Иосифа должно было насторожить ее, остановить, образумить, заставить иначе взглянуть на себя, на свою жизнь. Но праздность, которой она предавалась, не позволила этого. Действительно, «там, где царит праздность, не сверкают лучи гения, там нет стремления к славе и бессмертию, там не возникает ни представления о добродетели, ни даже видимости его» (Т. Тассо). Мы должны смотреть на праздность, как на своего рода самоубийство или преждевременную смерть, потому что она — мать всем порокам. Праздные люди не используют отведенного им Богом времени, чтобы найти истинный источник жизни. Время для них — лишь питательная среда для развития их греховных наслаждений, греховных необузданных помыслов.
Поступки человека — плод его мыслей. В конце концов человек становится тем, что он думает. В положении жены Потифара за всю историю человечества оказалось много женщин, все переживали те же искушения; и нет на земле ни одного неискушенного человека, потому что искуситель жив поныне и «ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить» (1 Пет. 5:8). Если мы попускаем похоти овладевать нами, то эта похоть рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1:14-15). Иначе и быть не может. Жена Потифара не воспользовалась отведенным ей временем, чтобы преодолеть искушение, хотя имела к этому все возможности, и не направила своей жизни по полезному пути. Поэтому об этой женщине нельзя сказать ничего хорошего. Прожить жизнь и не оставить после себя ничего хорошего — какая трагедия! Но сколько женщин проводит свою жизнь подобным же образом!
Господь даже не нашел нужным оставить на страницах Писания имя жены Потифара, как и жены Лота. И это не случайно. Можно
предположить, что это соборные женские образы. Такие женщины не удостаиваются имени потому, что презрели свое славное предназначение и променяли славу Божию на похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую. «И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2:15-17).

Оглавление
Глава 10

ИОХАВЕДА
Имя жены Амрамовой Иохаведа, дочь Левиина, которую родила жена Левиина в Египте, а она Амраму родила Аарона, Моисея и Мариамь…
Час. 26:59
Жена зачала и родила сына, и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца.
Исх, 2:2
Прежде чем мы поведем разговор об Иохаведе, матери Моисея, хочу предварить свой текст двумя цитатами, которые выражают главную мысль излагаемого материала. «Воспитывая детей, родители воспитывают будущую историю страны, а значит — и историю мира» (А. С. Макаренко). «Для воспитания ребенка требуется более проникновенное мышление, более глубокая мудрость, чем для управления государством» (У. Чэннинг).
Перед нами женщина, которая обладает не просто даром уникального материнства и гением воспитания, но чье сердце было неиссякаемым источником чудес. Из Библии мы знаем таких двух матерей: Иохаведу, мать Моисея, и Анну, мать Самуила. Об Анне речь будет впереди, а сейчас рассмотрим образ Иохаведы.
Некоторым мужам и женам Библии пришлось жить на великих перекрестках истории и переживать чрезвычайные обстоятельства. В такие периоды не только подвиг веры трудно совершить, но бывает трудно даже сохранить свою жизнь. Семейная жизнь в таких условиях — геройство. В ней полно тревог, волнений, забот, нужды и ударов судьбы. Чтобы сберечь, защитить любимое существо, чтобы бороться с горем, несчастьем, бедой, которые приходят в твой дом непрошеными гостями, надо обладать колоссальной энергией, верой, мудростью, духовным благородством, великодушием и готовностью на самопожертвование.
Такими качествами обладали родители Моисея, особенно его мать, редкостная из женщин, вымолившая его у Бога, выносившая, родившая, уберегшая, спасшая его и затем воспитавшая в его лице будущее Израиля. Некоторые подметили тот факт, что у большинства гениальных людей были замечательные матери, и эти гении гораздо больше приобрели от своих матерей, чем от отцов.
Библия подтверждает эту закономерность. Иохаведа — мать героической веры, высокого духа, мудрого сердца и неподражаемого мужества. Вспомним ту далекую эпоху, в которую ей пришлось жить, напрягая все усилия, чтобы сохранить подаренное Богом чудо — прекрасное дитя.
При Иосифе, премьер-министре и спасителе Египта, израильский народ расцвел и размножился. Но пришли другие времена, и династия фараона сменилась. С приходом нового повелителя изменилось и отношение к евреям со стороны египтян. Новая династия фараонов усмотрела в умножении евреев опасность для себя и решила пресечь их рост ужесточением гнета и умерщвлением рождающихся мальчиков. Фараон издал драконовский указ, по которому новорожденных еврейских мальчиков бросали в реку. Нет сомнения, что позади фараона стояли враждебные Израилю силы — сатана и его иерархия злых духов, намерением которых было погубить Божий народ. Этот метод диавол неоднократно применял позже в истории христианства. Вспомним недавнее прошлое и в нашей стране: указы атеистических тиранов были направлены на изоляцию детей от церкви, от христианского воспитания в семье, чем обрекли молодежь на духовное умирание. Но живая вера укрепляла верующих во всех трудных обстоятельствах и давала силы все преодолеть.
Так и вера родителей Моисея вознесла их над трагизмом их бедствий. Вера делает способным на подвиг во имя Господа любого человека, как бы безвыходны ни были его обстоятельства, если только он крепко любит Бога и Его истину и ради этого готов жертвовать собой. Свой рассказ о подвиге матери Моисея Библия передает очень кратко: «Жена зачала и родила сына». Зачать ребенка в период бедственного положения народа, в период безотрадной будущности для зачавшегося — на это требуется колоссальное мужество, вера и отвага, требуется такая вера, которая твердо держится за Бога и знает, что не будет постыжена. Иохаведа зачинала младенца с упованием, что всемогущий Бог Своим непостижимым промыслом сохранит и поможет взрастить его.
Так в благословенном доме Амрама и Иохаведы, в ее смелом материнском сердце, движимом Духом Святым, зачалась большая и решительная история Бога с Его избранным народом. Недаром о хорошей жене сказано: «Супружество с хорошей женщиной — это гавань в буре жизни, а с плохой — это буря в гавани» (Д. Птитсен). Иохаведа была не только тихой гаванью для мужа, но и спасительной гаванью для своего выдающегося сына. Кто была эта женщина и каков ее род, что столь дивно Бог почтил и облагодетельствовал ее? Из Библии узнаем, что отцом Иохаведы был сам Левий, родоначальник колена священников и левитов, а мужем — Амрам, внук Левия, сын Каафа, второго сына Левия. Как свидетельствует родословная 1в Числах 26:59, Иохаведа родилась в Египте, доме рабства, и потому духом и верою чаяла обрести свою настоящую родину — Ханаан. Она была женщиной не просто могучей веры, но веры деятельной, устремленной в будущее, веры, которая на пути своем предпринимает определенные шаги. Именно это имеет в виду апостол Павел, когда говорит, что родители Моисея жили верою (Евр. 11:23). Жить верою тогда, когда мрак сгущается и не видно проблеска впереди, не так-то просто. Только сильные личности могут идти впотьмах и творить нечто великое для Бога, отдаваться верою в Его полное распоряжение. Молитва — это тот канал, благодаря которому они черпали силу у Бога. Вот почему их семья была кристаллом общества, ради которого они совершили подвиг веры, подарив миру трех вождей, — Моисея, Аарона и Мариамь.
Не обошлось у Иохаведы без своих печалей и скорбей. Вместе с мужем она стояла на коленях за своих детей, вымаливая у Бога их жизнь, ибо они родились в трудные годы. Аарон, ее старший сын, родился на три года раньше Моисея, еще до драконовского указа. С большими трудностями она растила своих детей, а когда родился Моисей, пришлось употребить весь резерв сил, глубокую мудрость и находчивость, чтобы сохранить ему жизнь. Мы видим, с какой настойчивой верой и упованием на Бога Иохаведа готовит Моисею спасение. Ребенок был столь прекрасен (Деян. 7:20), что она ни на минуту не усомнилась, что такая дивная красота дана Богом для важной цели. Поэтому она не устрашилась царского повеления и скрывала ребенка от ищеек фараона три месяца. Мудрость Божия проста: Иохаведа не строит больших планов или воздушных замков, не замышляет побега или физического сопротивления, но делает маленький первый шаг — прячет ребенка. Ее материнский инстинкт подсказывает ей самое простое и доступное в ее положении: вверить младенца в руки Того, Кто дал ему жизнь; этот прекрасный сын — дар неба, и он не должен погибнуть. Укрывательство сопряжено с великим риском и опасностью быть обнаруженным и подвергнуться расправе. Но мужество и вера матери не останавливаются ни перед чем.
Наступил момент, когда Иохаведа не могла больше скрывать ребенка. Было вознесено много молитв о защите и помощи Божией, и в ее сердце созревает удивительный план. Он состоял в том, чтобы сделать ребенку подобие Ноева ковчега и опустить его в воды священного для египтян Нила. Вместе с мужем, а может быть, со старшей дочерью Мариамью они плетут корзинку из папируса, осмоляют ее внутри, делают крышку для защиты от крокодилов, кладут туда дитя, незамеченными выходят из дома (кто мог заподозрить, что в корзинке не белье, а ребенок?) и ставят корзинку в тростнике, у излучины реки. Молитвенно вверив дитя промыслу Божию, Иохаведа возвращается домой, чтобы продолжить молитву, оставив на берегу Мариамь наблюдать за исходом дела.
Это был смелый план: та река, которая предназначалась стать могилой для ее сына, стала местом восхождения его на царский престол. Нет сомнения, что эту удивительную идею спасения подсказал Иохаведе Сам Бог. Вера ее, всецело полагавшаяся на Бога, увенчалась чудным успехом. Провидением Божиим дочь фараона, по имени Фермутис, со своими служанками вышла в то утро искупаться в открытом бассейне Нила. Там, в безопасном месте у берега реки, и был обнаружен плачущий ребенок. Когда открыли корзинку и Фермутис взглянула на дитя, оно восхитило ее своей красотой; это красивое создание, выловленное из вод священного Нила, плакало перед нею, и принцесса сжалилась над крохотным беззащитным ребенком и распорядилась взять его к себе. Кто теперь может возразить, что и сердцами язычников не управляет Бог? Он обозревает всю землю и находит для Своих молящихся детей убежище и спасение там, где меньше всего этого ожидают! Вот тогда-то и осмелилась подойти к принцессе еврейская девочка из рабынь, по имени Мариамь, сестра Моисея, и предложила принцессе свою помощь — найти кормилицу для младенца. Так маленький Моисей был вновь возвращен матери для вскармливания у ее родных грудей, где вместе с молоком он всосал неистребимую веру в Бога своих отцов. Отныне над домом Амрама и Иохаведы была защита фараона, и Моисей развивался здоровым, полноценным ребенком, как сын принцессы.
Как же чуден, как дивен великий промысел Божий, промысел Того, в руках Которого судьбы всех людей — от простолюдинов до царей. Творец готовил освободителя для израильского народа, поэтому в сферу Своей воли Он увлек не только мать, отца и сестру, но и египетскую принцессу, дом фараона и всю мудрость Египта. Так водительство Божие, Его проникновенная мудрость в сотрудничестве с усилиями и жертвенным подвигом верующих людей совершают чудеса на земле.
В наше многотрудное время пример жизни Амрама и Иохаведы служит для нас ободрением. Он показывает, что Бог всегда пребывает со Своими детьми, с теми, кого Он избрал и поставил на путь истины. Он хранит их, посылает им Свою помощь, силу, защиту, наделяет мудростью и способностью выстоять и всегда отвечает на дерзновенную веру матерей о своих детях. Молитвы матери не исчезают бесследно в пространстве: Бог слышит их и в свое время отвечает на них, сберегая их сыновей и дочерей от погубления в этом мире, направляет стопы их на путь жизни во Христе Иисусе.
Мы не знаем, сколько лет пробыл маленький Моисей в доме своей матери, но этого времени было достаточно, чтобы заложить в нем твердый духовный фундамент. Слово Божие говорит: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет» (Пр. 22:6). И, действительно, когда Моисей пришел в возраст, он «отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное, греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние. Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева царского; ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд» (Евр. 11:24-27). Такую смелость и несокрушимость веры он почерпнул в родительском доме, когда слушал рассказы своей матери о Боге отцов. «Эти первые решающие годы жизни, — пишет богослов Яков Крекер, — Моисей смог провести в родительском доме при своей верующей и молящейся матери. Он дышал воздухом веры и молитвы. От матери он слышал божественные истории от сотворения мира до его собственного чудесного избавления, и это стало для него кладом жизни, которого он не потерял» до самой старости. Хотя впоследствии в доме фараона Моисей не проходил библейских уроков, уроков истинного богословия, но он имел благочестивую мать, бесценного рассказчика и наставника, и этого было достаточно, чтобы вырасти в героя веры, вождя, предводителя и царя израильского народа.
Когда Иохаведа отвела маленького Моисея во дворец фараона и он был усыновлен принцессой, там возрастал и проходил египетские науки, то вся мудрость египетская не смогла заглушить в нем чистого родника веры Божией, которую он постиг в доме матери. Именно мать вложила в него эти основы, и уже никакие силы ада не смогли его поколебать или сдвинуть с пути, который он избрал на всю остальную жизнь. Предание говорит, что фараон готовил сделать из Моисея своего преемника, но Бог приготовил ему высшее служение — стать законодателем и вождем Его народа, и Моисей посвятил себя на это высокое служение. Вера Амрама и Иохаведы через их достойного сына совершила великое в истории Израиля, что описано во всем Пятикнижии — первых пяти книгах Библии, названных по-еврейски Тора. Сквозь строки Пятикнижия, автором которого является Моисей, нам сияет живая вера его замечательной матери. Прозорливость, дальновидность, интуиция и особое ясновидение настоящей мудрой матери влияет на судьбу детей. Между матерью и ребенком незримо протянуты сокровенные нити, по которым передается этот дух веры и благодати, дух силы и победы и дух божественной мудрости. Каждое потрясение в душе ее чада отдается невыразимой болью в ее сердце, и каждая его удача и благословение радостной волной заливает все ее существо. Вот почему сердце матери названо «бездной», в глубине которого всегда найдется милость, прощение и неизъяснимый свет для ее детей.
Материнская вера способна вызвать к жизни чудеса Божий, и эти чудеса будут совершаться в жизни ее так естественно и просто, как они совершались в жизни Моисея. Автор этих строк свои детские годы провел в доме своих верующих родителей в тот период, когда над страной разразились сталинские репрессии над верующими нашего братства. И я должен удостоверить, что именно вера и молитвы матери и отца сыграли в моем духовном становлении главную роль, которая привела к тому, что в юности, в свои 21 год, я отдал сердце Господу и был сразу же призван на служение в Церкви. Именно вера и молитвы матери вспоминаются мною с благодарностью Богу за нее всю мою жизнь, а я уже дожил до седых волос.
Дорогие женщины! Дорогие матери-сестры! Будем и мы сегодня учиться у родителей Моисея жить верою, бороться верою, побеждать верою. Будем учиться у Иохаведы постигать сердцем все тонкости Божественного водительства и премудрости, чтобы так же, как она, оказаться чутким, гибким, отзывчивым орудием в Его руках. Будем верою взирать, как она и ее великий сын, на воздаяние Божие и, как бы видя Невидимого, быть твердыми в вере и в доверии Богу. Христос — начальник и совершитель веры (Евр. 12:2). Если ты веришь непоколебимо, если верою достигнешь того, что Ему угодно, Он осуществит, Он совершит твою веру! Совершит — значит исполнит.

Оглавление
Глава 11

МАРИАМЬ
И взяла Мариамь пророчица, сестра Ааронова, в руку свою тимпан, и вышли за нею все женщины с тимпанами и ликованием.
Исх. 15:20
Я вывел тебя из земли Египетской… и послал перед тобою Моисея, Аарона и Мариамь.
Мах. 6:4
Имя Мариамь означает «высокая». Была ли она высокая ростом, нам неизвестно, но то, что она была высока духом и своим служением, занимала высокое положение в народе израильском, это бесспорно. Слово Божие показывает Мариамь в числе лидеров Израиля. Сам Господь через пророка Михея говорит, что Он послал этому народу в качестве вождей Моисея, Аарона и Мариамь.
Мариамь — старшая сестра Моисея и Аарона; она играла немаловажную роль в израильском обществе. Все трое — Моисей, Аарон и Мариамь — родились в семье Амрама и Иохаведы в колене Левия (Чис. 26:59). Это была уникальная еврейская семья, подарившая трех великих вождей, которые, каждый на своем месте, служили Богу и народу Божию. Еще будучи подростком, Мариамь помогает матери сберегать маленького Моисея в течение трех месяцев от египетских ищеек, гоняющихся за новорожденными еврейскими мальчиками. Сама Иохаведа не смогла бы столько времени прятать младенца так, чтобы его не обнаружили, если бы не Мариамь. Любя своего маленького брата, она помогает матери, как может, успокаивает его, когда он плачет. Это нелегкое дело, особенно если учесть, что опасность быть обнаруженными все время угрожала им. Без сердечной любви этого выполнить невозможно.
Как видим, уже с подросткового возраста Мариамь — умная и способная девочка, могущая заменить мать. Иохаведа смело поручает ей ответственные задания. Так Мариамь следит за корзинкой, в которую положен трехмесячный Моисей, помогает матери принять все меры предосторожности и заботы, чтобы ребенок остался жив. Когда дочь фараона обнаружила корзинку и послала за ней прислугу, Мариамь смело направилась к ней, чтобы предложить свои услуги. Приближаться к дворцу фараона для евреев было небезопасно. Но Мари-ами удается наладить контакт с принцессой и своей матерью, благодаря чему маленький Моисей избавляется от смертельной опасности и сохраняется для Израиля как будущий вождь. Поэтому израильтяне высоко чтят Мариамь как ту, которая спасла Моисея, а следовательно, избавление всего Израиля совершилось благодаря ее активному участию и таланту.
В дальнейшем характер Мариами формируется в доме родителей, где вера в Иегову была руководящей, движущей силой жизни. Ее родители были благочестивыми евреями, отличавшимися глубокой верой, любовью к Богу и мужеством. Амрам, ее отец, был духовным вождем поколения. А ее мать, Иохаведа, была мудра и изобретательна в умении сохранить Божий дар (младенца) сначала для себя, а затем — и для своего народа, а значит и для Бога, верою воспротивившись драконовским законам тирана-фараона.
Когда Мариамь выросла, она целиком посвятила себя служению Богу и своему народу. Этот период ее жизни до выхода из Египта в Писании не освещен. Надо думать, что она не сидела праздно, но неутомимо работала среди женщин Израиля, чтобы укреплять их в вере отцов. Когда же народ был выведен из рабства, ей было более 90 лет, но она все еще была полна энергии, духовных и физических сил и вместе со своими братьями стояла на переднем плане. И когда Моисей вел этот еще не воспитанный, строптивый и непокорный народ в Ханаанскую землю, его в этом подвиге поддерживали Аарон и Мариамь, брат первосвященник и сестра-пророчица. Ее пророчество заключалось не в предвещании будущих событий, а в ее особом даре вдохновлять людей (Исх. 15:20).
В Ветхом Завете пророки — это и предсказатели будущего, и учителя народа, и духовные вожди (Моисей, Самуил), и вдохновенные певцы (Мариамь и Давид). Мариамь выступает в народе не просто как сестра Моисея, но более как его сподвижница и соратник, которая руководит и несет ответственность. Она — первая из женщин в Израиле, которую Библия называет пророчицей. Словом и делом она возвещала народу величие Божие и утверждала живую веру в Него. Вся ее жизнь проходит в непрерывном служении и в глубочайшем посвящении Богу. Ведь она так и осталась незамужней, но ее жизнь была заполнена духовным трудом, и Сам Бог возвысил ее.
Еврейское предание высоко отзывается о Мариами: «После того, как Господь вывел евреев из Египта, они шли по пустыне, и чудесным образом их сопровождал в пути источник чистой воды. Он был дан народу в награду за достоинства Мариами, старшей сестры Моисея и Аарона. Когда умерла Мариамь, источник иссяк. Но в каждой пустыне и в каждом веке он возрождается вновь и вновь благодаря дочерям Израиля».
В израильском народе в то время было очень много жен и матерей, но именно Мариами Бог поручил повести за собой всех женщин и воодушевить их на торжественное воспевание имени Божия после перехода через Красное море. Победную песнь сперва воспели мужчины во главе с Моисеем. В центре песни — Господь, крепость и слава Израиля, Спаситель и Избавитель их от тяжкого гнета. Это первая песнь, записанная в Библии после выхода из египетского рабства, песнь освобождения и победы. В ней прославляется Господь как единственный Владыка всего мира и истории человечества и как Бог избранного народа. Эту ликующую песнь подхватили женщины по инициативе Мариами, которая, несмотря на свой преклонный возраст, взяла в руки тимпан, вышла вперед и запела, вдохновив всех женщин.
В этом мы видим врожденный талант лидера и организатора. Моисей и Аарон руководили всем станом, а Мариамь — женщинами. Она обладала сильной волей и способностью вдохновлять личным примером. В израильском стане она организовала пение, и это было большим делом, так как пение помогает преодолевать трудности и сплачивает людей. А они странствовали по пустыне сорок лет, и в их духовной жизни были подъемы и упадки, но благодаря Мариами народ пел. В этом пении они черпали новые силы и мужество к победе. Диавол не выносит пения, и, когда верующий поет, духи зла бегут от него, побежденные его торжествующим духом.
Но сильные личности обладают склонностью переоценивать себя. Мариамь тоже оказалась незастрахованной от такого недостатка, потому что мы живем в мире, подверженном искушениям и обольщениям, в мире несовершенном, где правит сатана, князь этого мира. Он в любом человеке нащупает его слабую сторону и туда направит свою стрелу. Так случилось и с Мариамь: эту почтенную и одареннейшую из женщин он уязвил завистью и самолюбием. Это удивительно и странно, что она почувствовала зависть к своему родному брату, тому, которого опекала с детства и в судьбе которого явно видела руку Божию. Но плоть жива в любом человеке, даже самом великом. Сатана на какой-то миг ослепил ее разум, и она выступила против Моисея в качестве судьи, увидев слабое место в его биографии в том, что он был женат на эфиоплянке. (Эфиопы, соседи савеев, не числились в числе тех народов, с которыми израильтянам запрещено было ‘вступать в брак — Вт. 7:1-4.)
По поводу жены Моисея эфиоплянки среди богословов нет единого мнения, кто она. Одни считают, что «эфиоплянка» -.общее название иноземок в то далекое время. Другие, в том числе и. еврейская традиция, считают, что жена Моисея Сепфора, дочь мадианитя-нина Иофора, была темная кожей, похожая на эфиоплянку, и ее прозвали в народе «эфиоплянкой». Версию о второй жене, эфиопке, записал Иосиф Флавий в своей книге «Иудейские древности»: якобы, находясь еще во дворце фараона, Моисей, после одного из блестящих походов на Эфиопию, женился на дочери эфиопского царя. Об этом упоминают комментаторы к Библии Лопухина, т. 1, с. 533. Библия же по этому вопросу не дает разъяснения. Я склонен считать, что Сепфо-ру за ее темный оттенок кожи прозвали эфиоплянкой (Чис. 12:1). Волей небес она оказалась единственной женой Моисея, когда он вынужден был бежать из Египта. Другой жены у него не было.
И вот против этой эфиоплянки и выступила Мариамь. Она возревновала, что такой выдающийся вождь, как Моисей, предводитель Израиля, и вдруг женат на иноземке! Разве в своем народе не хватает прекрасных женщин? Может ли он в таком случае быть первым в руководстве Израилем? Она была обижена на брата за то, что эфиоплянка вытеснила ее’на второе место. Недовольная этим, она склоняет и Аарона на свою сторону, и они вдвоем выступают против Моисея, прикрываясь благочестивой ревностью по Богу. «Разве Господь говорил только с Моисеем? Не говорил ли Он и нам?» Это был своего рода вызов: они отказывались признать за Моисеем единственное право говорить народу от имени Бога.
Потребовалось вмешательство Самого Господа и особое подтверждение богоизбранности Моисея. Зависть Мариами не имела под собой разумных оснований, так как Моисей, по свидетельству Библии, был кротчайшим из всех людей на земле (Чис. 12:3). У него не было ни надменности, ни заносчивости, ни гордости. Кротость Моисея надо понимать с позиций древности. На фоне нравов того времени кротостью считалась мужественная скромность и смирение. Итак, не забота о Моисее или о народе побудили Мариамь восстать против брата, а уязвленное чувство самолюбия и ложной ревности. По наущению лукавого она пыталась подорвать влиятельное положение Моисея и подвергнуть опасности не только себя, но и единство, и будущность целого народа. Это был возмутительный поступок Мариами, и Бог Сам поставил ее на место.
Моисей же сохранил присущую великим людям невозмутимость и спокойствие, он был твердо уверен в своем богоизбранни-честве и не стал защищаться. Он знал, что эта задача не по плечу ни Аарону, ни Мариами и даже ни ему, если Бог Сам не пойдет впереди. Ввиду того, что дело приняло серьезный оборот, Господь вызвал всех троих к скинии собрания. С дрожащими коленями и со страхом в сердце Мариамь и Аарон предстали пред лицо Божие. Теперь они узнали, как Бог оценивает эту ситуацию: Моисей не только бесспорный вождь, но и больше всех пророков; Он избрал его на это дело, именно его, Моисея, а не Мариамь и Аарона; Он поставил его быть посредником между Богом и Его народом; Он так высоко ценит Моисея, что говорит с ним не во сне и не в видениях, как с другими пророками (Иер. 31:26), а явно и прямо , как говорят другу (Исх. 33:11). «Как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея? И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел» (Чис. 12:8-9).
Мариамь и Аарон убеждаются, что своим мятежом против брата они повредили только себе. Моисей — чудный прообраз грядущего Мессии; отвергнуть Моисея значило отвергнуть Мессию. Слишком страшным оказалось дело, которое Мариамь на правах старшей сестры дерзнула взять на себя и втянула в него Аарона. И как инициатор она была мгновенно наказана Богом: все тело ее покрылось проказой, «как снегом» (Чис. 12:10). Бог поразил ее этой ужасной болезнью как проклятием. Из-за этой болезни жизнь человека гаснет, и он превращается в ходячий труп. Мариамь, годами стоявшая впереди всех израильских женщин, поощрявшая многих из них поднимать свои взоры к Богу и петь имени Его, оказывается исключенной из общества и выведена за стан на семь суток. Какое унижение и позор, но и какой урок смирения преподан нам, мужчинам и женщинам, служителям всех рангов! Каждый из нас, ныне читающих Библию, воочию видит, как Бог не оставляет без наказания тех, кто посягает на Его божественный авторитет и на Его порядок власти и кто слишком самоуверен в себе. Новый Завет учит не думать о себе высоко, но думать о себе «скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» (Рим. 12:3). Кто не слишком мнит о себе, тот лучше, чем он сам думает. Скромность украшает женщину, это сила и это страж добродетели. Чем меньше человек думает о своих достоинствах, тем больше он нравится нам. Это все прописные истины, которые нам следует помнить и соблюдать.
Мариамь — женщина, занимавшая высокое положение и переоценившая себя, теперь вне стана, в проказе. Теперь ее прекрасный голос, который так громогласно славил Бога и вдохновлял других, совершенно утих. Теперь ее голос должен будет вдали от стана уныло кричать: «Нечист! Нечист!» как только кто-то будет приближаться к ней (Лев. 13:45). «Это тяжелое наказание свидетельствует о том, как Бог судит, если затрагивают того, кого Он избрал, — безразлично, каким бы слабым и заблуждающимся человек ни был. И здесь снова проявляется величие Моисея: его единственным ответом была просьба о его сестре — мольба, которую Господь милостиво исполнил» (О. Зандерс). Суд Божий был укорочен до семи дней. За это время Мариамь многое передумала, осознала свою вину и смирилась. Всю свою оставшуюся жизнь она проведет в одиночестве, болезненно прочувствовав на самой себе, как велик ее грех — грех соперничества с помазанником Божиим. Поняла ли она после этого, что Сам Бог избирает и поставляет вождей? Да, она это поняла и осознала, потому что через семь дней Бог исцелил ее и стан двинулся в путь. Но понимаем ли мы сегодня, как опасно восставать против служителей Господних, призванных Богом на Его святое служение? Бог ревниво заступается за Своих избранников, чтит, защищает и оправдывает их, освобождая от необходимости самим защищаться от посягательства на их права.
О дальнейшем служении Мариами нам ничего неизвестно. Угасла ли ее обычная активность или она продолжала свой труд среди женщин уже в полном смирении, Библия этого не показывает. Можно только догадываться, что после пережитого урока Мариамь ушла в тень и больше не претендовала на первые роли в израильском стане. Наказание послужило ей на пользу, и это ее смирение, как и то, что Библия о ней умалчивает, является лучшим доказательством того, что она исправилась. Господь еще только один раз вспоминает о ней, когда дает в наставление народу закон о язве проказы: «Помни, что Господь, Бог твой, сделал Мариами на пути, когда вы шли из Египта» (Вт. 24:9).
И все-таки Мариамь принадлежала к числу незаурядных женщин, о ней в народе израильском сохранилось самое хорошее впечатление. Действительно, выдающейся личностью может быть лишь та, которая в повседневных делах способна оставаться обыкновенным человеком, со своими слабостями и недостатками. Но великие люди могут иметь и великие недостатки, которые легко исправляют. Мариамь отличали широта ума, сила воображения, активность души, природный энтузиазм, безыскусственность и непритворность поведения, и потому она — выдающаяся женщина, несмотря на свой проступок. Ее ошибку по отношению к Моисею можно смело отнести на счет обольщения от диавола, который всячески пытался дискредитировать личность их великого вождя. Господь это видел и сразу же пресек умыслы диавола, а Мариамь поставил на подобающее ей место.
Умерла Мариамь в пустыне, не достигнув пределов земли обетованной, как и все вышедшее из Египта старшее поколение (Чис. 20:1; 14:20-35). Доказательством того, что она не утратила своего высокого положения перед Богом, является упоминание о ней пророком Михеем: «Я… послал… Моисея, Аарона и Мариамь» (6:4). Женщина-лидер — это редкое явление, а женщина во главе народа Божия — это исключение. Такое поручение действительно может дать только Бог, для Которого и мужчины и женщины равны; в Его глазах женщина занимает существенное место в божественном плане спасения. Женщинам, как и мужчинам, необходимо найти свою постоянную сущность в Господе, ибо все мы являемся одаренными членами в Теле Христовом (1 Кор. 12:12) и все преображаемся в подобие Христу (2 Кор. 36:18). Утверждать, будто Бог ограничил призвание женщин только семейным кругом, домом или деловыми успехами, — прямое извращение! Сущность человека, и мужчины и женщины, — в служении Ему, Он сотворил нас для Себя; а потому, милые сестры, и вы, дорогие братья, будем приобщаться в духе служения к таким уникальным женщинам, как Сарра, Ревекка, Рахиль, Лия, Мариамь, Анна, Девора, Руфь, Есфирь и многие другие, чтобы заимствовать от них все самое лучшее. Роль женщины не может быть раз и навсегда установленным стереотипом: она обширна, как и сама жизнь. И мы должны с этим считаться.
Один из писателей так отзывается о женщине: «Женщина, прекрасная и добродетельная, является даром Божиим, который наполняет светлыми озерами и тенистыми аллеями нашу великую нравственную пустыню. Женщина ставит нас лицом к лицу с вечным источником, где таится Божество. Душевная непорочность молодой девушки, которая не подозревает о своей красоте, для которой Бог так же ясен, как день, есть великое проявление идеала, подобно тому, как бессознательное кокетство распускающегося цвета является указанием на то, что природа надевает свой лучший наряд, ожидая супруга».
Это верно. А потому будем ценить женщину и ценить ее дар.

Оглавление
Глава 12

РААВ БЛУДНИЦА
Верою Раав блудница, с миром принявши соглядатаев (и проводивши их другим путем), не погибла с неверными.
Евр. 11:31
…Раав блудница не делами ли оправдалась, принявши соглядатаев и отпустивши их другим путем?
Иак. 2:25
Перед нами женщина, имевшая происхождение из того народа, с которым Израилю не только было запрещено вступать в родство или какой-нибудь союз, но который было повелено истребить с лица земли за нравственное растление (Вт. 7:1-5).
Раав блудница для нас пример того, что и на самом дне жизни Бог находит живые души, носителей истины и красоты; это пример того, что никакой грех не может до конца убить душу, растлить ее так, чтобы в ней не оставалось места истинной вере и добродетели.
Итак, Раав блудница. Как пристало к ее имени это прозвище, которое сегодня воспринимается нами, как ее неотъемлемая часть или как ее фамилия? Это прозвище у некоторых брезгливых или самоправедных людей вызывает отвращение и отталкивающие чувства. Блудниц, торгующих своим телом, было много во все времена и во всех странах мира. Но не всегда грех и похоть толкали женщин на этот аморальный путь. Нередко сделать это заставляет их крайняя нужда, неопытность молодых девушек или посягательство мужчин, а порою неблагоприятные обстоятельства или обычаи народов, как у Раав. Но удивительно вот что: апостолы Павел и Иаков ставят Раав нам в пример. Первый — за ее действительно спасительную веру, второй — за ее необыкновенные дела веры. Иисус однажды тоже высказал о блудницах удивительные слова, когда парировал первосвященникам, пытавшимся уловить Его в словах: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21:31).
Раав блудница — одна из тех, которые оказались впереди первосвященников, потому что в ее сердце родилась чистая, святая вера, послужившая ко спасению ее и всего ее дома. Интересно, что и Павел, и Иаков называют ее не просто язычницей или хананеянкой, но блудницей, как будто это слово дополняло нечто важное к ее портрету. Однако эта блудница сумела опередить в вере многих из тех, кто привык считать себя праведником, и для многих грешников послужила живым примером. Она не выросла в семье верующих родителей, как многие молодые люди нашего времени, не родилась в народе, знающем путь к истинному Богу, не посещала церкви, где читается Слово Божие и преподается наставление в вере. У нее перед глазами не было ничего из того, что сегодня имеем мы: Библии, богослужебных собраний, пения чудесных духовных гимнов, проповеди о Христе, молитв детей Божиих. С детства ее никто не учил верить и молиться, как учат наши матери своих детей, не учил поклоняться Богу в духе и истине. И примера для подражания, какой мы имеем в лице Иисуса Христа, у нее тоже не было.
И все же Раав нашла дорогу к Богу, хотя родилась и выросла в среде хананеян, народа с оккультной культурой, где поклонение языческим божествам сопровождалось развратом и растлением. Как ужасно родиться в таком народе и ничего не знать о живом Боге и поклонении Ему! Все хананеянки от рождения были посвящены языческой богине Астарте, культ которой требовал предоставлять себя любому мужчине, который свое поклонение идолам сопровождал растлением и развратом.
Где же Раав нашла свою веру в истинного Бога?
Она нашла ее на улице! Встречаясь с женщинами у колодца или на рынке, она слышала разговоры об удивительном народе, который вышел из Египта, прошел невредимым через Красное море, в то время как египетский царь, погнавшийся за ним с великим войском, утонул. Она слышала, что Бог этого народа — живой Бог, могучий и сильный; Он ведет его днем и ночью, идя перед ними в столпе облачном и огненном. Сигон, царь аморрейский, и Ог, царь васанский, ставшие на пути этого народа, оба погибли. Это были сильные цари, но они не устояли перед израильским народом, у которого такой могучий Бог. Эти вести издалека донеслись до Иерихона и достигли слуха Раав. Она узнала, что Этот Бог требует от поклоняющихся Ему святой и праведной жизни.
И в сердце Раав появляется желание оставить свою порочную жизнь и побольше узнать об Этом удивительном Боге, Который творит великие чудеса. Она ищет случая встретиться с кем-нибудь из представителей Его народа. В это время два израильских разведчика пришли в Иерихон. Раав обрадовалась, что может принять их, дать им приют и что-нибудь разузнать.
Теперь исполнилось ее желание. Какой же внимательной слушательницей оказалась она! У нее возникали все новые и новые вопросы, на которые они дали ответ. Два молодых человека рады были напоить живой водой душу этой язычницы.
Так родилась вера Божия в сердце блудницы Раав.
Невольно вспоминается встреча Иисуса с самарянкой у колодца Сихарь, Его беседа о живой воде, которой Он напоил ее душу и которую принес всем жаждущим (Ин. 4:6-26). Напоенная живой водой, самарянка сделалась первой евангелисткой в той местности. Так и Раав сделалась провозвестницей истины Божией в своем доме и в своем окружении. Конечно, ее вера не была такой совершенной, как у многих других ветхозаветных мужей и жен веры. Но это и неудивительно. Однако ее вера просияла там, где была полная тьма язычества. Вера ее родилась на основании тех слухов, которые пришли в ее народ и произвели только страх и ужас у людей. Ведь хананеи были носителями оккультно-демонической культуры; они осквернили землю языческими капищами, проливая в них невинную кровь и принося в жертву истуканам (фактически бесам) своих сыновей и дочерей (Пс. 105:34-38). Вот почему хананеи как носители демонизма выродились и подлежали истреблению. Они не просто отвергли Бога-Творца в угоду демонам, но своим поведением и жизнью хулили Духа Святого.
Эти народы, хотя и слышали о великих и чудных делах Божиих в Египте и на пути Израиля в Ханаан, все же предпочли лучше погибнуть, нежели покориться Ему. Ожесточение их сердец было так велико, что они оказались неспособны к покаянию и исправлению и стали врагами Богу, за что и погибли, как «неверные». И вот в таком падшем и обреченном на истребление народе нашлась одна ищущая душа, которая взыскала лица Божия. Раав была не из знатных, а из простых людей, рядовая хананеянка, каких много. Как полагают некоторые из толкователей Библии, Раав названа блудницей потому, что была содержательницей гостиницы (или постоялого двора) и предоставление себя постояльцам входило в плату за содержание в гостинице. Библия — правдивая книга, она называет вещи своими именами, и раз она называет Раав блудницей, значит так оно и было. Но мы должны заострить наше внимание не на этом ее занятии, а на том, как у этой женщины с таким прошлым родилась живая вера, которая дала ей силу подняться из бездны греха. Надо сказать, что ее вера была мужественной верой, благодаря которой она вышла из среды хулителей Бога и примкнула к народу Божию. Нам сегодня нелегко представить, какой это был геройский шаг с ее стороны.
Бог увидел желание ее сердца и пришел ей навстречу. Он поддержал ее стремление подняться из глубины рва и поставил ноги ее на камне (Пс. 39:2-3). Так Раав блудница нашла в Боге Израилевом полное умиротворение своей души и «верою… не погибла с неверными» (Евр. 11:31). Весь ее народ был «неверный», и дом отца ее был «неверный», и сама она была из «неверных», с которыми нам не должно преклоняться «под чужое ярмо» (2 Кор. 6:14-18). «Неверный» — в данном случае нечестивый, величайший грешник. Не просто грешник, ибо все мы выходцы из великих грешников и «все… лишены славы Божией» (Рим. 3:23). Но хананеи были безбожники и богопротивники, кощунники и хулители Бога, как и сам сатана (2 Кор. 4:4).
Библия изображает Раав женщиной смелой и решительной, способной на риск, и находчивой в оказании помощи народу Божию, когда он в этом нуждался. В том, как она прислушивалась к доходившим до нее слухам, анализируя их и делая для себя определенные выводы, мы обнаруживаем в ней недюжинный ум, сообразительность и проворность. От нее израильские разведчики получили необходимую информацию о состоянии ее народа и о его реакции на все события, происходившие с Израилем. «Мы слышали, — говорит она, — как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили. Когда мьгуслышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком из нас не стало духа против вас; ибо Господь, Бог ваш, есть Бог на небе вверху и на земле внизу» (Нав. 2:10-11).
Так перед этими израильскими юношами Раав исповедала свою веру в Бога Израилева. Она верит, что «Господь Бог есть Бог на небе вверху и на земле внизу». Пусть это вначале примитивное представление о всемогущем и вездесущем Боге, но оно верно отражает веру язычницы, принадлежавшей к темному ханаанскому племени. Раав правильно поняла главную сущность Бога и Его отношение к человеку: Бог — это Владыка всей Вселенной и каждой души в отдельности. И потому при помощи соглядатаев она ищет пути к этому Богу, так как понимает, что ее народ погибает за свои великие беззакония и нет ему помилования. В отличие от своего народа, который пошел по пути не только глубокого неверия, но открытого отвержения Бога и Его великих дел, она ищет в Нем спасения.
Вместе с тем у Раав рождается и крепнет твердая уверенность в величие судьбы израильского народа, в его особое избрание и особую миссию среди всех народов земли, в его великое будущее и на земле, и на небе. Это удивительно, что язычница признала первородство Израиля и смело засвидетельствовала об этом сначала двум соглядатаям, а затем — своему дому и всему своему народу. И эта светлая и мужественная вера ее выросла в сознательное и твердое убеждение, о чем она так смело говорит израильским мужам: «Я знаю, что Господь отдал землю сию вам» (Нав. 2:9). Вера Раав в Божию победу для Израиля так сильна, что она сумела убедить своих близких скрыться в ее доме, чтобы быть спасенными и не погибнуть. Раав сделала то, что упустил царь Иерихона, а именно: она своевременно распознала опасность и приняла все меры, чтобы спастись.
Вместе с верой у Раав рождается и зреет готовность послужить израильскому народу и доказать ему свою преданность и верность.
Когда два соглядатая, пришедшие разведать Иерихон, оказались в опасности быть обнаруженными и пойманными, она помогла им скрыться. Поэтому апостол Иаков, характеризуя веру Божию и дела по вере, ставит нам в пример веру Раав: «Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, принявши соглядатаев и отпустивши их другим путем?» (Иак. 2:24-26). Из этих слов видно, что Раав искала оправдания у Бога, и это ее стремление было так глубоко, что она приложила все свое старание, чтобы доказать это своими делами. Не просто добрыми делами, но делами, исходящими из ее живой и действительной веры. Дела ее были плодом ее веры, которая достигла благодати Божией, пришедшей во всей силе в наш мир с воплощением Сына Божия Иисуса Христа (Ин. 1:16-17).
Вера Раав выросла настолько, что простерлась ко спасению всего ее дома — родителей, братьев, сестер и всех родственников. При этом невольно вспоминаются слова апостола Павла, сказанные темничному стражу в Филиппах: «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян. 16:31). Это знаменательные слова. Они записаны в Библии на все времена и показывают, как живой и деятельной верой одного человека можно и должно способствовать ко спасению всего своего дома.
Преподав Раав путь веры Божией, соглядатаи дали ей удостоверение, что ни она, ни ее родственники и никто из уповающих на Бога не погибнет, если войдет под кров ее дома, где будет с верою ожидать избавления. Они дали ей обещание, что при покорении Иерихона сохранят всем им жизнь, и поручили оповестить своих близких и в окне своего дома повесить червленую веревку. В тот же час Раав привязала к окну красную веревку, которая гарантировала ей безопасность. Червленая (красная) веревка — прообраз крови пасхального агнца, который гарантировал безопасность сынам Израилевым в последнюю ночь их пребывания в Египте: кровью агнца мазали косяки дверей, и губитель первенцев проходил мимо. Но еще более червленая веревка есть прообраз Крови Агнца Божия Иисуса Христа, которая дает оправдание, мир и покой всякому грешнику, пришедшему ко Христу как к своему Спасителю.
Раав оказалась в безопасности под знамением Крови Христа. Кровь Его отводит суд Божий от нас за наши грехи; так червленая веревка отвела суд Божий от Раав и всего ее дома. Когда Раав привязала червленую веревку к окошку в стене , она пошла убедить своих родных прийти в ее дом под защиту того Бога, о Ком напоминает червленая веревка. Кто ее послушал и пришел , были спасены.
Иерихонские стены по семидневном обхождении израильтянами рухнули до основания, и город был взят. Все жители города погибли, и только Раав со всеми укрывшимися в ее доме были сохранены. Так вера Раав в живого Бога не была постыжена, служение ее веры было принято и вознаграждено по достоинству, и имя ее занесено на страницы Библии. Сколько будет существовать мир и читаться Библия, люди будут помнить о простой верующей женщине-хананеянке, по имени Раав, которая исповедала веру, являющуюся замечательным доказательством того, что Бог действует в милости, а милость превышает всякий Закон. Бог благословляет тех, кто чтит Его от чистого сердца и служит Ему всей душой.
Этим история Раав не заканчивается. После разрушения Иерихона она фактически только начинается. В Книге Иисуса Навина 6:24 мы читаем: «Она [т. е. Раав] живет среди Израиля до сего дня». Вера Раав была настоящая Божия вера, которая принесла ей подлинное благочестие. По ее вере и благочестию Бог принял ее в наследие Господне, как позже принял Руфь моавитянку, пришедшую с полей моавитских со своей свекровью Ноеминью к стопам Бога Израилева. Верою Раав не только спаслась от гнева и суда Божия, постигшего ее неверный народ, но и вошла в наследие со святыми, получив вечный удел в Господе. Поэтому она и осталась жить среди Израиля навсегда и пользовалась теми же благами и благословениями, которые Бог посылал для Израиля.
После того как ее жизнь нашла свое определение, она могла духовно расти и развиваться. Теперь уже более ничего не слышно о ее старом ремесле. Она становится благопристойной хозяйкой своего дома в израильском народе. Жизнь ее обретает новый смысл и полноценное содержание. Она выходит замуж за князя Салмона из дома Иудина и входит в родословную царя Давида. От нее рождается Вооз, прадедушка царя Давида (Руфь 4:21-22). Раав входит и в родословную Иисуса Христа. Это является таким преимуществом, которому будут завидовать многие еврейские женщины. И все это достигнуто через искреннюю веру.
В Новом Завете Бог подтвердил великое избрание Раав и не один раз ставит ее в пример веры новозаветной Церкви. Вера Раав — это вера, спасающая из страшного греховного плена независимо от происхождения человека и величины его греха. Вера подняла Раав не только над своим нечестивым и растленным племенем, над ужасным неверием и оккультным идолопоклонством, но повлекла ее из тенет греховной жизни на путь праведный. Очистившись от греховного образа жизни, она верою получает оправдание и праведность Божию. На примере веры Раав мы начинаем понимать величие и силу спасающей благодати Иисуса Христа. Всю будущую вечность Церковь на небесах будет прославлять Бога за Его благодать, явленную человеческому роду через Иисуса Христа. Благодать Христа безмерно велика, глубока, высока и обширна. Она ведет в свободу сынов Божиих многочисленное количество бывших великих грешников. И Раав блудница — один из примеров спасающей благодати. Не потому ли имя Раав означает «широкая, обширная, ведущая к истинной свободе»?
О, как постыжает Раав многих, кто сегодня называет себя христианами! Как легко сегодня стать христианином! Уже в детстве многие слышат учение Библии. Сама Библия стала широко распространенной и доступной книгой. Они много раз слышат проповедь о Голгофе, о кресте и спасении, которое приобрел для нас Христос. А как люди обращаются с этими драгоценностями? Господь сказал в свое время слушающим Его: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня; но тшетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15:8-9). И еще: «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы. Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона» (Мф. 12:41-42). Эту мысль можно продолжить: эта бедная, порабощенная грехом женщина из Иерихона на суде в последний день осудит народ наших дней, потому что она пришла от тьмы неведения и язычества к вере живого Бога и решилась служить Ему, в то время как сегодня многие, кому светит свет Слова Божия, пренебрегают этим светом и идут по пути греха в свою погибель.
Да, кто послушал Раав и пришел под покров ее дома, где у окна развевалась червленая веревка, был спасен от суда Божия. С тех пор сколько великих грешников, блудниц и блудников оставили свои грехи, пришли под защиту Крови Христа, приняли Его благодать и стали Его народом! История Раав учит нас тому, чтобы мы никого не отвергали, никем не пренебрегали, никого не почитали нечистым, как и Господь показал это Петру в видении, когда он был в Иоппии в доме Симона кожевника (Деян. 10:9-16,34-36). Проповедь о Раав — это проповедь о великой силе благодати Божией, которая в состоянии разрушить самые сильные оковы греха, сломить власть сатаны и открыть путь к небу. Здесь все зависит от человека, от его веры и желания принять благодать, от его послушания Богу и от следования его заповедям Христа.

Оглавление
Глава 13

ДЕВОРА, МАТЬ В ИЗРАИЛЕ
Не стало обитателей в селениях у Израиля… доколе не восстала я, Девора, доколе не восстала я, мать в Израиле.
Суд. 5:7
Имя Девора в переводе с подлинника означает «медоносная пчела». Это имя наилучшим образом отражает любвеобильный характер Деворы, этой великой женщины-матери в Израиле. Время было такое, и состояние народа было такое, что он нуждался более всего в материнской любви и заботе, и Бог послал ему Девору — пророчицу, ставшую всем духовной матерью.
Впереди мы познакомились уже с одной женщиной, игравшей в Израиле ведущую роль. Это Мариамь, сестра Моисея. Моисей был великим вождем и законодателем народа. Аарон, его брат, был великим первосвященником и объединял народ вокруг имени Господа в деле спасения душ. А Мариамь была предводительницей женщин, она их объединяла тем, что обучала петь песни славы Господу. Девора пошла еще дальше: она была предводительницей не только женщин, но и мужчин, всего общества Господня. И это выделяет ее среди всех как женщину-лидера примерно той же яркости, что и Моисей или Иисус Навин. Бог доверил ей служение судьи, которое она совершала крепкой рукой и со властью, но с материнским духом. Таким натурам, как Девора (вождям, но с материнским духом), не присущи чувства господства, честолюбия или тщеславия. Их сердцем владеет боль сострадания к людям и рвение защитить их. Девора была женщиной широкого сердца, общительной, доброжелательно умной и природной деликатности. Это нечто особенное, редко встречающееся. Почти все женщины — это жены и матери, но не все из них имеют истинный материнский дух. Такой дух — дар Божий, который с самозабвением, с жертвенностью служит людям. И есть самоотверженные матери, а есть матери-кукушки: кукушка снесет яйцо в чужое гнездо и на этом ее забота о своем потомстве заканчивается.
Совершенно иной была Девора. Она жила в ту далекую эпоху, когда в народе израильском еще не было царей. Сам Господь был его Царем, а власть осуществляли судьи, временные исполнители Божиих повелений. О том, каково было положение и духовно-нравственное состояние Израиля в то время, очень ярко показано в Книге Судей 2 и 4:1-16. Предлагаю прочесть это описание в Библии. Здесь же только отмечу, что духовное состояние народа было на очень низком уровне.
Не было человека, кто крепко стоял бы за истину. Исполнилось пророческое слово, сказанное впоследствии через пророка Иезекииля: «Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтоб Я не погубил ее, но не нашел» (22:30).
Народ израильский находился в таком духовном расслаблении, что не нашлось ни одного мужа, достойного занять место судьи и вступиться за народ, освобождая его от ига поработителей. И тогда Господь вынужден был доверить ответственный пост судьи женщине по имени Девора, которая одновременно совершала служение и пророчицы. Пророки и пророчицы в то время — это духовные учителя народа. Они имели более близкое общение с Богом, чем прочие в народе; получали от Бога откровение и свет и передавали его людям, предостерегая от заблуждений и всяких опасностей. Такой пророчицей в Израиле и была Девора. За неимением подходящего мужчины Бог доверил ей еще и трудное служение судьи. Она вела дело управления настолько разумно, что достойна быть названной в числе героев веры вместе с другими пророками и подвижниками (Евр. 11:32).
Библия представляет нам Девору с удивительно разносторонним характером. Она сама себя называет матерью в Израиле. Отмечу главные черты ее характера, главные качества ее личности.
1. Девора — женщина богобоязненная и благочестивая.
Благочестие — это высокое достоинство женщины. Апостол Павел пишет Тимофею: «Великое приобретение — быть благочестивым и довольным…» (1 Тим. 6:6). Благочестивая женщина обязательно положит благотворный отпечаток на все свое семейство — мужа и детей. Она положительно повлияет и на свое окружение.
Деяния Деворы были неотделимы от ее личности. И если эта личность не влияет на ход событий, не влияет на свою среду, то как бы исключительны ее поступки ни были, время безжалостно сотрет из памяти ее имя. Имя Деворы не стерто не только из памяти ее современников, но и из памяти тысяч и тысяч поколений, потому что его запечатлел Бог на страницах Писания. Девора была святая женщина, и в своих поступках она руководствовалась благочестием. Ее благочестие исходило из ее чистой, непоколебимой веры в Иегову, Бога Израилева, Которому она поклонялась и Которому ревностно служила. Она знала величие этого Бога, и Бог со Своей стороны одарил ее даром пророчества, чтобы она в такое смутное время и в сложной обстановке наставляла сынов Израилевых. Он доверил ей пост судьи — правителя народа, потому что только святая женщина, женщина-самородок, духовный взор которой не омрачен, способна отстоять и защитить народ. Дорогие мужчины! Это для вас урок: если среди вас Бог не находит человека, готового возвысить свой голос за истину, Бог избирает святых женщин. А среди них есть много способных и инициативных.
За свою богобоязненность, деловитость, практичность и материнское отношение Девора достигла высокого положения. Но свое величие она видела не в должности, не в занимаемом положении и не в дарах, а в скромном исполнении своих человеческих обязанностей. Она понимала, что быть просто настоящей женщиной, благочестивой, богобоязненной и скромной — это намного выше, чем быть, например, премьер-министром или королевой. И мы понимаем, что быть человеком в истинном смысле этого слова — это выше, чем быть начальником, князем или царем. Только низменные натуры, попав на высокий пост, гордятся собою. Господь Иисус показал Свое истинное человеческое достоинство в Своем смирении, кротости, скромности и святости, и Пилат это отметил. Показывая в судилище на Него, он сказал: «Вот — Человек!» (Ин. 19:5).
Богу подчас стоит большого труда вразумить человека, чтобы он под влиянием Его благодати достойно носил на себе печать образа и подобия Божия. Девору не нужно было вразумлять. Она сама, имея тонкий дух и чуткое сердце, влеклась к Богу, к Его благочестию, Его свету, к Его истине, правде и своей святостью влияла на весь израильский народ.
2. Девора была замужней женщиной.
Мы все знаем, какая это ответственность и какое бремя сопряжено с замужеством. Муж, материнство, дети, постоянные хлопоты о доме — вот тот семейный круг, в котором вращается замужняя женщина. Для общественной работы ей почти не остается времени. Но, несмотря на общественный труд, Девора была хорошей матерью. Ее семья, ее дети не ощущали себя заброшенными с такой занятой многими делами матерью. Ее материнской любви и заботы хватало на всех. Библия указывает имя ее мужа — Лапидоф, и это не случайно. Как хороший муж он помогал и поддерживал свою жену. Счастлив был тот человек, имея такую жену. Если бы не она, его имя никогда бы не всплыло на страницах Писания. Он охотно оставался в тени, когда его верная супруга, благословенная Богом и духовно одаренная, стояла свято во главе библейского народа. Она сумела справиться с обязанностями и жены, и матери, и судьи народа.
3. Девора была не только благочестивой женщиной, хорошей женой,
пророчицей, но матерью в Израиле.
В своей песне по случаю победы Израиля над врагами Девора сама себя так называет: «…Доколе не восстала я… мать в Израиле» (Суд. 5:7). Люди нуждаются в материнском отношении к ним более, чем в царях и судьях. Если бы дети считались с материнскими заветами, пути их были бы намного прямее; они избежали бы в своей жизни многих опасностей, ошибок и грехов. Мысли матери о грехе и его пагубных последствиях, когда она остерегает детей от него, бесспорно, верны. Настоящая мать старается передать своему ребенку не только молоко из своей груди, но с колыбели прививает ему здоровые нравственные начала, учит страху Господню, праведной жизни. И в большинстве случаев заложенные ею основы остаются в нем на всю жизнь.
Но так поступают не все матери. Очень многие родят детей, дадут им пищу и одежду и считают, что этим выполнен их материнский долг. А как дальше формируется характер их сына или дочери и куда направляется их воля и внутренний мир, они не знают, это их мало интересует. Неудивительно, что такие дети далеко уходят от Бога. Мать — это не просто женщина, родившая ребенка, хотя и это есть материнство. Мать — это великое звание женщины, рождающей и воспитывающей сыновей и дочерей, достойных членов общества. Это женщина, полная любви, нежной заботы и сочувствия не только к своим детям, но ко всем детям своего народа.
Я вспоминаю, как во время второй мировой войны многие наши русские женщины горько плакали над судьбой военнопленных, которых немцы вели по улицам наших городов; как они пытались им хоть немного чем-то помочь! В каждом из них они видели своего сына и проливали о нем слезы. Где он теперь, их сыночек? Не постигла ли и его такая же злая участь? Не ведут ли и его, измученного, изголодавшегося, вот так же под оружием? Или он уже пал на поле сражения?
Материнское сердце — великое сердце, полное самопожертвования ради того, чтобы их дети и дети их народа были сохранены от зла. Девора была истинной матерью в Израиле; матерью не только рожденным ею детям от мужа своего Лапидофа, но и всем сыновьям и дочерям Израиля, которому она служила как пророчица и судья. Она учила их по-матерински и судила их по-матерински. В лице всех сыновей и дочерей Израилевых она видела детей того Бога, Которому так преданно служила, и она их жалела по-матерински. Жалея, мать снисходит, милует, прощает, покрывает все грехи любовью. Материнский дух в верующей женщине, направленный на Божий народ и вообще на людей, делает женщину великой и всеми почитаемой.
4. Девора прославилась в Израиле как пророчица.
Она пророчествовала от имени Господа. Ее пророчествование выражалось втом, что она непосредственно соприкасалась с престолом Божиим и передавала народу Его волю, Его слово и наставление по поводу всякого события в жизни народа. Передавать слово Господне людям, не повреждая, не искажая и не изменяя его подлинного смысла, — святая обязанность пророка, его истинное призвание. Девора, несомненно, совершала свое пророческое служение именно в таком духе. Народ слушал ее речи и наставления и воспринимал их как исходящие от Бога.
Замечу при этом, что служение пророка — ответственное служение. Оно требует посвящения и полнейшего подчинения, послушания Духу Святому и доверялось в Израиле, как правило, мужчинам, мужам Божиим. И только в исключительных случаях на это служение призывались женщины. Из истории Ветхого Завета мы знаем только четыре имени женщин-пророчиц: это Мариамь, сестра Моисея (Исх. 15:20-21), Девора, образ которой мы рассматриваем, Олдама во дни царя Иосии (4 Пар. 22:14) и не угодная Богу пророчица Ноадия (Неем. 6:14). Девора была истинной пророчицей от Бога, пророческое слово которой отличалось ясностью, конкретностью, разумностью и боговдохновением. Народ почитал ее пророческое слово как откровение свыше.
Ввиду опасности обольщения от лукавого современные женщины, сестры должны остерегаться ложного дара пророчества, которое приходит как некое «наитие свыше» и отличается навязчивостью, подавлением воли, сумбурностью своих «вестей».
5. Девора как истинная пророчица была помазана Богом на обязанность судьи.
В то время судья — это слуга Божий. Народ обращался к нему по личным вопросам. Вместе с тем судья — это и представитель власти, который решал все общественные проблемы. Он, например, осуществлял общее руководство вооруженными силами, т. е. возглавлял поход на войну против врагов-поработителей. В Израиле, как выше отмечалось, женщины очень редко призывались на такое служение: крайне редко они были пророчицами, а еще реже — во главе народа, на плечи которых ложились бы свинцовые эполеты внутренней и внешней политики. Фактически Девора — единственный пример в библейской истории, когда женщина была во главе. Не будем брать в счет Иезавель и ее дочь Гофолию, которые сами себе присвоили власть, будучи отверженными и Богом, и народом Его. Но посмотрите на Девору, которую Сам Бог избрал, как она умело и разумно исполняет эту свою обязанность! Она не просто управляет народом, но она несет свое служение судьи, как дело Божие, несет его с материнским духом. В ее сердце не было законнических чувств, которые всегда требовательны, взыскательны, беспощадны и не жалеют человеческую душу. В каждом приходящем к ней человеке она видела своего ближнего, которому старалась помочь с материнской заботой.
Девора жила между Рамою и Вефилем, на горе Ефремовой, и место, где она принимала людей, или ее аудиенция, находилась на природе, под развесистой пальмой, которую прозвали Пальмою Девориной. Это было километрах в двенадцати на север от Иерусалима. Израиль в это время находился под гнетом Иавина, царя ханаанского, который Бог допустил за их грехи. «И возопили сыны Израилевы к Господу. Ибо… он жестоко угнетал сынов Израилевых двадцать лет» (Суд. 4:3). Девора по указанию Божию призвала к себе Варака, храброго мужа из колена Неффалимова, и именем Бога повелела ему собрать войско и расположиться на горе Фаворе. «А Я приведу к тебе, — сказал через нее Господь, — к потоку Киссону, Сисару, военачальника Иавинова, и колесницы его и многолюдное войско его, и предам его в руки твои» (Суд. 4:7).
Девора, как мудрая женщина, ищущая славы Божией, понимала, что в военном деле нужна сильная мужская рука, мужской авторитет, для чего и призвала Варака, чтобы он шел во главе воинов. Но Варак просит непрерывно поддерживать его, ибо знает, что она пророчица и получает свой свет от Бога. «Если ты пойдешь со мною, — сказал он, — пойду; а если не пойдешь со мною, не пойду» (ст. 8). На что Девора ответила: «Пойти пойду с тобою; только не тебе уже будет слава на сем пути, в который ты идешь; но в руки женщины предаст Господь Сисару» (ст. 9). Разбитый Бараком у потока Киссона, Сисара бежал, потеряв все свое войско, 900 железных колесниц, затем погиб и сам от руки Иаили, жены Хевера кенеянина, в шатре которой он укрылся от преследования. И честь окончательной победы действительно досталась женщине.
В этой битве Девора сыграла решающую роль. По указанию, полученному ею от Бога, и по ее повелению Варак повел воинов вниз с горы, чтобы вступить в сражение. Господь в это время привел в замешательство все ополчение хананеев и их колесницы. Внешне выглядело так, как будто израильтяне преодолевали их силой своего меча. Но ниже, в Суд. 5:20 читаем: «С неба сражались, звезды с путей своих сражались с Сисарою». Это выразилось во внезапной, необъяснимо налетевшей непогоде, в результате чего вражеское войско было снесено разбушевавшейся и вышедшей из берегов реки Киссон (ст. 21). Поэтому Сисара сошел с колесницы и побежал пеший. Воины Варака преследовали его ополчение до тех пор, пока не истребили всех до одного. Запомним здесь один очень важный урок: когда пророк или человек Божий молится (а пророком Его может быть и женщина), притом, молится по вдохновению свыше, по воле Божией, тогда за святых заступается небо через стихии природы. Это очень серьезное дело.
Почему Варак не хотел идти на сражение сам, без Деворы? Потому что он не знал часа, когда ему надо выступить против Сисары, противника, во много раз превосходившего его численностью войска и техникой. У Барака же были новобранцы, мало обученные военному делу, и он опасался вести их в бой, так как явный перевес был на стороне врага. Варак уповал единственно на помощь Божию, и для этого ему нужна была пророчица, которая бы от имени Господа подала сигнал наступления. Когда Варак с войском был на горе, а Сисара — в долине, Бог подал сигнал, и Варак внезапно атаковал в то время, когда разыгралась буря. Так Господь содействовал вере Варака, почему тот и победил верою. Иго Иавина, царя Ханаанского, было сброшено, и хананеяне усмирены.
После победы над Сисарою Девора и Варак воспели победную песнь. И что мы слышим в этой песне? «Слушайте, цари, внимайте, вельможи: я Господу, я пою, бряцаю Господу, Богу Израилеву» (Суд. 5:3). Бог, давший победу Израилю, является главной темой этой песни. Эта хвалебная песнь — чудесный образец еврейского красноречия (в подлиннике, конечно, а не в переводе). «Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей!» (ст. 31).
Несомненно, Девора как судья и как женщина-мать в Израиле оказала большое положительное влияние на народ своего времени и подвигла его ближе к Богу. Во время ее правления земля покоилась сорок лет. Такими словами божественный историк заканчивает повесть о Дезоре, женщине, у которой есть чему поучиться и нам, современным христианам. Многие женщины могут заимствовать у нее ее большое сердце и материнский дух, что высоко ценится и Богом, и людьми, ее скромность, чуткость, мудрость и разумное поведение.

Оглавление
Глава 14

ДАЛИДА
…После того полюбил он одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далида.
Суд. 16:4
Имя Далида означает «жалкая», «бедная», «несчастная». Это имя на удивление соответствовало ей, как никакое другое. Какое же горе носить такое имя и еще большее горе — быть на самом деле таковой! С небесной точки зрения, Далида действительно была и жалкой, и бедной, и несчастной, даже очень несчастной женщиной. Хотя она имела шанс все поправить, все переменить и приобщиться к народу Божию, но не воспользовалась им, как это сделали в свое время Фамарь, невестка Иудина, хананеянка Раав и Руфь моавитянка. Далида могла стать женой Самсона и поддерживать его руки в служении Богу Израилеву, могла сама приобщиться к этому народу, но она сделала все наоборот. Все свои возможности она не просто утратила, но использовала для того, чтобы предать Самсона, не оценив его как человека Божия.
При упоминании имени Далида, означающего «жалкая, бедная и несчастная», невольно вспоминаются слова Господа к Лаодикийской церкви: «…Ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг» (Отк. 3:17). Что может быть хуже такой характеристики из уст самого Господа? И все-таки для Лаодикии был еще выход: она могла купить у Господа «золото, огнем очищенное… и белую одежду», чтобы покрыть срамоту наготы своей, и «глазной мазью» помазать глаза свои, чтобы видеть ясно (Отк. 3:18). А дела Далиды в духовном плане были куда плачевнее.Ставится вопрос: почему Самсон, этот помазанник Божий, назорей от чрева матери, попался на крючок этой коварной женщине? Почему он не смог сделать правильный выбор спутницы жизни? Давайте вместе порассуждаем об этом.
Самсон принадлежал к тем подвижникам веры, которые совершали свои выдающиеся подвиги в одиночку, спасая Израиль от рук жестоких врагов. Двадцать лет он был бессменным судьей Израиля и сам неоднократно спасал народ от нашествия филистимлян. Писание заостряет наше внимание на его чудесном рождении. Ангел Господень явился жене Маноя, святой и богобоязненной женщине, которая была бесплодна, и благовествовал ей, что она родит сына; он будет назореем Божиим от чрева матери, и бритва не коснется головы его (Суд. 13:1-5; Чис. 6:2-8). Так еще до зачатия Самсон был посвящен Господу, и его назорейство силой Духа Святого стало источником его необыкновенной физической силы. При рождении родители дали сыну имя Самсон, что значит «солнце» (Суд. 13:24-25). И действительно, когда Самсон возрос и Дух Господень начал в нем действовать, то как будто солнце взошло над Израилем. Народ до этого сорок лет бедствовал под игом филистимлян (Суд. 13:1), а с появлением Самсона началось его избавление. Бог наделил этого мужа такой могучей силой и такой отвагой, что все враги никак не могли его одолеть. Они делали множество попыток, чтобы уничтожить его в прямом поединке или путем хитрости, но Дух Господень давал ему такое превосходство над ними, что всякий раз филистимляне терпели фиаско и оставались посрамленными.
Они долго думали, как погубить его, и наконец решили прибегнуть к хитрости. Вельможи их составляют коварный план, исполнителем которого избирают Далиду, женщину, которую Самсон полюбил. Это один из древних приемов сатаны: прибегая к хитрости и коварству, найти слабые стороны человека и незаметно заманить его в сеть. Обычно все люди имеют какие-то слабости и, если с ними не борются и не бодрствуют над собой, то посредством их могут быть обольщены.
Искуситель с большой тщательностью много лет изучает жизнь святого человека, представляющего для него опасность, отыскивает слабейшее звено в его личности и тайно подготавливает заранее рассчитанный удар. Для этой цели он нередко пользуется женщиной. Женщина в союзе с сатаной — страшная сила, наносящая поражение в самом болезненном месте. И не потому, что она отдает себе отчет в этом сотрудничестве, а потому, что она, немощный сосуд, по недальновидности своей становится его слепым орудием, хотя бывают случаи и сознательного сотрудничества. Например, чародейки черной магии, которые знают, что делают, совершая пагубу над людьми. О женщине кто-то очень метко сказал: «Хорошая жена вознесет мужа на небо, а худая затащит его в ад». К сожалению, это верно. Вспомним пример Иезавели, которая своего мужа (да и весь народ) тащила в адские пропасти. И если к падению Адама змей использовал Еву, которая была невинна и чиста и любила своего мужа, невольно сделавшись орудием сатанинского обольщения, то что говорить о женах в их грехопадшем состоянии и особенно о современных женщинах? Они сами попадают под обольщение и, не отдавая себе в этом отчета, сослуживают усердную службу сатане к падению других, часто собственных мужей. В греческом мифе о Геракле рассказывается, как из чувства ревности и мщения жена его приготовила отравленную рубашку своей сопернице и поручила Гераклу вручить ей. Но случилось так, что, не подозревая козней, он одел эту рубашку сам и умер. Жена погубила своего мужа. Таких примеров в истории немало.
В случае с Далидой и Самсоном дела обстояли похуже. Оттого похуже, что за Самсоном охотился сам сатана, который во что бы то ни стало хотел его погубить. Он подготовил и подставил на его пути весьма привлекательную и коварную женщину из стана его врагов. У Далиды были все данные, чтобы обольщать мужчин. Такие женщины обычно пусты и легкомысленны. И Самсон как назорей Божий должен был бы тщательно оберегать себя от подобных женщин, особенно филистимлянок. Закон Моисеев запрещал смешанные браки (Нав. 23:12-13; Исх. 34:15-16; Вт. 7:3-4).
Повстречав Далиду, он увлекся ею. Он не знал, что коварные владельцы филистимские, замыслившие злое, наняли эту продажную и лицемерную женщину, чтобы выведать через нее секрет его силы. Им не известно было, что он назорей Божий от чрева матери и что Дух Божий опочил на нем и действовал через него могущественно. Самсон долго берег этот свой секрет в тайне. Но сатана подошел к нему с хитростью через женщину. Он уже не одного из мужей Божиих сумел уловить в свои сети и снять с высокого служения. Хитрость не в состоянии достигнуть своих целей прямыми путями, она достигает их обманными, окольными и впоследствии неизбежно бывает обнаруженной. Женские услащенные речи — коварное оружие, перед которым многие мужчины не могут устоять. «Мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней» (Пр. 5:3-5), — так Слово Божие освещает этот важный вопрос. В Притчах 7:6-23 описано, как молодой юноша в вечерние сумерки был уловлен женщиной в наряде блудницы с коварным сердцем. Она шумлива и необузданна, а ноги ее не живут в доме ее. И он пошел в западню, «как вол идет на убой, и как олень на выстрел, доколе стрела не пронзит печени его; как птичка кидается в силки, и не знает, что они — на погибель ее».
Но Самсон в это время уже не был неопытным юношей. Двадцать лет он был судьей Израиля, защищал его и, казалось бы, должен был иметь опыт разбираться в сердцах людей. Почему же он идет в силки, расставленные перед ним нечестивой филистимлянкой? При всем его посвящении Господу он остается с одной, постоянно сопровождающей его слабостью, а именно: неумением разбираться в женской психологии. У него слабость к женскому полу, это его ахиллесова пята. Враг знал эту его слабость и на ней построил свой замысел погубить его. Ну а Далида? Она — дочь необрезанных, до мозга костей язычница, к тому же деньги и корысть у нее на первом месте. Филистим-лянские владельцы пообещали ей дорогую плату задушу Самсона, и она продала совесть и судьбу свою за презренное золото. Она взялась любыми средствами выведать секрет силы Самсона: хитростью, лестью, ласками, обманом — все подойдет такой продажной душе.
Самсон долго скрывал от Далиды важный секрет, от которого зависело его благополучие, успех в борьбе и его победа. Но хитрая Далида пустила в ход все свое женское искусство очаровывать мужчину. Женщины, потерявшие честь и совесть, умеют прельщать и улавливать мужские сердца. А мужчины бывают падки на женские ласки и на все, что с этим связано. Сатана сумел прельстить и мужчин, и женщин, чтобы они забыли свое прямое назначение и в грехе страстей губили самих себя. Своими услащенными речами Далида усыпила Самсона на своих коленях. Не имея успеха, она решила взять его на измор и «своими словами тяготила его всякий день и мучила его» так, что «душе его тяжело стало до смерти» (Суд. 16:16). Сатана парализовал силы этого могучего человека через женскую ласку. Он не мог взять его в открытом бою на поле битвы, зато сумел уловить его хитростью женщины. «Душе его тяжело стало до смерти». Он должен был встать и уйти, а он «раскололся» и открыл Далиде все сердце свое. Он сказал ей: «Бритва не касалась головы моей; ибо я назорей Божий от чрева матери моей. Если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб, и буду, как прочие люди» (Суд. 16:17).
Измором берет враг, утомлением до смерти так, что даже самый сильный устает и изнемогает. Хитростью берет враг. Он подошел к Самсону через сладкие речи и мягкие руки женщины. Она уложила голову его себе на колени, ласками и поцелуями усыпила его бдительность, и он открыл ей свою сокровенную тайну, уснув на ее коленях. И вот результат: семь могучих кос Самсона острижены, волосы назо-рея Божия в руках его врагов, сила Божия отошла от него. Филистимляне схватили его, выкололи ему глаза, оковали медными цепями, привели его в Газу и поместили в доме узников, заставив его молоть на жерновах.
Так совершилось наглое предательство великого человека. И кем? Женщиной, Далидой, «жалкой, бедной и несчастной»! Не судьба Самсона решалась здесь, но ее вечная участь. Она продала душу свою диаволу за презренное золото. Как в дальнейшем сложилась ее судьба, Библия молчит; но она ясно говорит о людях, торгующих своей совестью и продающих тех, кто принадлежит Господу. Иуда продал Христа за тридцать серебренников, и они были ему в погибель (Пс. 108:17; Ин. 17:12). Далида за деньги продала Самсона, героя веры Божией, и получила свой жребий на вечные времена. А тот, кого она предала, Самсон, сидя в темнице, сокрушился сердцем и покаялся; он осознал, что не во всем и не всегда был верен Господу и потому потерпел. Библия показывает его смирение и приводит его смиренную молитву. Она сообщает, что в конце своей жизни Самсон совершил свой самый большой и главный подвиг: жертвуя жизнью, он в последний раз употребил свою обновленную силу, дарованную ему Богом, и умертвил при своей смерти врагов более, нежели при своей жизни (Суд. 16:30).
Образ Далиды — это пример женщины, для которой нет ничего святого на земле. Ни Бог, ни человек, ни любовь, ни семейное счастье ее не интересуют. Сердце ее занято корыстью, деньги ослепляют ее глаза. Ради них она предала человека, беспредельно полюбившего ее. Ей льстило, что такой силач, национальный герой Израиля увлекся ею. Далида — предательница во всех отношениях. Она предала любовь, предала доверие, искренность, честность, сердечность, чистоту. Предала Бога и веру, не свою, но того, кто ее полюбил. На страницах Священного Писания Далида навсегда осталась примером изощренного лицемерия и провокации, использовавших любовь как приманку. Писание подчеркивает, что своими словами она тяготила и мучила Самсона так, что душе его стало тяжко до смерти.
Если женщина клянется в любви, а словами тяготит и мучает душу близкого человека, это не настоящая любовь. Здесь надо быть настороже. Недаром премудрый Соломон говорит: «Смерть и жизнь — во власти языка» (Пр. 18:21). Словами своими можно оживить и поднять дух человека, и словами своими можно угасить, даже убить дух. Апостол Иаков пишет, что язык человека — «неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иак. 3:6-8). Именно такого смертоносного яда был исполнен язык Далиды. Только духи из бездны могли научить ее такому искусству. Когда по-настоящему любят друга, брата, мужа, разве будут тяготить и мучить его словами? Не будут ли любящие ободрять и укреплять на новый подвиг ради истины? «Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою; а кто широко раскрывает свой рот, тому беда» (Пр. 13:3). Далида не просто широко раскрывала свой рот, но она вложила в свои слова яд отравы, облекла их в мягкий елей, чтобы тяготить дух могучего человека, пока он не сдастся, и преуспела. Это один из умыслов сатаны — поражать Божиих детей.
Да хранит нас Бог от подобных действий. И да даст нам мудрость свыше разгадывать такие козни, чтобы побеждать.

Оглавление
Глава 15

НОЕМИНЬ И РУФЬ
Ноеминь сказала Руфи: вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам; возвратись и ты вслед за невесткою твоею.
Но Руфь сказала: не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду… смерть одна разлучит меня с тобою.
Руфь 1:15-17
Перед нами Ноеминь и Руфь, пожилая и молодая женщины. Обе они так прекрасны, судьбы их так сплелись и соединились, что почти невозможно, описывая одну, не затронуть другую. И если было у кого-то в мире одно сердце и одна душа, то оно было у них.
Библия представляет нам целую галерею женщин: Сарра — идеальная жена, Иохаведа и Анна (мать Самуила) — идеальные матери, дочь Иеффая — идеальная дочь, Ноеминь — идеальная свекровь, а Руфь — идеальная невестка. Этой удивительной невестке, которая «сверкает, как прекрасная жемчужина на черном фоне истории израильского народа во дни судей», посвящена отдельная книга под ее собственным именем «Руфь». Эта книга небольшая и содержит всего четыре главы. Сюжет ее прост, незатейлив и не содержит выдающихся событий, как другие книги Ветхого Завета. Однако книга эта затрагивает ряд важных проблем из жизни народа Божия, и одна из них — проблема взаимоотношений женщин в семье и в обществе и, в частности, между свекровью и невесткой.
Проблема эта стара, как мир. И нам очень важно знать, как в такой ситуации поступали Божий люди. Ведь это не секрет, что почти каждая девушка проходит стадию дочери, потом жены (невестки), затем матери и, наконец, свекрови или тещи. Все это трудные роли и чтобы выполнять их достойно, нужно много силы, света и мудрости. Библия не оставляет женщин без этого света и показывает библейских женщин в разной роли, как они справлялись со своими задачами. Через них Бог учит и наставляет женщин всей земли, как должно вести себя в семьях, чтобы ИСПОЛНИТЕ перед Богом достойно свой женский долг.
Как правило, почти у всех народов труднее всего складываются взаимоотношения в семье между свекровью и невесткой, женой сына. Своих дочерей матери любят гораздо больше, чем невесток, потому что они одна плоть. Это закономерно для материнского сердца. Но невесток своих, родившихся и воспитывавшихся в другой семье и у другой матери и пришедших в их семью, свекрови недолюбливают, нелегко сходятся с ними. Они иногда ревнуют их к сыну, порою эта ревность доходит до вражды. Отчего это? Оттого что и свекрови, и невестки имеют разный дух и свой нрав. Отсюда и расхождения, и разлады, ссоры и вражда. Все не так, как они привыкли. Всему этому виной, конечно же, плоть, а не дух.
В Священном Писании Ноеминь и Руфь представляют исключение из общего правила. На образах этих двух женщин, выросших в разных народах, в разных религиях и культурах, Бог показал, как они сумели преодолеть разделяющие их барьеры. И мы далее рассмотрим, в чем состоит их исключение. Начнем с Ноемини.
Библия изображает ее как образцовую жену, образцовую мать и еще более образцовую свекровь. Само имя Ноеминь означает «приятная, счастливая». Она и в самом деле была приятной женщиной. В ее семье царил дух приятности, дух доброты и любезности. С мужем, с сыновьями, с невестками она обращалась мудро, кротко, ласково, что и вызывало приятность. Это видно из дальнейшего повествования, где открывается, как ее любили обе невестки. Но из-за пережитого она затем просила других называть ее не Ноеминью («приятной, сладкой»), а Марою, т. е. «горькой», а точнее, «огорченной», так как великое горе и печаль стали спутниками ее жизни. «Вседержитель послал мне великую горесть», — говорит она сокрушенно своим согражданам (Руфь 1:20).
История Ноемини и Руфи происходит в период судей в то время, когда судьею Израиля был священник Илий, человек слабохарактерный и безответственный. Судьи управляли Израилем 450 лет (Деян. 13:20). Это был трудный период его истории, когда на смену великих и славных вождей пришли вожди меньшего ранга; народ пришел в упадок, чередовавшийся короткими промежутками духовного пробуждения при богобоязненных судьях. Это был период, когда в Израиле не было централизующей власти, и каждое колено, даже каждая семья, были предоставлены самим себе. В пору общественных бедствий — неприятельских набегов или голода — каждый должен был действовать на свой страх и риск, самостоятельно обеспечивая свое благополучие. Именно в таких условиях Елимелех из Вифлеема Иудейского оставляет свой родной удел и вместе с женою и двумя сыновьями удаляется в землю моавитскую, чтобы переждать там голод. Слово «Вифлеем» означает «дом хлеба». Здесь всегда хлеба было в достатке. Но в наказание за уклонение народа в идолопоклонство Бог послал им голод. Еврейская традиция считает, что Елимелех умер в земле моавитской за то, что во время голода и нужды оставил своих братьев и обратился к язычникам за помощью.
На фоне всеобщего бедствия и отступления народа, как две ярких звездочки, воссияли эти две женщины — Ноеминь, жена Елимелеха, и Руфь моавитянка, невестка Ноемини. Они явили собой пример нравственной чистоты, твердой веры и достойной духовной жизни, чем засвидетельствовали, что даже в самые мрачные времена Бог действует в сердцах тех, кто преданно служит Ему. Некто очень верно сказал: «Пока в народе еще сохраняется чистая семейная жизнь, о судьбе этого народа отчаиваться не следует. Хорошая семейная жизнь не может не оказать на человека влияния; и в конце концов возможно, что в глазах Божиих личная жизнь верующих имеет большее значение, чем даже важные общественные события». И если в конце Судей этот период характеризуется словами: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 21:25), то в противоположность этому Ноеминь и Руфь, а вместе с ними и Вооз, верят в то, что ничего не скрыто от очей Господних и что Он контролирует все, что происходит в этом мире. Вот почему опасно покидать землю обетованную, избранный Богом удел из-за временных трудностей, из-за того, что в данное время он не изобилует плодами.
Кратко остановимся на образе Руфи и ее народе.
Имя Руфь означает «подруга, приятельница, дружественная». Руфь вносит светлую струю в печальную историю своих предков — моави-тян. В законе Моисеевом о них было записано: «Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки, потому что они не встретили вас с хлебом и водою на пути, когда вы шли из Египта, и потому что они наняли против тебя Валаама, сына Веорова, из Пефора Месоцотамского, чтобы проклясть тебя» (Вт. 23:3-4). Моави-тяне — далекие родственники Израиля (Лот, отец Моава, был племянником Авраама), и вот эти родственники встречали израильтян, выходящих из рабства, не хлебом-солью, а проклятием, выказывая к ним свою враждебность. Моавитяне всегда относились к израильскому народу враждебно, отзываясь о нем горделиво и свысока. Прочтите, какую оценку дает им пророк Исайя (Ис. 16:6). Исайю почти дословно повторяет пророк Иеремия, особенно стих 29 48-й главы.
Чрезмерно гордые, высокомерные и надменные — такова характеристика народа, выходцем из которого была Руфь, народа, поклонявшегося Ваал-Фегору и Хамосу, идолам, которых они чтили безнравственными богослужениями, иногда принося им в жертву своих детей (4 Цар. 3:26-27). Елимелех же вышел из своего родного Вифлеема пожить на полях моавитских, которые есть прообраз широких полей этого мира, где сеется и растет семя гордости и превозношения и где полно всякой мерзости и нечистоты. На этих полях живет и питается весь мир, идущий широким путем в погибель (Мф. 7:13-14). Пища с полей моавитских приносит духовную смерть. Не потому ли так быстро и умер Елимелех, напитавшись с полей моавитских? Умер не только он, но и оба его сына — Махлон и Хилеон. Их имена тоже говорящие и означают «болезнь» и «истощение» (ком. Библии Лопухина, т. 1, с. 212).
Что касается Ноемини, то она пошла на поля моавитские не по своему желанию, не по воле своей, а, скорее, по принуждению, как подчиненная сторона, обязанная повиноваться мужу и следовать за ним, куда бы он ни пошел. Она ничего не могла поделать с его решением, хотя прилагала все усилия, чтобы задержать его в Вифлееме, советуя уповать на Господа и с терпением переносить наказание голодом. Авимелех не послушал ее разумных доводов, и его слова, слова главы семьи, были решающими. Ноеминь с горьким чувством должна была покориться. Так, скрепя сердце, Ноеминь идет с мужем и сыновьями на поля моавитские, но ее сердце осталось дома, в родном Вифлееме, на ее дорогой родине, где ее народ и где ее Бог. Впрочем, Господь обитал в ее сердце, и Он пришел вместе с нею на поля моавитские, чтобы пасти ее душу и поддерживать в ее неизменном уповании на Него. Ноеминь ведь не привязана к этим полям, они ее совсем не интересуют, не влекут, не обольщают никакими прелестями и богатствами.
На этих полях одно за другим пришли ее испытания: умирает сначала муж, а затем — ее сыновья. С какой сердечной болью воспринимает Ноеминь потерю мужа! Его ранняя смерть явилась причиной женитьбы ее сыновей на иноплеменницах. Видно, и сыновья не слушались советов своей матери, чтобы жениться на дочерях из своего народа. Оба женились на моавитянках, что запрещалось законом Моисеевым (Исх. 34:16; Вт. 7:3; 23:3). Махлон взял Руфь, Хилеон — Орфу. Обе они были язычницы и, выйдя замуж, оказались в израильской семье, где все поклонялись живому Богу. Оба сына Ноемини вскоре тоже умирают. Она видит в этом праведный суд Божий над ее семьей за уход из Вифлеема и уход от Бога Израилева в этот широкий мир. Она тяжело переносит эти три смерти и считает, что Господь справедливо наказал ее, послав ей такое горе, хотя она Ему и не изменяла. Она оставалась истинной поклонницей Иеговы, верила Ему, любила Его, служила Ему всем сердцем. Она видела, что неусыпный промысел Божий был над ее семьей, чтобы вернуть ее назад, в Вифлеем, на путь Божий.
Как только умерли муж и ее сыновья, Ноеминь сразу же собирается на родину, в свой родной Вифлеем, в дом хлеба, где ее народ и где ее Бог. Теперь ничто ее не связывает с полями моавитскими, разве только невестки, жены ее умерших сыновей. Но она решает и этот вопрос безотлагательно: предлагает им вернуться к своим матерям, в свой родной дом, к своему народу и своим богам. Она желает им счастья от Господа, чтобы каждая из них нашла пристанище в доме нового мужа. Но обе невестки, Руфь и Орфа, подняли великий плач, не желая расставаться с Ноеминью, женщиной, которая им стала дороже родной матери и с которой они так быстро сроднились душой и сердцем.
Чем так привлекла к себе Ноеминь этих молодых моавитянок, воспитанных в языческой среде, что они готовы были пожертвовать всем своим и пойти за нею на ее родину, к ее народу и к ее Богу? Она привлекла их отношением, привлекла красотой, богатством и щедростью своего материнского сердца и особой духовностью своей личности. В ее доме они встретили то, чего никогда не видели и не слышали в своем родном Моаве. Это была совершенно иная атмосфера, и культ почитания Бога Иеговы здесь был тоже иной, не такой, как у язычников. Бог Израиля требовал нравственной чистоты, духовной чистоплотности. Все это было для них не только новым, но интересным и даже влекущим. Поклонение Богу сопровождалось у Ноемини сердечной простотой нравов и материнской любовью к ним, ее невесткам, хотя и язычницам. Она приняла их как своих дочерей. Несмотря на свои беды и горе, она сумела вместить их в своем сердце, даря им тепло любви, ласки и зрелой мудрости.
Это до глубины души потрясло молодых женщин. Все это они увидели впервые в своей жизни. Через поступки Ноемини, которая была душою семьи, создавая в ней приятный микроклимат, они увидели ее Бога — чудного Бога правды, любви, чистоты, справедливости и истины и склонились у Его ног. Они готовы были отречься от своих богов, от обычаев своего племени и от всего на свете, чтобы только быть с нею. Так влиять может только великая женщина и великая мать душою, духом и сердцем, которой владеет Бог. Ее простота, доброта, кротость, сердечность, терпеливое и почтительное обращение с домашними произвели в ее языческих невестках чудо преображения, особенно в Руфи, которая доказала свою преданность свекрови не словами, а поступками, верностью до смерти.
Эти качества характера у Ноемини были не просто ее естественной добротой, природным даром, но явились образом отношений, выработанных в школе Божией, школе истинного поклонения Господу, Творцу неба и земли. Настоящее посвящение Богу откладывает неизгладимый отпечаток на внутренний облик человека и на его внешность, на жизнь, труд и служение, даже на его походку, выражение лица и рукопожатие. Молодые женщины почуяли в Ноемини образ новой твари, образ любви Божией, рожденной в ее сердце, и прилепились к ней всей душой. Вот он, пример новых святых взаимоотношений между свекровью и невестками в Господе! Это главная идея небольшой библейской повести под названием «Руфь».
И главная героиня повести, конечно же, Руфь. Когда мы сравниваем обеих снох Ноемини, Орфу и Руфь, то видим между ними большую разницу, и наше сердце склоняется на сторону Руфи, нежной, преданной, любящей, служащей, почтительной и твердой в вере. Обе невестки находились в семье Ноемини в одних условиях, но сердце Орфы не было так отдано Господу и семье, в которую она пришла, как у Руфи. Орфа после нескольких лет общения с живым Богом все же вернулась в мир язычества, не выдержав постигшего ее испытания, а Руфь пошла дальше, в мир веры и благословений Божиих.
Нам стоит ближе всмотреться в образ этой замечательной женщины, в ее отношения со свекровью и в то, как показывает ее Библия. А Библия показывает ее примерной женой (1:8), трудолюбивой и самоотверженной (2:2-7), скромной и держащейся в тени, благодарной сердцем, заботливой.
Книга Руфь начинается с того, что Ноеминь с обеими снохами покидает Моав. Она в глубоком трауре, но в своей скорби никого не винит, смиряется и подчиняется судьбе. Она тронута тем, что Орфа и Руфь готовы идти за нею, но она понимает, что с их стороны это жертва, и заботится об их дальнейшей судьбе. Ведь они так молоды и овдовели так рано, поэтому она с любовью и настойчивостью им говорит: «Возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мною?.. Я весьма сокрушаюсь о вас; ибо рука Господня постигла меня» (Руфь 1:11-13). Она благодарит их за их доброе отношение к умершим и к ней, старой женщине, желает им милости Божией, чтобы найти пристанище в доме новых мужей. Ноеминь не хочет, чтобы они оставались молодыми вдовами, понимая, что вдовья жизнь не сладкая. Молодых вдов, оставшихся без опоры и защиты, в этом злом мире ожидают большие опасности и искушения. Нужны великая вера, твердый дух и глубокое благочестие, чтобы не пасть. Молодых вдов увлекает любопытство, болтливость, легкомыслие, совращение вслед сатаны. Потому лучше для них вступать в брак, рождать детей, управлять домом своим и не давать повода к злоречию (1 Тим. 5:11-15).
Все это понимала Ноеминь, поэтому сокрушалась о своих невестках, предлагая им вернуться к родным матерям, чтобы там снова выйти замуж. Она же обеднела, нет средств к существованию, поэтому Ноеминь была так настойчива. По ее настоянию Орфа, жена Хилеона, возвратилась, а Руфь сказала фразу, которая стала знаменитой на весь мир: «Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду» (Руфь 1:16-17). Руфь твердо решила следовать за любимой свекровью на ее родину, делить с нею горе и радость, заботиться о ней в ее старости до последнего ее дыхания. Вместе с тем всей силой своего убеждения она признает народ Израиля своим народом и Бога Ноемини своим Богом. Она верою присоединяется к вере народа израильского. Только смерть, по ее словам, может разлучить ее с Ноеминью, но все же прах обеих должен лежать в одной гробнице. Все это Руфь подтверждает клятвою именем Господа: «Пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобою» (ст. 17). Такими словами Руфь заключает полноту своей верности свекрови.
Это Ноеминь так сумела повлиять на Руфь, что в той проявился дух большой веры в Бога и глубокая преданность Ноемини, такая преданность и любовь, которая по сердечному благочестию и в память умершего супруга предпочла престарелую свекровь своей матери и своей родине. Именно удивительное благочестие Ноемини, кроткое обращение и снисходительность со стороны старших и почтительная покорность и полная привязанность со стороны младших, которые господствовали в доме Ноемини, основательно повлияли на сердца обеих снох. Недаром, прощаясь с ними, Ноеминь говорит: «Да сотворит Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мною». Красота духовного облика Ноемини оказала такое благотворное влияние на Руфь, что та решительно оставила свое языческое прошлое и приняла истинную веру Израиля. Фактически духовный облик Руфи, ныне воспеваемый христианами, сформировался в доме Ноемини под влиянием ее веры и ее чудесного характера.
Так эти две женщины неразлучно пошли вместе, «доколе не пришли в Вифлеем» (Руфь 1:19). Они пошли рядом, шли вдом хлеба, шли к Богу Израилеву, такие две разные и такие родные — мать израильтянка и сноха моавитянка. Горе их объединило, скрепило, спаяло в одно целое, и обе они стали на тот путь, который ведет ближе к Господу. Наконец они пришли в Вифлеем, на родину Ноемини. Произошло удивительное перемещение: Руфь моавитянка, язычница и бывшая идолопоклонница оказалась на полях Вифлеемских; она сознательно отказалась от полей моавитских и сознательно приняла поля вифлеемские. Руфь увидела в израильском народе великое будущее и решилась навеки соединить свою судьбу с этим народом и его Богом. В те несколько лет, когда она была женою Махлона и невесткой Ноемини, она родилась верою для Бога, духовно родилась для народа Божия и для служения великому Богу. В ней открылся дух высочайшей добродетели. «…У всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная» (Руфь 3:11), — скажет ей впоследствии Вооз.
Этого никогда бы не случилось, если бы Ноеминь не преподала ей образ служения Богу и образ истинного благочестия. Ноеминь открыла глаза этой язычнице на гордых моавитян и на личность того Бога, Который правит всей Вселенной и зовет всех в Свое лоно, чтобы дать им великую будущность.
Когда Ноеминь выходила из Вифлеема, семья ее состояла из четырех человек, а вернулась она только вдвоем. Итак, из Вифлеема вышло четверо — трое мужчин и одна женщина, а обратно вернулось двое и только женщины: Какая великая потеря! — скажут многие. Да, конечно, потеря. На полях моавитских, если пойти туда жить и там искать своего’удовлетворения, обязательно ожидает только потеря. Но там бывают и приобретения. Потеряв троих мужчин — Елимелеха, Махлона и Хилеона, мужа и сыновей, Ноеминь приобрела одну невестку — Руфь. На первый взгляд, потеря большая, а приобретение малое. Но в лице одной Руфи Ноеминь приобрела такое сокровище, которое стало дороже семи сыновей, как скажут ей потом женщины вифлеемские (Руфь 4:15). И если смотреть вдаль, то мы увидим, какая тайна сокрыта была в этом: Руфь моавитянка вошла в родословную Иисуса Христа (Мф. 1:5).
Почему среди Израиля не нашлось женщины, которая стала бы женой Воозу и родила Овида, отца Иессея? Почему язычнице Руфи нужно было занять это место? «Тайна сия велика, — пишет апостол Павел, — я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5:32). Бог допустил Ноемини потерять мужа и двух сыновей, но приобрести одну Руфь, которая была для нее дороже семи сыновей. Без жертвы, без потери не бывает настоящего приобретения. Но в этом сокрыт чудный прообраз: Бог Отец отдает в жертву Сына для искупления людей, чтобы образовать из них Ему Невесту. И Церковь в основном создана из язычников, отдавших сердце Господу. Да и основная мысль Книги Руфь — показать, что гражданство в Царствии Божием не зависит от происхождения и внешних преимуществ, но оно зависит от веры и преданности Богу и от любви к ближнему. Поэтому и сама Руфь моавитянка иносказательно служит прообразом Церкви Христовой из язычников, а Вооз — прообразом Мессии.
Но вернемся к нашему изложению. Придя в Вифлеем без всяких средств к существованию, Руфь не пошла просить милостыню, но своим честным трудом стала зарабатывать хлеб насущный. Сменив поля моавитские на поля вифлеемские, она пошла собирать на них колосья. Тяжкий, кропотливый труд. Но здесь она увидела совершенно иной колорит жизни народа. Поля вифлеемские знамениты были хлебом. На короткое время Господь допустил неурожай и голод, чтобы привести вифлеемлян в сокрушение о своих грехах; но вот Он снова посетил их и облагодетельствовал обилием хлеба. Руфь собирает колоски на поле Вооза и задень находит их столько, что хлеба хватает для нее и Ноемини, заменившей ей родную мать.
Здесь, на вифлеемских полях , Руфь знакомится с Воозом, хозяином поля, где после жнецрв она подбирала колосья. Вооз приглашает ее пообедать вместе с его работниками, обходится с нею ласково. Руфь тронута вниманием этого господина к ней, иноземке, к Ноемини и их нужде. Его искренняя благорасположенность, готовность бескорыстно помочь им хлебом, его простое и сердечное обращение со слугами и простота во всем образе его жизни — все это для нее, как откровение. Руфь видит в этом не просто образец народной жизни Израиля, но видит во всем благословляющую руку Бога, Его живое участие в судьбах Его народа, и она еще ближе подходит к этому Богу, Которого полюбила еще в Моаве.
Удивительно и то, как Вооз оценивает Руфь. О ней и о Ноемини до него дошли слухи, которыми наполнился весь город Вифлеем, какое благодеяние сделала Руфь для своей свекрови, как она оставила свою родину, свой народ и пришла в Вифлеем под покров Бога Израилева. Этот ее поступок поразил всех жителей Вифлеема, и они исполнились к ней симпатии и уважения. Вот что говорит Вооз Руфи: «Мне сказано все, что сделала ты для свекрови своей по смерти мужа твоего, что ты оставила твоего отца, и твою мать, и твою родину, и пришла к народу, которого ты не знала вчера и третьего дня. Да воздаст Господь за это дело твое, и да будет тебе полная награда от Господа, Бога Израилева, к Которому ты пришла, чтоб успокоиться под Его крылами!» (Руфь 2:11-12). Вооз не только похвалил Руфь за ее веру, преданность и усердие, но и призвал на нее благословение Божие.
Заканчивается Книга Руфь тем, что Вооз берет Руфь себе в жены, и она рождает от него Овида, дедушку царя Давида, от которого произошел Христос по плоти. Характерно, что, когда старейшины у ворот Вифлеема засвидетельствовали о заключении брачного контракта (по принципу левирата) между Воозом и Руфью, то, благословляя их союз, упомянули при этом Фареса, которого родила Иуде Фамарь (Руфь 4:9-12). Руфь, в отличие от Фамари, исполнила закон левирата честно, в строгом соответствии с законом Моисеевым. Однако не роди Фамарь в свое время Фареса, как не роди Руфь Овида, линия Иуды к Давиду могла бы пресечься. Воля Божия выражалась в том, чтобы в родословие Давида было включено несколько неизраильтян. Ведь через Давида пришел в мир Христос, и упомянутое обстоятельство предвещало, что волей Божией язычники тоже войдут в сферу деятельности Сына Давидова — Господа нашего Иисуса Христа. Четыре неизраильтянки упоминаются евангелистом Матфеем в генеалогии Христа: Фамарь, Раав, Руфь и Вирсавия, жена Урии хеттеянина, которая, как видно, тоже была хеттеянка (Мф. 1:3-6). Хананеянка Фамарь стала матерью Фареса; Рахава (Раав), иерихонская блудница, тоже хананеянка, прародительница Вооза; Руфь моавитянка стала матерью Овида.
Книга Руфь — это книга исканий. Руфь искала дома, покрова, защиты, хлеба, мужа, материнства; все это она искала у Бога. И ей, бездетной вдове, Бог все это дал. Он дал ей дом, и покров, и защиту, и хлеб, и мужа, и сына. И Ноеминь нашла себе великое утешение: Руфь подарила ей Овида, которого она нянчила и которого называли «сыном» Ноеминь (Руфь 4:17), потому что благочестивый Вооз добровольно исполнил закон левирата.
Современные острословы не скупятся на едкие слова и замечания в адрес тещ и свекровей. Возможно, что так же было и во дни Ноемини. Но любовь и бережное отношение Руфи к ее престарелой свекрови остаются образцом для всех поколений. Вооз заботился о Ноемини, как заботился он и о Руфи, жене своей, и это указывает на то, что сердечностью и душевной чистотой они с Руфью полностью соответствовали друг другу.
Хотя вначале Ноеминь не надеялась на то, что Руфь может найти в Израиле пристанище в доме мужа своего, но, наблюдая за ее образцовым поведением, за отношением к ней Вооза, она, по побуждению от Господа, наставила ее, как воспользоваться правом левирата и выйти замуж за Вооза. Руфь же, со своей стороны, была очень послушной во всем, чему учила ее свекровь. Для нее авторитет Ноемини был непререкаем. И вообще Руфь во всем явила образец чистоты и честности. Она воспользовалась уроками Ноемини и сделала точно так, как та ее наставила. Результаты оказались великолепными как для Руфи, так и для всего Израиля.
Проведем параллель между любовью Ноемини и любовью Руфи, свекрови и невестки. И вот какие чудные выводы и наставления мы найдем здесь.
1. Любовь вызывает любовь.
Сердце Ноемини и сердце Руфи слилось воедино в горниле страдания. Вместе они скорбели и им отрадно было плакать вместе. Слезы — предохранительный клапан души. Если бы жгучесть нашего страдания не облегчалась слезами, душа наша вскоре истаяла бы от скорби. «…Плачьте с плачущими», — говорит апостол Павел (Рим. 12:15).
2. Любовь льнет к любви.
Ноеминь относилась с нежной любовью к женщинам, которых любили ее сыновья, стараясь отдать для них все, что от нее зависело. Руфь не хочет расстаться, она льнет к ней. Это молчаливое решение Руфи остаться с Ноеминью, по всей вероятности, понравилось ей более, чем любящий поцелуй Орфы. Дать человеку видимое доказательство любви — не значит еще отдать ему свою душу.
3. Любовь вызывает самопожертвование.
Руфь отказывается от всего, что у нее было (родины, родных, богов), и согласна на все, что ее ожидает на пути с Ноеминью. Ноеминь впала в бедность, стала одинокой — Руфь разделяет с нею и бедность, и одиночество. Ноемини предстоит тяжелый путь, но любовь не боится опасности: Руфь идет с нею. Ноеминь поклоняется Иегове. Руфь говорит: «Твой Бог будет моим Богом». Горячая любовь жаждет делить с любимым существом и жизнь, и смерть.
4. Любовь служит любви.
Руфь с любовью собирает для Ноемини колосья, заботясь о ней, проявляет трудолюбие и послушание. Собирание колосьев на поле после жатвы было делом неимущих. Руфь добровольно становится в ряд бедняков, чтобы таким образом послужить той, которую она любит. Смиренное служение является доказательством истинной любви. Наш Господь Иисус Христос пришел не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить нам, потому что Он любил нас. Он препоясался полотенцем и умыл ноги Своим ученикам, доказывая, что «до конца возлюбил их». Самое незначительное служение освящается любовью. Знаменитая картина Мурильо, представляющая женщину, готовящую в кухне обед для своей семьи, причем ангелы помогают ей, превращая кухню в преддверие неба. Только тот, кто от сердца любит ближнего, может хорошо служить ему.
5. Любовь повинуется любви.
Ноеминь сказала Руфи, что ей следовало сделать, и Руфь беспрекословно выполнила все, что ей было указано, несмотря на то что по воспитанию в Моаве она, может быть, понимала все это иначе. Но ради любви она всем пренебрегла. Послушание есть любовь. Власти мы подчиняемся из чувства долга. Любви мы подчиняемся потому, что это отрадно для нас.
6. Любовь принимает все, что другая любовь дает ей.
Ноеминь предупредила Руфь, что, покидая землю моавитскую, она должна отказаться от мысли выйти замуж в Израиле. ,И Руфь пошла в Вифлеем не для того, чтобы искать себе там мужа, но из любви к Ноемини. Ноеминь же заботится о ней и находит ей мужа. Любовь, вполне жертвующая ради Ноемини, с радостью принимает теперь все, что свекровь может дать ей.
«Книга Руфь написана для того, чтобы рассказать о том, как вознаграждаются люди, которые проявили милосердие, сострадание» (М. Шапиро).
Весь рассказ выигрывает от простоты повествования, описывающего любовь, привязанность, трудолюбие, смирение, счастье. Своим чистым, красивым языком, гуманностью и искренностью книга чарует как читателя с непритязательным вкусом, так и человека высокой культуры. Обычаи, нравы и традиции изменились. Найдутся люди, которые скажут, что они ушли вперед, за пределы этой библейской истории. Однако образы, данные в рассказе о Руфи, остаются такими же яркими и живыми сегодня, какими были в те времена, потому что в делах сердца и эмоций через всю ткань человечества проходят те же вековой давности нити.
Неиссякаемый интерес к Руфи моавитянке объясняется еще и тем, что она, язычница, стала связующим звеном между евреями и неевреями как прародительница царя Давида, а значит и Иисуса, Спасителя мира.

Оглавление
Глава 16

ФЕННАНА
Был один человек из Рамафаим-Цофима… имя ему Елкана… У него были две жены: имя одной Анна, а имя другой Феннана; у Феннаны были дети, у Анны же не было детей.
/ Цар. 1:1-2
Феннана — женщина завистливая, мелочная и неблагодарная. Стоит ли на ней останавливаться? Но как же много женщин в мире, а иногда и в среде верующих, которые так похожи на Феннану, копируя все ее пороки! Сколько неустройства в семьях и в церквах через таких женщин! И потому нам стоит остановиться на столь прозаическом образе, чтобы избавляться от изъянов характера, отравляющих жизнь себе и другим. Феннана показывает, насколько враг-диавол сумел исказить образ женщины, похитить из ее души все лучшее, благородное и прекрасное.
Феннана является типичной представительницей невозрожденных и необновленных благодатью Божией женщин, которых так много во всех народах мира. Она была второй женой Елканы, человека благочестивого, левита, по происхождению из сынов Ка-афовых (1 Пар. 6:22-28). Он горячо любил Анну, но «Бог заключил чрево ее», и она долгое время оставалась бездетной. Тогда Елкана берет себе вторую жену, Феннану, и та рождает ему сыновей и дочерей. Библия не уделяет ей много внимания и говорит о ней постольку, поскольку она была причиной страданий богобоязненной Анны: огорчала и унижала ее.
Библия акцентирует наше внимание на главной черте характера Феннаны — ее зависти. Дело в том, что Елкана более сердечно любил Анну, а не ее, Феннану, несмотря на то что та родила ему детей, а Анна была бездетна. Поэтому Феннана старалась почаще уязвлять Анну в ее самом больном месте — бездетности, побуждая ее к ропоту за то, что Бог «заключил чрево ее» (1 Цар. 1:5-6). Бездетность тогда считалась позором. Бездетные еврейские женщины плакали и горевали, считая себя обойденными Божьей милостью. Бог же пользовался бездетностью для духовного воспитания женщин, как это было с Саррой, Ревеккой, Рахилью, матерью Самсона и матерью Самуила, Елисаветой, матерью Иоанна Крестителя.
Конечно, там, где у одного мужа две жены, всегда будет процветать соперничество; появится зависть, переходящая в ревность, борьба за первое место у мужа. Вспомним Рахиль и Лию, двух родных сестер, родивших Иакову 12 славных сыновей. Даже они, внутриутробные сестры, не смогли уберечь себя от ревности, соперничества и горьких слез, что отравляло жизнь обеим. Ревность, соперничество на почве брака — это порок, духовная болезнь, свойственная людям скорее всего эгоистичным, ограниченным, недоброжелательным, которые не уважают ни себя, ни людей, ни своих прав на привязанность любимого ими человека. Своей нездоровой ревностью они выражают мелочность и тиранию своего плотского существа, низведенного до степени животного эгоизма. Если в Рахили и Лии этого еще не было, и их соперничество послужило к тому, что «обе устроили дом Израилев» (Руфь 4:11), то в Феннане это проявилось особенно отрицательно, отчего она потеряла свое высокое положение перед Богом.
Бог от начала определил каждому мужу только одну жену, как и Господь имеет одну Церковь, и это навеки, навсегда. Иисус подтвердил это библейское правило (Мф. 19:3-6). Но, отступив от Бога, потомки Каина завели себе двоеженство. Уже Ламех (седьмой от Адама по линии Каина) имел две жены — Аду и Циллу (Быт. 4:19-23). Двоеженство и многоженство в дальнейшем явились проклятием для всего человечества. Миссионеры стран Африки, Азии и Латинской Америки сообщают, что многоженство причиняло страшный и часто непоправимый вред многим народам и доставляло служителям много трудностей в благовестии Евангелия (П. Майер, «Чистота, любовь, брак», с. 129-134). Моисей вынужден был из-за жестокосердия народа, ослабившего закон Божий плотию (Рим. 8:3), позволить двоеженство (Вт. 21:15-17), которое никогда не могло послужить к славе Божией. Так Елкана, муж праведный и преданный Богу, оказавшись в положении двоеженца, причинил себе и своему дому немало переживаний. Но Бог, богатый милостью и щедротами, использовал эту ситуацию в его доме для духовного воспитания самой Анны.
Это было время конца правления судей Израиля. Духовно ослабевший народ мало заботился об истинном богопочитании, о подчинении закону Божию. Каждый поступал по собственному усмотрению (Суд. 21:25). И в служении при скинии дела обстояли не лучше. Глава священнического служения Илий не обуздывает своих сыновей, Офни и Финнееса, и те бесчестят святилище, отвращая народ от жертвоприношений. Суд Божий навис над Илием и его домом. Филистимляне, смертельные враги Израиля, начинают захватывать земли израильтян, порабощая народ. Но хуже всего было то, что Бог говорит к народу все реже и реже. Связь между Ним и Его народом почти нарушена. «Слово Господне было редко в те дни, видения были не часты» (1 Цар. 3:1).
В такое трудное время благочестивый Елкана не оставляет своего поклонения Богу. Ежегодно в праздничные дни он со всем своим семейством ходит в Силом для годичного жертвоприношения. В этот день он всем членам своей семьи делает праздничные подарки — Феннане с детьми и Анне. Анне он давал особую часть, так как любил ее больше. То, что он ее выделял, задевало самолюбие Феннаны, и она пользовалась любым случаем, чтобы уязвить Анну побольнее, досадить ей, возбуждая ее к ропоту. Для Анны эти праздники, вместо радости, приносили печаль и слезы. Они были для нее дополнительным мучением, так как в эти дни народ семьями ходил в Силом на богослужение, и там бездетность ее еще больше подчеркивалась. А Феннана делала все, чтобы специально отравлять ей жизнь. Она отравляла настроение не только Анне, но из-за горькой зависти и себе, и мужу.
Слово Божие говорит: «Мудр ли и разумен кто из вас? докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью. Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину: это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская; ибо, где зависть и сварливость, там неустройство и все худое» (Иак. 3:13-16).
Феннана не могла радоваться своим счастьем в многочадии, не имела права и хвалиться им, потому что ее сердце было опорочено горькой завистью и сварливостью, вернее, злоречием, и эту горечь она распространяла вокруг. «Ревность моя снедает меня» (Пс. 118:139), гложет меня, — пишет автор псалма, но у него была ревность Божия — о Господе, о деле Его. А Феннана страдала злой, бесовской ревностью, считая Анну своей соперницей. Ревность — это огонь, который, если вовремя не погасить, позже не уймешь; он воспламеняет и сердце, и язык. А язык — это тоже «огонь, прикраса неправды», — пишет Иаков (3:6-12). Он «воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны». Язык может разить, как отравленная стрела, и разрушать, как огонь. У лукавого человека этот огонь всегда на устах, не просто огонь, а «огонь палящий» (Пр. 16:27). «Смерть и жизнь — во власти языка» (Пр. 18:21).
Феннана знала, что в ней будущность Елканы, мужа ее, потому что у нее были дети, и она пользовалась этим правом, чтобы издеваться над Анной. Рождая детей, она не допускала мысли, что ее превосходству над Анной и господству в семье будет положен конец и ее влияние на мужа прекратится. Феннане казалось, что все надолго в ее руках. А Анна себя чувствовала особенно униженной и обиженной, более всего в дни торжеств, считая себя покрытой позором, оставленной Господом. Слыша ежедневно «надменные речи» и «дерзкие слова» (1 Цар. 2:3), она плакала и не ела.
Почему Елкана не прекратил издевательств Феннаны над Анной? Потому что он видел, что Феннана — плотская женщина, своенравная, своевольная и эгоистичная, думающая о личных интересах и имеющая злой язык. Таких женщин трудно обуздать. Он только утешал Анну и умножал к ней свою любовь. Он любил ее больше потому, что, наблюдая за обеими женами, видел кротость, богобоязненность, красоту характера одной и мелочность и пустоту другой. Анна ходила в страхе Божием, а Феннана водилась плотскими интересами и уповала на земные преимущества.
Амогло бы все быть иначе, будь Феннана более благоразумной и снисходительной женщиной. У нее было все: хороший муж, семья, дом, достаток, Бог и Его благословения. Было за что благодарить Бога и делиться счастьем с другими. Но огорчать и обижать она умела, а благодарить и славить Бога не спешила. Не видно, чтобы она благодарила Бога за благословение детьми, как это делала впоследствии Анна (1 Цар. 2:1-10), за мужа Елкану, который заботился обо всем семействе и так щедро одаривал ее и ее детей. Она могла бы утешать Анну, увещевать ее уповать на Господа, молить о Его милости. Могла бы крепко поддерживать ее в печали, даже помочь ей молиться о ее нужде, чтобы вместе вымолить хотя бы одного ребенка. Она могла бы ей сказать добрые, светлые слова, если бы у нее самой была добрая, светлая душа: «Не печалься, дорогая, не плачь о том, что ты бездетна. У нас ведь в доме есть дети, их много, хватит и на обеих. Будем растить их вместе, они ведь нуждаются в материнской опеке, ласке, внимании, я одна не справляюсь с ними. Давай этот труд по воспитанию разделим на двоих ради нашего общего мужа и ради Господа. Пусть будет вложена в них и твоя душа». Но нет, Феннана не способна на такое великодушие и не идет на такой шаг. Для желчной женщины подобное недостижимо. Напротив, она ревниво оберегает своих детей от Анны, не позволяя ей даже прикоснуться к ним. И все это из ревности, зависти, себялюбия. Как тут не вспомнить херувима осеняющего, который обладал всем, о чем только можно мечтать: совершенством, мудростью, красотой, властью. Но он позавидовал Богу и через это пал?! Был «печатью», «полнотой» и «венцом», но зависть сделала его «нечистым», и он низвергнут «с горы Божией» (Иез. 28:12-17; Ис. 14:13-15).
Вот они, плоды нечистой, злой, бесовской ревности: Каин убивает Авеля, своего родного брата, лучшего, чем он. Феннана угнетает смиренную Анну, избранную Богом для благословений Израиля; иудеи распинают Иисуса Христа, Спасителя людей. И все это из зависти. Бог не считает зависть просто слабостью характера. Он ставит ее в один ряд с самыми тяжелыми грехами (Гал. 5:19-21). И если человек носит в своем характере ревность и зависть, то он вредит себе больше, чем тому, к кому питает эти чувства. В этом заключается коварство этих пороков, что они бумерангом возвращаются к нему обратно и губят его. Чем закончила Анна? Радостью, молитвой благодарности и великим благословением, подарив Израилю сына-пророка, воссиявшего на все века, как светило лучезарное. А чем закончила Феннана, хвалившаяся своим благословением в детях? Бесславием и полным бесплодием для Господа. Сердце Феннаны, изъеденное завистью и ревностью, безучастное к слезам «соперницы» и безразличное к служению Елканы, к молитвам, ежегодным путешествиям в Силом для жертвоприношения и к самим жертвоприношениям, зачерствело, как сухарь. Такие сухие сердца благодать затронуть не может.
О, сколько сегодня есть таких безучастных, неблагодарных Фен-нан, которые не находят за что благодарить Господа! Они не испытывают к Нему чувства благодарности за полученные от Него милости и благословения, но постоянно устремляют взор на тех, кто стоит духовно выше их и кто, как им кажется, богаче, счастливее и успешнее их! Феннану снедало не то, что Елкана вообще не любил ее, а то, что он любил Анну «больше», чем ее. В этом сущность зависти, что кто-то больше тебя. Это черта низких натур, которые мстят за свое убожество, бросая грязь своих воззрений и мнений в святое и великое. Поэтому зависть — враг счастливых, она непримиримее ненависти и она спутник славы того, кто стоит повыше.
Сестра, кто ты: Феннана или Анна?
Блаженнее быть обиженным и войти в славу Божию, чем быть обидчиком и уйти в бесславие. Как предупреждает сегодня образ Феннаны женщин, входящих в Церковь Христову, чтобы они убегали от подобных черт характера, осуждаемых Писанием! Учитесь быть мудрыми, благоразумными, терпеливыми, беззлобными, светлыми и благородными, как Анна, а не такими узкими, колючими, острыми, злоречивыми, заносчивыми и высокомерными, как Феннана. Не становитесь тернием для других! И да поможет вам Бог все это понять и близко принять к своему сердцу преподанный урок!

Оглавление
Глава 17

АННА, МАТЬ САМУИЛА
И встала Анна после того, как они ели и пили в Силоме… И была она в скорби души, и молилась Господу, и горько плакала. И дала обет, говоря: Господи Саваоф! если Ты призришь на скорбь рабы Твоей… и дашь рабе Твоей дитя мужеского пола, то я отдам его Господу на все дни жизни его, и бритва не коснется головы его.
1 Цар. 1:9-11
…О сем дитяти молилась я… / Цар. 1:27
И молилась Анна и говорила… 1 Цар. 2: Г
Библия представляет нам Анну как великую молитвенницу, молитвы которой были услышаны Богом. Многие детали из ее жизни нам не показаны, а упомянуто лишь то, что должно послужить уроком для всех будущих поколений. Из истории Анны мы извлекаем важное поучение о том, что такое еврейская семья и настоящее разумное материнство, о чем мы уже немного познакомились из истории Иоха-веды.
Имя Анна означает «Божия милость», «благодать». «Благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа», — пишет евангелист Иоанн (1:17). Таким образом, имя Анна (благодать) говорит о безмерном духовном богатстве и величии сердца этой женщины, которую Бог использовал таким чудным образом. Она была глубокая, серьезная, благоразумная, а вместе с тем кроткая и послушная Богу женщина. Величие ее духа очень соответствовало величию той задачи, на которую Бог ее предызбрал. И имя свое она получила не случайно, так как имена в Израиле были говорящими. «Выбор имени, — считает еврейская традиция, — дело исключительно важное и ответственное, ибо жизненная сила и благословения, которые человек получает из высших миров, проходят, словно по каналам, по буквам еврейского имени» (М. М. Шнеерсон). Еврейские имена всегда отражали основную черту характера человека, поэтому в народе бытовала поговорка: «Каково имя [человека], таков и он» (1 Цар. 25:25).
Итак, на Анне опочила благодать Божия.
Анна была женою Елканы, происходившего от левитского рода (1 Пар. 6:22-28). Это был богобоязненный человек, который свято чтил закон Моисеев и любил Господа, со своим семейством ежегодно совершая паломничество в Силом и принося жертвы Богу. Вместе с ним любила Господа и Анна. Но у нее было свое великое горе — бездетность, ибо «Господь заключил чрево ее» (1 Цар. 1:5). Бесплодие всегда считается несчастьем, так как женщина не может родить наследника и украсить свою жизнь семейной радостью. Но для Анны бездетность была несчастьем вдвойне, потому что она не могла быть матерью для рождения Мессии, о чем мечтали все женщины Израиля. Это делало ее жизнь горькой, несчастной и, как ей казалось, бесполезной.
К великому огорчению Анны, все ее горячие мольбы к Господу о даровании ей сына оставались без ответа. Ее скорбь усугублялась еще и тем, что «соперница» (вторая жена Елканы Феннана) растравляла ее рану, побуждая к ропоту на Бога и на свою судьбу. Феннана изводила ее своими постоянными придирками, насмешками, упреками. О, такие женщины, как Феннана, большие мастерицы унизить натуру скромную и тонко чувствующую. Анна просто задыхалась в такой домашней атмосфере. Это враг так сильно мучил ее через ту, которая процветала и была злой. Анна настолько была удручена, что часто плакала и ничего не ела. Ласковые слова мужа не облегчали ее бремени, не приносили ей утешения, душа ее продолжала тосковать и томиться.
В печали, страдании и внутреннем одиночестве Анна проводила свои дни. Но сетование ее выражалось не в обидах, не в укорах на людей, а в жалобах Богу. Так длилось несколько лет. Желание ее не исполнялось, усердная молитва оставалась без ответа, а семейная обстановка накалялась, и она не понимала, почему Бог молчит, почему не удовлетворит ее просьбу и не утешит ее. Действительно, почему Господь так долго не отвечал на пламенные молитвы Анны? Ведь и в нашей жизни бывает нечто подобное, когда мы изливаем Богу свое сердце и не получаем ответа.
На это есть определенные причины. Были свои причины и у Анны.
Если посмотреть на ее проблему с ее узких, чисто женских позиций, то мы увидим, что в духовном отношении она была в чем-то неправа. В чем же? Постараемся понять это. Она ведь не грешила, была чиста и искрения пред Богом и пред мужем, и однако Бог не отвечал на ее слезные моления. А не отвечай потому, что она думала лишь о себе, скорбела лишь о себе, печалилась о том, что ее любимая мечта не сбывается. Ей хотелось только одного — родить сына, родить для себя, чтобы снять с себя позор бездетности. Дальше этого мысль ее не шла. Это был предел ее желаний. Бог же видел ее способность и хотел направить ее мысль в другое русло, чтобы дар Божий она употребила на Его дело.
Так часто бывает и у нас: наши мысли, желания и молитвы вращаются лишь вокруг собственных интересов, и за ними мы не видим великих нужд дела Божия, не видим проблем своих братьев и сестер, не молимся о них. Собственный эгоизм застилает нам глаза, и Бог поэтому не отвечает нам.
Если бы Анна оторвалась от скорби, целиком поглощавшей ее сердце^, и посмотрела внимательно на нужды и переживания своего народа, она бы увидела безотрадную картину, в сравнении с которой ее проблема казалась бы маленькой. Весь ее народ находился тогда в большом духовном упадке. Срочно нужен был муж Божий, нужен был вождь и пророк, который мог бы взять на себя бремя этого народа и вывести его из духовного кризиса. Но такого человека не было. Не было и женщины, способной его родить. Такие женщины, как Феннана, на это дело не годились, а их в народе было большинство.
Здесь требовалась женщина исключительного склада души и сердца; не просто верующая в Бога и не просто соблюдающая закон, но женщина глубоко духовная, самоотверженная, посвященная Богу и готовая на самопожертвование. И такую женщину Бог усмотрел в Анне, жене Елканы, но ее надо было еще воспитать. Она, конечно, не догадывалась об этом, а Господь допустил ее нести переживания, жизненные трудности, страдания души и сердца, чтобы раздвинуть рамки ее мышления, направить ее мысль отличного к общественному. Так в горестях и скорбях Анна духовно росла, прозревала, закалялась, укреплялась и мужала. Ее духовный кругозор расширился, вера и дух окрепли, и внутренне она созрела настолько, что стала намного выше окружавших ее женщин. Вот тогда-то ей и открылась нужда Божия. Она поняла, почему Бог не отвечает ей: Богу нужен был человек, полностью и сознательно подчинивший себя Его воле, чтобы Он мог править этим народом. И нужна была женщина, родившая такого человека.
Так, пройдя через свои личные испытания, Анна выросла духовно до того, что могла стать матерью нужного Богу пророка. Она принадлежала к тем редким женам в Израиле, которые были подлинно велики духом, велики верою и велики своим сердцем. Господь видел ее чистое, искреннее, жертвенное сердце, ее любовь к Богу, ее верность и преданность и воспитал в ней способность пожертвовать для Него самое дорогое — своего долгожданного сына, свое сокровище.
Бог всегда так поступал: когда Ему нужен был пророк или духовный вождь Израиля, Он готовил прежде самих родителей, особенно мать, могущую его воспитать. Так было с Моисеем, Самсоном, а в Новом Завете — с Иоанном Крестителем. Так было и с Самуилом. Печаль Анны о ее бездетности и бесплодности перекликалась с печалью Бога об Израиле, о его бесплодной духовной жизни, и Он искал человека, который мог бы обратить далеко ушедший от веры народ к Его завету. В лице Анны Он находит и приготавливает женщину, которая сумеет родить угодного Ему пророка.
Из Библии мы знаем многих бесплодных женщин, ставших плодовитыми для Бога, но ни об одной из них не сказано, чтобы она так усердно молилась о даровании ей сына. Анна верила, что дети — «наследие от Господа» (Пс. 126:3), поэтому слезно вымаливала их у Бога. Глубокая скорбь ее была молчаливой. И в этой молчаливой скорби она уразумела, чего хочет от нее Бог. Представ пред Ним в Силоме и беззвучно молясь, она дает Богу обет (1 Цар. 1:11). В этом обете она соглашается послужить Господу своим материнским сердцем и дает согласие родить для Него служителя, нужного для спасения Израиля. Она обещает Богу, что рожденный ею сын будет с детства посвящен Ему и останется под обетом назорейства на всю жизнь. Узнав об обете, священник Илий благословил ее именем Господним (1 Цар. 1:17).
Итак, как только Анна выросла духовно настолько, что поняла нужду своего народа, она переменила тему своих молитв, прося у Бога сына уже не для себя, а для Него. Бог ожидал такого решения Анны и с готовностью откликнулся на ее молитву. Вернувшись из Силома домой, она вскоре забеременела и родила своего первенца Самуила, вымоленного, выпрошенного у Бога(1 Цар. 1:20). С каким трепетом она ожидала его! Ее ребенок прежде появления на свет был окружен атмосферой молитвы, любви и страха Божия, и это сделало его таким желанным для Бога. Он был живым ответом на молитвы Анны, и она запечатлела это в его имени. Современное поколение людей не знает, что жизненная сила и благословения, которые человек получает от Бога, могут и должны отражаться в его имени. Господь помогает верующим родителям выбрать такое имя и влагает в их уста то единственное имя, которое подходит душе, пришедшей в мир. Само имя Самуил («Бог слышит»), сам вид его, его облик, сначала ребенка, потом отрока, юноши и зрелого мужа, постоянно напоминали народу, что Бог есть, что Он слышит молитвы взывающих к Нему и отвечает на них. Ведь весть о Самуиле, посвященном Богу в Силоме на все дни его жизни, быстро разнеслась по всему Израилю. Обстоятельства, предшествовавшие рождению Самуила, были тем семенем, из которого вновь воспрянула вера народа в Бога отцов.
Родив сына, Анна возрадовалась великой радостью и посвятила себя на подготовку младенца для передачи в храм На руки священнику. Нет сомнения, что и теперь она непрерывно молилась за сына, чтобы его рост и развитие как в родном доме, так и в храме проходили под охраной Божией и чтобы его посвящение Господу отложилось в его сердце как высшая священная необходимость. Она молилась о том, чтобы душа его могла оторваться от материнского сердца и в самом Боге нашла свое высшее призвание и определение. Бог же со Своей стороны обильно благословил Анну и восполнил ее жертву: она вновь зачала «и родила еще трех сыновей и двух дочерей; а отрок Самуил возрастал у Господа» (1 Цар. 2:21).
Анна настолько считала себя ответственной за воспитание Самуила, что на период кормления грудью и подготовки его для передачи в храм постоянно оставалась с ним дома, даже отказывалась от ежегодного посещения Силома. А по истечении времени подготовки она, согласно своему обету, привела его в Силом и представила священнику Илии со словами: «Я — та самая женщина, которая здесь при тебе стояла и молилась Господу; о сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я просила у Него; и я отдаю его Господу на все дни жизни его — служить Господу. И поклонилась там Господу» (1 Цар. 1:26-28).
Бог даровал Анне Самуила, а она, в свою очередь, охотно отдала его Богу, Которого беспредельно любила. Она засвидетельствовала, что для нее важнее всего был не сам ответ на ее усердное моление и что не дарованная ей лично благодать представлялась ей чрезвычайно драгоценным даром, а Господь и тот путь, посредством которого Он подал ей этот дар. В знак своей глубочайшей благодарности и во исполнение данного обета она отдает этот дар обратно Богу навсегда. Самуил остается при храме, а Анна уходит домой. При храме, благодаря попечению священника Илии и покровительству и охране Самого Господа, Самуил с детских лет научается водительству Божию и постигает нелегкую науку послушания и общения с Богом.
После того как передача отрока из рук в руки состоялась, из сердца Анны излилась вдохновенная молитва восхваления Бога. Вознесенная в храме, эта молитва не просто замечательна и трогательна, но она богоугодна и несет для нас поучение. Библия приводит полный текст молитвы, и, рассматривая ее, мы имеем благословенную возможность заглянуть в душу этой женщины. Терпеливо пройдя путь своих страданий и достигнув желаемого, Анна ближе узнает Господа. Он открывается ей как Тот, Чья сила совершается в немощи: немощная плотью Анна получает от Него сына вопреки всем своим ожиданиям, и это доказательство того, что чудо явно свершилось властью Бога.
В своей прекрасной песне Анна признает этот великий принцип верховной благодати и всемогущества Божия, заключающийся в том, что Он низводит в преисподнюю гордого и того, кто доверяется плоти, а слабого и немощного возвышает. Оттого сердце Анны переполнено чувствами радости. Она говорит: «Возрадовалось сердце мое в Господе… Я радуюсь о спасении Твоем» (1 Цар. 2:1). Спасение это целиком зависит от Бога: Он ее полный Спаситель от начала и до конца, и она это хорошо понимает. Радуясь о таком Спасителе, Анна не трепещет перед Его святостью, напротив, Его святость для нее — залог обещанного Им спасения. Не выполнить Своего обетования — значит нарушить святость. Анна радуется тому, что Бог — единственный ее Спаситель: «…нет другого, кроме Тебя; и нет твердыни, как Бог наш» (ст. 2). Она не нуждается ни в ком другом, потому что в Боге полнота всех благ; в Нем она находит полное удовлетворение своих запросов. С ее Богом никто не может сравниться. Он твердое основание всякой надежды, Он каменная твердыня, скала, из которой истекают воды жизни. Поэтому Анна и славословит: «Нет твердыни, как Бог наш».
Анна радуется о Господе как о Боге ведения. Бог знает ее сердце, ее проблемы, ее тревоги, знает о ней все и потому может научить ее, наставить, помочь ей. Человек, соревнующийся своими познаниями с ведением Божиим, впадает в надменность. Поэтому Анна говорит: «Не умножайте речей надменных; дерзкие слова да не исходят из уст ваших». Пребывай в смирении перед таким Богом ведения, признай свое невежество и учись у Него. Богу Анны открыто всякое человеческое сердце. «Дела у Него взвешены», — говорит она. Обширная деятельность человека не всегда является великой в глазах Бога. Готовность служить Ему и самопожертвование, которым сопровождается это служение, — вот что высоко перед Богом. Две лепты, положенные вдовой в сокровищницу, весили в глазах Господа больше, чем щедрые приношения богачей, потому что ее приношение сопровождалось большой жертвой.
Бог Анны силен преломить «лук сильных» и препоясать силой немощных. Те из нас, кто пребывает в постоянном сознании своей немощи, должны черпать в этом большое утешение, ибо Бог, на Которого мы уповаем, «умерщвляет и оживляет», «делает нищим и обогащает», «унижает и возвышает». «Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие» (ст. 8).
Бог Анны велик. Он Своей мышцей держит основания земли. И этот Бог, держащий Своим словом всю Вселенную, «стопы святых Своих блюдет». Он их водит и поддерживает, защищает и дает победу в борьбе. Он сражается за них и с врагами их. «Господь сотрет препирающихся с Ним; с небес возгремит на них. Господь будет судить концы земли…» Стрелы, поражающие Его врагов, изготовлены в небесных сферах и посылаются оттуда на землю. Победа приходит не от нас, но от него. Он дает «крепость царю Своему, и вознесет рог помазанника Своего» (ст. 6-10). Эти слова указывают на грядущего Царя и Помазанника Божия — Господа Иисуса Христа, истинного Мессию Израиля.
Это славословие Анны не просто молитва, но это пророческий гимн, прекраснейший из псалмов веры. Сердце Анны излилось в нем перед Богом в истинном поклонении. Она поет не о себе, не о своем возвышении, не о Самуиле, своем чудно приобретенном сыне, но поет о Господе, о Его величии и славе. Боговдохновенность этого гимна можно понять, если учесть всю духовную атмосферу того времени, царившую в народе израильском: в нем звучит сильное исповедание Иеговы, Бога Израилева. Этот гимн выражает характер Бога, пути Бога и цель Божию.
«Это история вмешательства Бога ради презренного и падшего Израиля, и это происходит через проявление Его власти, дающей крепость Его Царю, Его Христу. Это пророчество о путях Божиих, о великих принципах Его правления, которые были связаны с положением Израиля, начиная с того момента, когда оно было провозглашено, и до утверждения тысячелетней царской власти в лице Господа Иисуса» (Д.Н.Д., «Синопсис книг Библии»).
Песнопение Анны — единственное поэтическое произведение между песнью Деворы и псалмами Давида; оно является прообразом славословия Девы Марии, Матери Иисуса Христа (Лк. 1:46-55). Это уже мессианская песнь, выражающая надежду всех смиренных и униженных в этом мире. Она содержит упоминание о Мессии Израиля как Помазаннике Божием. На основании этой песни еврейская традиция почитает Анну пророчицей. Ее пророческая песнь, восхваляющая Бога, подтверждает это.
Анна выполнила великую задачу — родила и подарила Богу сына, пророка, которого Бог использовал во всей силе для восстановления славы Божией. За 20 лет своего служения Самуил сумел обратить весь Израиль к Богу отцов (1 Цар. 7:2).
Результат, достигнутый Анной, был получен благодаря ее самопожертвованию и силе духа; благополучие Самуила она ставила выше всего. То, что сделала Анна, — это пример для всех христианских женщин во всех поколениях. Она не походила на тех наших современниц, которые ищут свое совершенство в подражании мужчинам, имитируя их. Это гибельный курс, но как его изменить? Давайте будем учиться у святых женщин, жен Библии и подражать таким, как Анна. Удел женщины, жены — быть основой дома, семьи, хранительницей семейного очага. Женщине доверено воспитание сыновей и дочерей со дня их рождения и даже с момента их зачатия. Это ее главное дело и в этом ее призвание от Господа. Бог заповедал женщинам высшую миссию — поддерживать прочность семьи и народа воспитанием детей и внуков так, чтобы те оказались достойными пребывания в «Силоме», в Церкви Христа и чтобы каждая мать могла сказать о своем сыне или дочери: «О сем дитяти молилась я». Читая образ Анны, мы должны извлечь для себя урок на каждый день и помнить, что после того, как Бог благословил женщину семьей и детьми, все другие обязанности должны отойти на второй план. Главное дело жены и матери, и женщины вообще — быть фундаментом дома. В этом ее величие, ее задача и ее миссия, потому что никто другой за нее этого сделать не сможет. И да благословит Бог всякую женщину исполнить доверенную ей благородную задачу наилучшим образом и с радостным сердцем, как Анна.

Оглавление
Глава 18

МЕЛХОЛА
…Давида полюбила другая дочь Саула, Мелхола; и когда возвестили об этом Саулу, то это было приятно ему.
1 Цар. 18:20
Вторая дочь Саула получила имя Мелхола, что означает «ручей», «поток». Ручей вызывает у нас приятную ассоциацию своей чистой, журчащей, освежающей водой; но представление о потоке уносит нашу мысль в горное ущелье, по которому, с грохотом низвергаясь, катится вода, сметая все на своем пути. Так и Мелхола. Она начинает свою молодую, цветущую жизнь с чистой и нежной любви к юному и прекрасному Давиду, и любовь ее подобна струящемуся чистой водой ручью. Но бурный поток жизни увлек ее так, что она растеряла в нем и нежность, и любовь, и верность не только к своему мужу, но и к Богу.
Мелхола — царская дочь. Она с детства привыкла к роскоши и ничегонеделанью. Хитрый Саул охотно выдает ее замуж за Давида, который ведет войны царя, и замышляет через свою дочь погубить его. Он потребовал у Давида вено за Мелхолу: «сто краеобрезаний Филистимских, в отмщение врагам царя» (1 Цар. 18:21-25), лелея тайную мысль, что в этой схватке с ними Давид погибнет и Мелхола ему не достанется. Но отважный влюбленный легко справляется с этим заданием и добывает Саулу сто краеобрезаний филистимских, а в награду получает от царя Мелхолу в жены.
Мелхола влюбилась в привлекательного и мужественного Давида так, что готова была помогать ему даже вопреки воле отца. Да и как можно было не влюбиться в такого героя, как Давид, который прославился в поединке с Голиафом. Перед Голиафом трепетали бывалые солдаты, а этот юноша легко убил его камешком из ручья. Меткость, ловкость, смелость Давида восхитили тогда всех, и его готовы были полюбить все девушки Израиля. Это они пели о нем: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!» (1 Цар. 18:7).
Став женой Давида, Мелхола, движимая чувством искренней любви, защищает его от происков отца, помогая избежать многих опасностей. Расчеты Саула на то, что его дочь будет заодно с отцом и послужит для Давида сетью, не оправдались. Библия передает, как однажды Саул послал своих слуг схватить Давида, но Мелхола вовремя обнаружила их и помогла Давиду скрыться, спустив его по веревке из окна. Когда же Саул вторично послал своих слуг обыскать дворец, приказав принести ему Давида прямо на постели, они врываются в его спальню, «и вот, на постели статуя, а в изголовье ее козья кожа» (1 Цар. 19:16). Так имитация и сообразительность Мелхолы помогают Давиду скрыться, спасшись от верной смерти. Разгневанный Саул продолжает свое преследование, и ни в чем неповинный Давид вынужден бежать и много лет скитаться «по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр. 11:38).
А что в это время делает Мелхола? Может быть, как любящая жена следует за ним в места его убежищ и заботится о нем? Или, может быть, ожидая от него вестей, хранит ему верность и ищет с ним встреч, чтобы содействовать его возвращению? Увы, к сожалению, ни того, ни другого мы не видим. И куда девалась ее прежняя страстная любовь к Давиду? Как жена она обязана была бы предпринять какие-то шаги, чтобы видеться с ним,» чтобы поддерживать его дух, — ведь он так нуждался в ее поддержке, в ее любви, в ее верности, нуждался в материальной помощи! Но Мелхола молчит, как будто ушла в себя или поддалась наветам своего враждебно настроенного отца.
Как далее стали развиваться события? В 1 Царств 25:44 читаем, что Саул отдает Мелхолу в жены «Фалтию, сыну Лаиша, что из Галлима», и она соглашается на это замужество. Вот она — цена всей ее любви! Она не противится отцовскому вероломству, не протестует против его воли, но принимает новое замужество как должное. Если бы она по-настоящему любила Давида, то бежала бы из дому, отыскала бы Давида, как сделал ее родной брат Ионафан, который, вопреки отцу, поддерживал Давида, укрепляя его дух упованием на Бога (1 Цар. 23:16). Почему Мелхола не воспользовалась услугами брата и не поспешила пойти вместе с ним на свидание к мужу? Этому лишь одно объяснение: тщеславие и дух эгоизма ослепили ей глаза; избалованная, изнеженная, живущая в роскошных хоромах, она была не способна на самопожертвование, на риск, на подвиг трудных скитаний в пустынях и горах. Что стало с ее большой любовью к Давиду? Или в те времена женщина, даже и царская дочь, была столь бесправна, что не могла осмелиться на протест?
Нам известно, на что бывает способна любящая, верная и преданная мужу женщина, какое мужество, решительность, находчивость она проявляет. Чтобы быть рядом с любимым, настоящая любовь преодолеет любые трудности, принесет любые жертвы и не боится никаких опасностей. Она готова умереть за любимого. Но у Мелхолы мы не видим даже намека на это. Ее любовь к Давиду питалась за счет его героизма, его славы, почета, положения. Стоило этому измениться — иссякла и любовь, как ручей в летнюю засуху, и ее имя оправдалось: «ручей», высохший ручей или быстро иссякающий поток.
Вряд ли ее жизнь за Фалтием из Лаиша протекала счастливо, хотя последний, как видно, любил ее. Мелхола была из тех женщин, которые не приносят своему мужу счастья. Но если она так легко забыла Давида, то Давид не забыл ее. Он, конечно же, узнал, что Саул отдал ее замуж за Фалтия, и вынужден был, скрываясь от преследований Саула, тоже жениться. Он взял себе в жены Авигею кармилитянку, бывшую жену Навала, женщину мудрую, прекрасную видом и сердцем (1 Цар. 25:3). Авигея была полной противоположностью Мелхоле. Она последовала за Давидом всюду, разделив с ним скитания и все превратности его судьбы. Она высоко ценила его не только как мужа, но и как национального героя, как пророка Божия. Авигея верила в звезду Давида, в его великое будущее, возвышала его, заботилась о нем и, как истинная израильтянка, была предана Богу всем сердцем, как и он.
Окруженный любовью и заботой такой женщины, Давид все же не забыл и Мелхолу. Почему? Потому что она была его первой юношеской любовью. А кроме того, была его законной женой. Из-за нее он подвергал себя смертельной опасности. Благодарный душою, он помнил, как она когда-то любила и спасала его. Когда умер царь Саул, Давид послал гонцов к его сыну Иевосфею и потребовал у него возвратить Мелхолу. Он в это время уже воцарился над коленом Иудиным (2 Цар. 3:14-16). Иевосфей повиновался, и Мелхола была возвращена.
Священная история не описывает, как протекала жизнь Мелхолы по возвращении ее к Давиду. Бесспорно, быть замужем за царем, пользуясь всеми благами царского дворца и сана, гораздо престижнее, нежели за безвестным Фалтием из Лаиша. Здесь она имела все, чего пожелает ее душа. Но сердце Мелхолы, как видно, так ничем и не обогатилось от общения с таким мужем, как Давид. Она не ценит ни его славных дел, ни его трепетного поклонения Богу. Мы не видим у нее ни благодарности, ни любви к Давиду и к Богу, ни интереса к нуждам народа Божия. В ней все это угасло, и весь интерес вращался вокруг собственной персоны. Ее жизнь — жизнь для самой себя, жизнь праздная, бесплодная, бесполезная. У нее нет ни сына, ни дочери и никаких забот, нет и поиска цели и смысла жизни.
Мелхола не интересуется делами Давида, который в это время совершал нечто действительно великое для славы Божией и для умножения благополучия народа. Занятая собою, она целыми днями праздно сидит у окна и равнодушно смотрит на улицу. Да, есть род женщин, которые могут целыми днями ничего не делать, только сидеть у окна или на крыльце, на скамейке, с любопытством или безразличием рассматривая прохожих, ко всему холодные, равнодушные, инертные. Так и Мелхола, живя в царском дворце, она коротает время у окна.
А за окном царского дворца кипит жизнь. Там происходят великие события: Давид и слуги его вместе со всем народом, со священниками и левитами переносят ковчег Божий из дома Аведдара Гефянина в Иерусалим (2 Цар. 6). «Сделав Иерусалим политическим центром страны, Давид нашел необходимым сделать его религиозным центром через перенесение сюда ковчега завета. Это требовалось для того, чтобы возвысить значение города Давидова в глазах народа, а еще более для того, чтобы под личным наблюдением царя придать всенародному богослужению надлежащий порядок и торжественную обстановку и тем оживить религиозный дух народа» (Комментарий к Библии Лопухина, т. 1, с. 315). Давид и его народ были целиком погружены в это великое дело. «И когда несшие ковчег Господень проходили по шести шагов, он [Давид] приносил в жертву тельца и овна. Давид скакал из всей силы пред Господом; одет же был Давид в льняный ефод» (2 Цар. 6:13-14). Это шествие сопровождалось восклицаниями и трубными звуками всего народа. Радость и ликование израильтян были безмерны.
Все ощущали необыкновенный подъем и воодушевление, все славили присутствие Бога, прообразом Которого был ковчег завета. Одна только Мелхола не встала от окна, не вышла на улицу, не присоединилась к ликующему народу. Ее сердце очерствело, охладело к Богу, Которого так восторженно славил Давид. Оно охладело и к самому Давиду. Ей не понятно, отчего так ликует народ, зачем все это торжество? Подумаешь, ковчег завета! Что тут особенного? А Давид от охватившего его и переливающегося через край восторга стал прыгать прямо на улице на виду у всего народа. И весь народ так торжествовал и превозносил Господа, что встретил восторженные прыжки Давида как естественное выражение радости. Все слились в единодушном славословии Господа. Никому и в голову не пришло удивиться или осудить Давида за столь неординарное выражение радости. Все считали это вполне естественным и к месту. Только одна Мелхола, безразличная к Давиду и его Богу, холодно и критически глядела из окна на происходившую картину и, «увидев… Давида, скачущего и пляшущего пред Господом, уничижила его в сердце своем» (2 Цар. 6:16). Она даже привстала у окна, чтобы лучше рассмотреть пляшущего царя в окружении его свиты, и эта картина вызвала у нее негативные эмоции. Да, такие люди, как Мелхола, не могут понять высоких порывов и возвышенных чувств. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2:14).
Когда Давид возвратился в царский дворец, чтобы благословить свой дом, Мелхола, эта пустая, праздная и плотская женщина, вышла ему навстречу и выплеснула в лицо все дерзкие мысли, накопившиеся в ее душе по поводу увиденного. «Как отличился сегодня царь Изра-илев, — ядовито замечает она, — обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» (2 Цар. 6:20). Сколько желчи и холодного презрения в этих ее словах! Сколько желания уязвить побольнее того, кто был пророком Божиим, национальным героем Израиля и которого она некогда так горячо любила, но к которому теперь растеряла свою любовь, нежность и уважение!
Давид сразу все понял. Он понял, чем наполнено сердце Мелхо-лы, и ответил ей с должным достоинством. «И сказал Давид Мелхоле: пред Господом, Который предпочел меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождем народа Господня, Израиля, — пред Господом играть и плясать буду; и я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен» (2 Цар. 6:21-22). Его религиозный пафос, непонятный для честолюбивой и холодной натуры Мелхолы, вполне понятен и достохвален в глазах простого народа. Он приятен и Богу, потому что все это делалось от простоты и искренности сердца, от переполненной восторгом души. Давид, переживший много горестей, страданий и бед, теперь от души радовался. Он радовался, что Бог наконец избавил его от всех бед и послал обилие благословения. Ради этого он готов был во имя Его прыгать до неба.
Давид сложил чудный псалом о величии Бога, Который избавил его от руки врагов и от руки Саула. Вот замечательные слова этой песни, которые трогают сердца людей спустя тысячелетия: «Господь — твердыня моя, и крепость моя, и избавитель мой. Бог мой — скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего, ограждение мое и убежище мое; Спаситель мой, от бед Ты избавил меня! Призову Господа достопоклоняемого, и от врагов моих спасусь» (2 Цар. 22:2-4). Эта чудная песнь помещена в Псалтири под номером 17, и под ее словами каждый готов подписать свое имя. Какая могучая сила дышит из ее строк! Но для Мелхолы в этой песне нет части. Все то, что было духовно, ей безынтересно. Вот образец плотской женщины, равнодушной к вере, к Богу, к царственному певцу Израиля и к делам его.
После этого Давид устранил Мелхолу от близости к себе, и у нее, как свидетельствует святой летописец, «не было детей до дня смерти ее». Бог не дал Мелхоле детей от Давида ни в молодости, ни в зрелые годы; в старости он не приближался к ней совершенно. Так род Саулов и здесь пошел на убыль, а род Давидов все более укреплялся.
Какое поучение мы можем извлечь для себя, рассматривая образ Мелхолы?
Неудивительно, что юная дочь царя Саула горячо полюбила прекрасного Давида. Он был привлекателен и внутренне, и внешне. Любить мужественного, храброго героя, пользующегося славой всего народа, легко. Но что стало с этой любовью, когда пришли испытания и проверили прочность чувств? Она испарилась, а значит и не была настоящей. Выйдя замуж за Давида и пройдя с ним некоторый путь жизни, Мелхола так ничему и не научилась за те годы, которые провела подле него. Когда истинная любовь венчает два любящих сердца золотым обручем, они становятся одним сердцем и, как правило, в браке влияют друг на друга, а к концу жизни становятся внутренне и внешне похожими друг на друга. Один дух формирует их душу и внешность.
Но ничего подобного не произошло с Мелхолой. Равнодушная и холодная, она не восприняла ни его чудного преклонения пред Богом, ни его благочестивого желания исполнять волю Божию, ни его замечательного прославления Господа. Ее не трогали чудные духовные псалмы Давида, ни его песнопение, сопровождаемое гуслями. Эти песни потрясли тысячи сердец, вдохновляя на подвиг веры и любви во имя Бога, но сердце Мелхолы так и осталось незатронутым. Ее религиозная инертность не могла не вызвать отчуждения к ней всех, знавших ее, и тем более со стороны Давида, который знал ее лучше всех. Ее бесплодие и бездетность были наказанием от Бога.
Так бесславно окончилась жизнь той, которая имела все возможности принести добрый плод в житницу Божию, но из-за своего эгоизма и своенравия стала женщиной для себя и больше ни для кого.

Оглавление
Глава 19

АВИГЕЯ
Был некто в Маоне, а имение его на Кармиле, человек очень богатый… Имя человека того — Навал, а имя жены его — Авигея; эта женщина была весьма умная и красивая лицем…
И пришли слуги Давидовы к Авигее на Кармил, и сказали ей так: Давид послал нас к тебе, чтобы взять тебя ему в жену. Она встала, и поклонилась лицем до земли, и сказала: вот, раба твоя готова быть служанкою, чтобы омывать ноги слуг господина моего.
/ Цар. 25:2-3,40-41
В Ветхом Завете известны две Авигеи, обе имеют прямое отношение к Давиду. Одна из них — бывшая жена Навала, ставшая после его смерти женой Давида и родившая ему сына по имени Далуия (2 Цар. 3:3; 1 Пар. 3:1). Вторая же — сводная сестра Давида и мать талантливого военачальника Амессая. Мужем ее был Иефер измаильтянин (2 Цар. 2:25; 2 Пар. 2:16-17). Нас интересует Авигея, бывшая жена Навала.
Само имя Авигея означает «радость отца». Авигея действительно приносила радость людям своим человеколюбием, оптимизмом и мудрым отношением к ним; приносила радость не мимолетную, но прочную, сильную, светлую. Она была женой богатого, но вместе с тем злого, жестокого и неблагодарного человека по имени Навал, из рода Халева (1 Цар. 25:2-3). Имя Навал означает «безумный». Комментаторы Библии предполагают, что Навал — это не собственное имя, а прозвище, кличка, данная народом, потому что Навал поражал окружающих дикостью и нелепостью своего характера. Народный юмор, скрыв его настоящее имя, утвердил за ним репутацию самодура. «Ибо, каково имя его, таков и он. Навал — имя его, и безумие его с ним», — говорит о нем жена его Авигея (1 Цар. 25:25). Можем себе представить, как нелегко было ей жить с таким человеком.
Трудно сказать, как Авигея, женщина умная и красивая, оказалась замужем за Навалом. Возможно, отец ее, польстившись на богатство, выдал дочь за нелюбимого человека без ее на то согласия.
Священный летописец сообщает, как соприкоснулись пути Авигеи с Давидом: «И услышал Давид в пустыне, что Навал стрижет овец своих» (1 Цар. 25:4). Стрижка овец в Израиле давала повод для праздника, на котором богатый владелец обязан был проявить щедрость (2 Цар. 13:23). Давид, находясь со своей дружиной в пустыне, испытывал в то время большие трудности и нужду. Он решил воспользоваться обстоятельством стрижки и просить у Навала помощи, рассчитывая на то, что в свое время оказывал его пастухам неоценимую услугу, защищая его стада от разбойников и кочевников. Но Навал дерзко ответил слугам Давида: «Кто такой Давид, и кто такой сын Иессеев? Ныне стало много рабов, бегающих от господ своих» (1 Цар. 25:10).
Высокомерный отказ Навала Давид воспринял как личное оскорбление. Он тут же снарядил свою дружину и пошел отомстить этому злому человеку, чтобы защитить свою честь. Когда слуга известил Авигею об этом, она поняла, какая опасность грозит ее дому, и приняла все меры, чтобы предупредить непоправимое. Собрав достаточное количество продовольствия, она вместе со слугами идет навстречу Давиду. Когда же она и Давид оказались лицом к лицу, то ее почтительное поведение, ее мудрые слова от Господа и ее великодушная, благородная помощь, подоспевшая вовремя на Кармил, предотвратили мщение и пролитие крови. Господь повернул события так, что Давид из мстителя превратился в рыцаря, оценив по достоинству встреченную им смелую женщину и отдав на суд Божий ее мужа Навала.
Что можно сказать о Навале? Это был во всех отношениях негодный человек. Он проводил свои дни в пирах и увеселениях и принимал как должное то, что его многочисленные стада помогают охранять посторонние люди. В своей заносчивости он считал, что весь мир существует для него и все люди обязаны обслуживать его, и не испытывал чувства благодарности к людям. Этого черствого, неблагодарного эгоиста Давид и решил проучить. И вот за таким человеком, безрассудным и безумным, Авигея была замужем! Замечательно то, что свой долг жены она исполняла очень разумно. Женам нашего времени, которым судьба уготовала подобный крест и которые не всегда понимают, не всегда умеют и не всегда желают нести этот крест, есть чему поучиться у Авигеи. Давайте ближе познакомимся с образом этой замечательной женщины.
1. Авигея — умная и красивая женщина.
Писание несколько раз упоминает это, потому что ум и красота — это дар Божий. Ум и красота редкое сочетание для женщины. Обычно красивые лицом женщины не отличаются ни большим умом, ни большим благочестием. Красота не есть большое достоинство само по себе. Такая красота ослепляет внутренние очи. Женщина начинает гордиться своей красотой, высоко несет свою голову, с презрением относится к другим. Дух Святой через пророка Исайю обличает таких женщин, говоря: «…дочери Сиона надменны, и ходят подняв шею и обольщая взорами, и выступают величавою поступью, и гремят цепочками на ногах» (Ис. 3:16). Такие женщины, как правило, бывают несчастны в жизни и в замужестве, так как за ними гоняются мужчины гордые, заносчивые, часто развращенные, ищущие наслаждений и не желающие создать счастье семейной жизни. Красивые женщины попадают в эти сети, как птички в силки. Не потому ли Слово Божие говорит: «Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы» (Пр. 31:30).
Авигея же была не просто красивая, но и умная, к тому же и благочестивая, боящаяся Господа и мудрая в поступках. Она имела твердость характера и умела поставить себя с мужем так, чтобы не принимать участия в его пирах и увеселениях, которые Навал устраивал в своем доме, напиваясь допьяна. Авигея благоразумно уклонялась от этих попоек и занималась домашним хозяйством и благотворительностью. Возможно, ей это давалось нелегко. С такими мужьями нелегко строить семейную жизнь, и нет сомнения, что она не один раз вопияла к Богу, ища у Него помощи и защиты и прося Его совета и мудрости. Бог давал ей мудрость, и потому Авигея была женщиной мудрой и благоразумной. Мудрость — это качество Самого Бога. Через Духа Святого она дается ищущим ее (Ис.Ч 1:1-3; Иак. 1:5-6).
Авигея уподобилась тем женам, о которых Слово Божие говорит: «Мудрая жена устроит дом свой…» (Пр. 14:1), «Уста свои открывает с мудростию, и кроткое наставление на языке ее» (Пр. 31:26). По-видимому, весь дом Навала, этого злого нравом человека, держался заботами и мудростью Авигеи, которая умела устраивать все ко благу, хотя муж ее был жесток, мот и пьяница. Пусть современные женщины поучатся у мудрой Авигеи, как устроять свой дом и сохранять благополучие и истинное богопочитание при таком злом и нечестивом муже.
Нет сомнения, что в основе мудрости Авигеи лежал страх Господень, ибо написано: «Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение» (Пр. 15:33). Эти слова как нельзя лучше подходят к Авигее: у нее были и смирение, и страх Господень, и мудрость, и рассудительность, так что она сумела жить с таким злым мужем и сохранять благочестие. Она нашла возможным не участвовать в его нечестии. Даже не всякая христианка умеет так поступать, хотя новозаветная благодать дает намного больше мудрости и возможностей, чем ветхозаветный закон. Слуги хорошо изучили характер Авигеи, своей госпожи, и именно ей рассказали, какая опасность грозит ее дому из-за безумных выходок Навала. Для него было все равно: пусть погибнет даже его дом, жена и слуги, лишь бы было так, как он сказал. Это был самовлюбленный самодур, и Авигея знала, как с ним обращаться. Она предприняла те шаги, которые привели к миру.
2. Авигея здрава, воздержанна и очень благоразумна в поступках.
Узнав об опасности, нависшей над ее домом, она проявляет хладнокровие, выдержку и большой такт. Навал в это время закатил пир, «как пир царский», был навеселе и очень пьян. Говорить с пьяным человеком — это бросать слова на ветер. Видя пир Навала, его пьянство и безрассудство, Авигея молча удалилась и ничего не сказала ему до утра. Редкая женщина поступила бы так. Она не кричит на мужа, не ругается с ним, не закатывает истерик, хотя опасность действительно грозила им. Она действует обдуманно, спокойно и уверенно, одним словом, благоразумно, чтобы устранить опасность, и с помощью Бо-жией достигает успеха. Только на второй день утром, когда Навал проспался и протрезвел, Авигея рассказала ему, какая опасность грозила им и как она ее предотвратила. И от ужаса, который объял Навала, «замерло в нем сердце его, и стал он, как камень. Дней через десять поразил Господь Навала, и он умер» (1 Цар. 25:37-38).
Почему замерло сердце Навала? От страшного испуга, так как он понимал, что слова Авигеи — не пустая болтовня или трескотня легкомысленной женщины. Ее доводы были разумны, слова взвешены и правдивы, а это действует сильнее всякого выговора. Так ли поступают современные жены-христианки, оказавшись в подобных обстоятельствах? Взвешены ли их слова, разумны и правдивы ли они? От их слов во многом зависит их победа над нечестием в их доме, если мужья их подобны Навалу.
3. Авигея — женщина смелая и мужественная.
Она одна, ночью, без сопровождения воинов, только со слугами своими отправилась навстречу оскорбленному и разгневанному Навалом Давиду, который с четырьмястами воинами шел поразить Навала и все, что у него. Нет сомнения, что она прежде молилась Богу, просила у Него мудрости, как говорить с Давидом, как умилостивить его лицо. Она возносила горячую мольбу к Тому, в руках Которого жизнь и судьба всего ее дома Она просила у Бога мудрости предотвратить непоправимое и убедить Давида удержать свою руку от мщения, отложить свой гнев и свой человеческий суд передать Богу. Она ведь знала о его смелости, решительности, о его геройском духе, и это приводило ее в трепет.
Бог услышал ее и дал просимое. В ее сердце Он вложил такую мудрость, а в ее уста вложил такие убедительные слова, что Давид при встрече восхитился речью Авигеи. Он не только прислушался к ее словам, но и благословил Господа, говоря: «Благословен Господь, Бог Израилев, Который послал тебя ныне навстречу мне. И благословен разум твой, и благословенна ты за то, что ты теперь не допустила меня идти на пролитие крови и отмстить за себя» (1 Цар. 25:32-33). Видно, Навал нанес Давиду страшную обиду своим высокомерным отказом помочь ему в час нужды, в то время как Давид, не жалея сил, помогал стеречь его стада. Проницательный взор Давида сразу отметил, насколько разумна и мудра эта женщина, насколько благословенны ее слова и действия, ее намерения и желания. Он почтил ее и прославил Господа за ее такт и разум. Она была полной противоположностью злому и безрассудному Навалу. Как такое может сочетаться в одном доме, в одной семье? Может, благодаря мудрости и большой выдержке Авигеи, ее терпению, природному такту и великому благочестию.
4. Авигея — женщина смиренная и почтительная.
Очень интересна ее встреча с Давидом. Авигея поспешила сойти с осла, поклонилась Давиду до земли, пала к ногам его со словами: «На мне грех, господин мой; позволь рабе твоей говорить в уши твои. И послушай слов рабы твоей». Заметим, что это говорит та, которая сама была госпожой и имела слуг. Она поступает здесь мудро и смиренно, поднимается до уровня новозаветного Евангелия, которое учит прощать, терпеть, любить и спасать. Кто из нас даже сегодня, когда есть жертва Христа, давшего нам великий пример, может взять грех другого на себя? Какой муж или какая жена сегодня берут грех друг друга на себя? А ведь это вполне естественно и закономерно, когда муж берет грех жены, а жена берет грех мужа на себя. Авигея оказалась мудрее многих верующих наших дней. Она смело и решительно отождествляет себя со своим мужем Навалом, несмотря на то что он негодный человек. Его грех и безумие она берет на себя и молит Давида: «Прости вину рабы твоей» (1 Цар. 25:28).
О прекрасная Авигея! Красота твоего сердца превосходит красоту твоего лица. Бог же смотрит не на лицо, а на сердце (1 Цар. 16:7).
Авигея не была виновата в том, что натворил Навал, не была соучастницей в его злых поступках, в его грубости, безумии и неблагодарности. И все же она говорит Давиду: «Прости грех рабы твоей». Она понимала, что по Господнему плану только так совершается искупление, что вина ее мужа — это и ее вина. Она ведь с мужем одно, одна плоть. Авигея не отделяет себя от Навала, не перекладывает вины его на других. Она считает: раз Навал виновен, значит виновата и она. Она понимает закон духовного мира: грехи мужа есть и грехи жены и, наоборот, дурные привычки мужа есть дурные привычки жены. Все доброе — пополам, и все худое — пополам, на двоих. Хорошо понимая этот закон, она потому так проникновенно обращается к Давиду (1 Цар. 25:23-28).
На миг представим себе эту картину. Авигея, богатая, красивая и умная госпожа в окружении своих слуг стоит перед Давидом. А Давид — изгнанник, беглец, бездомный скиталец. Но Авигея превозносит его как своего господина. Она помнит, что Господь обещал ему царство, и потому называет себя его рабою, его подданной. Она низко поклонилась ему, пала перед ним на лицо свое и молит о прощении. А фактически она ведь не была виновата. Она просит загладить вину Навала, ее непутевого мужа.
Как часто современные женщины не спешат пасть на колени не перед человеком, а перед Господом в сознании своей собственной вины. Сколько сегодня женщин, которые правы в собственных глазах и которые винят только мужей, складывая на них свою вину! Бог даровал нам образы библейских женщин, чтобы мы брали с них пример, учились у них, как поступать благочестиво в разных ситуациях.
Вот результат мудрого поведения Авигеи: «И принял Давид из рук ее то, что она принесла ему, и сказал ей: иди с миром в дом твой; вот, я послушался голоса твоего, и почтил лице твое» (1 Цар. 25:35). Авигея поступила по словам автора Притчей 31:26: «Уста свои открывает с мудростию, и кроткое наставление на языке ее». А мудрость и кротость успокаивают любой гнев, вызывая к себе расположение.
5. Авигея — женщина глубокой веры и широкого кругозора.
Речь, которую она держит перед Давидом, не сразу и поймешь: в ней каждое слово взвешено и несет информацию, раскрывающую Авигею как женщину глубокой веры. И то, как она при этом себя ведет и что говорит, указывает на нее, как на прообраз Церкви. Из ее речи мы видим, что она в гуще событий своего народа. Она не просто интересуется тем, что происходит, и не только изучает Божий повеления, законы и обетования и внимательно следит за происходящим в Израиле, но она проникает в дух замыслов Божи-их относительно отверженного Давида. Удивителен дух ее веры, с позиции которой она оценивает Давида. Авигея рассматривает его в соответствии с тем светом и теми обетованиями, которые Бог сказал о нем. Она понимает, что он Божий избранник и ведет войны Господни, вто время как другие, и в частности Навал, считали его одним из «рабов, бегающих от господ своих» (1 Цар. 25:10), т. е. отщепенцем, бунтовщиком, восставшим против своего царя. Авигея не только не разделяет мнения своего мужа, но осуждает его за это. Она рассматривает Навала как уже осужденного Богом за свою дерзость и безумие. Обо всех явлениях, связанных с личностью Давида, она судит с позиций света Божия (ст. 26). Фактически Духом Святым она произносит над Навалом суд, который Бог исполняет спустя 10 дней, хотя Навал и преуспевал у себя дома, а Давид был в изгнании и спасался бегством. Но он временно гоним Саулом, считает она, Богу же он угоден и нет зла в его руке.
В речи Авигеи очень наглядно представлены разные оценки, с которыми она подходит к этим двум личностям: Саул для нее и не царь вовсе, с ним она не считается, хотя он восседает на престоле; а Давид, хотя отвержен и преследуем, истинный царь и господин ее. С точки зрения ее веры Давид — вождь над Израилем, а Саул — всего лишь «человек». «Если восстанет человек [т. е. Саул],- говорит она,- преследовать тебя и искать души твоей, то душа господина моего будет завязана в узле жизни у Господа, Бога твоего, а душу врагов твоих Он бросит как бы пращею» (1 Цар. 25:29-30). То есть жизнь Давида дорога в очах Божиих и находится под особой Его охраной. Мне кажется, каждому ясно, что в речи этой мудрой женщины, жены веры Давид предстает как прообраз Христа, а сама Авигея — как покорная Ему Церковь, покорная душа, которая в духе отводит Царю своему (Давиду) Его место, а сама занимает подобающее положение перед Ним. Такой дух — это дух истинной Церкви, дух истинного христианина.
Авигея твердо верит в звезду Давида, в его великое будущее; верит, что Господь облагодетельствует его и поставит вождем народа Своего, Израиля. Она говорит: «Господь непременно устроит господину моему дом твердый» и умоляет его укротить свой гнев, предсказывая ему в будущем твердое и славное царствование. Она желает, чтобы это царствование его не омрачилось воспоминанием о напрасно пролитой крови безумца Навала и его домашних.
Такова истина о замыслах Божиих (2 Цар. 7:11) во всей полноте. Не подозревая этого, Авигея сама по себе, но при участии Духа Святого создавала положение Церкви в будущем, которое она готовила себе с таким усердием, искренностью и любовью.
Вдохновенное исповедание веры этой женщины очень ободрило Давида, который едва-едва не пошатнулся на высоте своего положения в тот критический момент. Но навстречу вышла она, прекрасная, мудрая Авигея и остановила руку Давида, приготовившегося к мщению. Давид воспринял ее голос, как голос Божий, а когда она овдовела, принял и ее саму, и в соответствии с ее голосом и пролившимся на него светом действовал.
6. Авигея — жена Давида, народного героя Израиля.
Наверное, Давид впервые встретил такую умную, толковую, притом красивую и богобоязненную женщину, как Авигея. Эта встреча оставляет в его душе неизгладимое впечатление. Ее речи сразу же угасили в нем справедливый гнев на Навала: он послушался ее мудрого совета и пощадил жизнь Навала.
Вскоре Авигея становится вдовою. Сам Господь совершает Свой праведный суд над Навалом, и он умирает. Узнав об этом, Давид прославил Господа за то, что Он обратил злобу Навала на его голову и воздал ему за то посрамление, которое он нанес Давиду, а Давида сохранил от зла. Долго не раздумывая, Давид посылает своих слуг к Авигее с предложением стать его женою. Этим он не только почтил ее как мудрую женщину, но полюбил ее, удостоив своего избрания. Чуден ее ответ послам Давида: «Она встала, и поклонилась лицом до земли, и сказала: вот раба твоя готова быть служанкою, чтобы омывать ноги слуг господина моего». Авигея духом чувствовала величие Давида, то, что ему принадлежит необыкновенно великое будущее, и потому очень смиренно приняла его предложение. Ее смирение покоряет своей простотой, чистотой и безыскусственностью. Оно возносит ее на большую высоту.
Поспешно собравшись, Авигея пошла за послами Давида и сделалась его женою.
7. Авигея — одна из прекраснейших жен Давида, царя.
Находясь с ним в замужестве, Авигея и здесь проявляет верх своей мудрости: будучи богатой, умной и красивой, она не ищет себе в этом браке привилегий, личных благ и выгод, но ищет блага, уюта, радости для мужа и его верных слуг. Как она сказала, так и поступает, с любовью служа мужу как господину и служа его слугам. Она понимает, что его слуги — это слуги Господа, которые вместе с Давидом совершают дела Божий. Авигея последовала за Давидом повсюду, разделяя с ним страдания и все опасности его скитальческой жизни, заботясь о нем. Далеко было Мелхоле, царской дочери, до Авигеи с ее мудростью, практичностью, жертвенным служением и смиренной, безупречной жизнью в качестве жены Давида. Какое же великое сердце имела Авигея, эта восхитительная женщина! Впоследствии, когда Давид стал царем, она была возвеличена и введена в его царский дворец и родила ему сына, по имени Далуия.
Авигея, разделившая с Давидом скитания, посрамление и крестный путь, является дивным прообразом Церкви Христа, которая на земле разделяет с Господом Его муки и крест, Его воинствование, а в небе — Его Царство и славу. Церковь, как и Авигея, является в земной жизни слугою Христа, а в жизни будущей — Его царственной женой.

Оглавление
Глава 20

ВИРСАВИЯ
…Давид… увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива.
2Цар. 11:2-3
Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею.
Мф. 1:6
Писать о Вирсавии нелегко. Слишком большое пятно лежит на ее биографии в глазах многих, и все ее прекрасные стороны никак не могут закрыть это пятно в глазах этих многих. Не потому ли исследователи Библии, как правило, молчат о ней. И все-таки нельзя пройти мимо той, которая родила самого мудрого человека в мире — царя Соломона.
Имя Вирсавия означает «дочь клятвы».
Нам трудно сказать, почему внучка Ахитофела Гилонянина была названа Вирсавией, какая клятва подтверждалась ее рождением. Но факт тот, что эта «дочь клятвы», эта женщина по имени Вирсавия, сыграла важную роль в жизни царя Давида. Вирсавия была дочерью Елиама (2 Цар. 11:3), которого еще называли Аммиилом (1 Пар. 3:5). Дедушкой Вирсавии был советник Давида Ахитофел Гилонянин (2 Цар. 23:34). «Советы же Ахитофела, которые он давал, в то время считались, как если бы кто спрашивал наставления у Бога. Таков был всякий совет Ахитофела как для Давида, так и для Авессалома» (2 Цар. 16:23). Мужем Вирсавии был Урия Хеттеянин, один из тридцати храбрых дружинников Давида (2 Цар. 23:39). Некоторые склонны считать и Вирсавию по матери хеттеянкой, хотя доказательств этого в Библии мы не находим.
Нам известна из Писания история Вирсавии, как она оказалась женой Давида и стала матерью Соломона, самого мудрого из царей израильской истории. Давид преступил закон Божий и послал Урию на смерть от стрел аммонитян, чтобы завладеть Вирсавией. И когда тот погиб под стенами Раввы аммонитской, Вирсавия тяжело скорбела и плакала о нем (2 Цар. 11:26-27). «Когда кончилось время плача, Давид послал, и взял ее в дом свой; и она сделалась его женою, и родила ему сына. И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа» (2 Цар. 11:27).
О Вирсавии автор библейской истории пишет, что она была очень красива. Волею случая или по решению сверхъестественных сил она оказалась в поле зрения царя Давида и привлекла к себе внимание не только его, но и всех сил ада, которые старались сделать ее предметом обольщения, чтобы погубить ее и Давида. О нем написано: «Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею» (2 Цар. 11:4).
Неужели только сексуальная сторона привлекла Давида к ней? Владимир Соловьев писал, что «когда человек испытывает сексуальные порывы, то небо и ад с одинаково пристальным вниманием следят за ними». Небо понимает, как легко человек именно в этой области искушается и часто падает. Небо хочет видеть человека победителем и в сексуальной области. Силы же ада считают, что это один из наилучших моментов уловить человека в грех и погубить его. Ведь немало великих людей падало именно при искушении на сексуальной почве. Не устоял в этом и Давид и был уловлен в сети диавола. Ему грозил смертный приговор от правосудия Божия.
Насколько в этом была виновата Вирсавия?
Нет, Вирсавия не была соблазнительницей. Она не принадлежала к той категории легкомысленных и коварных женщин, о которых предупреждает Писание в Притчах 2:16-19; 5:3-6; 7:5-27. Она не строила планов обольстить царя Давида, не имела намерения обесславить Господа. Она не строила ему оковы, как это говорится о блудницах, ноги которых нисходят к смерти и стопы достигают преисподней. Множеством ласковых слов она не увлекала Давида. Не вина была Вирсавии и в том, что она была очень красива и что ее привлекательность разбудила страсть царя Давида, вызвала лавину его чувств, и он послал слуг взять ее. Правда, она могла решительно воспротивиться ему, указать ему на свое замужество и на закон Господень, но из-за притягательной личности самого Давида не в силах была отказать ему. Какая из женщин не хотела бы быть рядом с тем, о котором все израильтянки пели: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч»? Он ведь был легендарным героем Израиля, к тому же и царем этого народа. Где было взять сил, чтобы воспротивиться, хотя и совесть, и нравственный закон, и здравый смысл говорили: «нельзя!»
Здесь хочу предупредить читателя: я не склонен оправдывать ни Давида, ни Вирсавию, ни их поступка; но не намерен и становиться их судьей. Бог достаточно наказал, а затем и оправдал их. Мое же желание — лишь показать во свете истины тот нравственный образ этой женщины, который мне открылся при чтении Писания, женщины, неосознанно так повлиявшей на царя Давида, что однажды он оступился и впал в грех и преступление. То, что его чувство к Вирсавии не было мимолетным увлечением, показывает тот факт, что Давид настойчиво стремился жениться на ней, желал узаконить свою связь. Разбудить такую глубину чувств не могло просто естественное женское очарование. Сделать это могла женщина, обладавшая незаурядным умом, силой духа, благородством личности, глубиной и некой поэтичностью своей натуры. Подбирая разящую стрелу против человека Божия, которая сработает наверняка, враг душ человеческих подставил ему на пути не просто красавицу, но и личность женщины неотразимого внешнего и внутреннего обаяния. Несомненно, Давид поддался обольщению сатаны, этого мастера очаровывать и увлекать, губить и умерщвлять. На короткое время враг сумел усыпить его духовную бдительность над своим сердцем, и обольщение сработало.
Но давайте объективно разберемся и взглянем на Вирсавию с позиций единственно достоверного источника — Священного Писания. Летописец Библии отмечает, что Вирсавия была женщиной редкой красоты. Она происходила из рода умных людей: ее дедушка был одним из наиболее мудрых советников Давида. Такими же искрами света и мудрости светился и ее ум. Недаром именно она рождает премудрого Соломона, что указывает на одаренность рода, на мудрость, передающуюся через поколения. Все это знак благословенное(tm) и самой Вирсавии.
Посмотрите на нее уже после замужества. Видим ли мы ее господствующей, властной, деспотичной, притязательной, как Иезавель? Нет! Или видим ли мы ее праздной, легкомысленной насмешницей, как Мелхола? Нет! Или видим ли мы ее ревнующей Давида к другим женам, завистливой, мелочной, неблагодарной, как Феннана? Нет! При всем своем высоком положении самой возлюбленной из жен Давида Вирсавия заняла место в тени и ведет себя самым достойным образом. Это говорит о том, что она женщина скромного, тихого, благородного нрава, глубоко верующая, способная благоговеть пред Богом, как и Давид. По отношению к Давиду она стала верной и любящей женой, преданной подданной и хорошей матерью своим детям. Во всех книгах Царств мы нигде не видим ее в неприглядной ситуации. Став женою Давида, Вирсавия, как видно, старалась вести себя благоразумно и с должным достоинством, оказывая на него положительное влияние. По крайней мере, таких выходок, как у Мелхолы, она не допускала ни при каких обстоятельствах. Только такая женщина, как Вирсавия, умная и смиренная, могла родить славного наследника престола Давидова, равного которому по мудрости на земле больше не было.
Неспроста ведь и сын ее, Соломон, почитал свою мать высоко. Когда она входила к нему и он сидел на царском престоле, он почтительно вставал пред нею, кланялся ей и распоряжался, чтобы и ей ставили престол рядом с ним по правую руку от него (3 Цар. 2:19-20). Такие почести могли оказывать только достойной матери.
Вирсавию винят в том, что она посодействовала раскрыть заговор Адонии, сына Давида, от его четвертой жены Аггифы (1 Пар. 3:1-3) с целью возведения Соломона на царский престол. Но у нее на это были веские основания, т. к. сам Давид клятвенно обещал ей, что царем Израиля после него будет Соломон. Давид имел об этом откровение от Бога (3 Цар. 1:11-17,29-30) и неуклонно следовал ему. Вирсавия же, как мудрая женщина, проявила здесь инициативу и воспользовалась своим влиянием, но она влияла на мужа и на сына тактично, без злоупотреблений. Как мать она, конечно, переживала за Соломона; да и из всех сыновей Давида он один и был достоин царского престола. На него претендовали Авессалом и Адония, но оба были неспособны возглавить Израиль и за свою дерзость поплатились жизнью. При заговоре Адонии и жизнь Вирсавии подвергалась смертельной опасности, поэтому она была вынуждена обратиться к Давиду за помощью.
Сам Бог возлюбил сына Вирсавии, которого она родила после умершего первенца и дала ему имя Соломон («царь мира»). Пророк Нафан, которого Господь послал к Вирсавии, нарек ему другое имя — Иедидиа, т. е. «возлюбленный Богом» (2 Цар. 12:24-25). Как облагодетельствовал Бог Вирсавию! Это Он определил Соломона в цари Израиля после Давида. И кто мог это переменить?
Что бы там ни говорили, Вирсавия — глубоко любящая Бога и Его волю женщина, благочестивая и твердая в вере. «Признаком твердого в вере и благочестии характера является не неспособность согрешить, а немедленное возвращение на правильный путь. Если люди пренебрегают этим святым правилом, им приходится тогда долго блуждать в тумане и барахтаться в грязи в тщетных поисках выхода, чем предоставляют сатане преимущество мучить и губить себя» (Эндрю Мюррей, «Пребудьте во Мне»).
Но Вирсавия и Давид отыскали эту единственно правильную стезю и нашли благоволение у Бога: они вместе упали и вместе поднялись через полноту исповедания. Вирсавия мужественно переносит суд Божий и суд человеческий, безропотно принимает смерть своего первенца, как возмездие за грех. Ее скорбь — тихая, сокровенная, скорбь сердца, сознающего свою вину и уповающего на милость Божью. Она кротко принимает Его бьющую руку и становится пред Богом и людьми в такое положение, что вызывает на себя безмерное могущество благодати Божией. Не сказал ли Господь через пророка Исайю: «А вот, на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66:2)? Бог призрел на кающихся и сокрушившихся Давида и Вирсавию, и они оба получили Божие оправдание, о чем свидетельствуют рожденные Вирсавией сыновья Соломон и Нафан, через которых продолжилось родословие Иисуса Христа.
Тайну личности Вирсавии и ее благословений от Бога помогает нам понять новозаветная блудница Мария Магдалина, за свою великую любовь к Господу, сокрушенность и жертвенное служение вознесенная на один уровень с апостолами Христа. Между Вирсавией и Магдалиной есть сходство в том, как они обе шли к Богу из большой глубины и обрели себе место у Его сердца. Вместе с Давидом и Вирсавия могла воскликнуть, как и мы можем присоединиться к ним: «Все кости мои скажут: Господи! кто подобен Тебе, избавляющему слабого от сильного, бедного и нищего от грабителя его?» (Пс. 34:10). «Сильный» и «грабитель» здесь — это сатана. В Вирсавии он потерпел поражение, потому что верою, любовью и покаянием она открыла для себя двери благодати Божией, которая является результатом чудес Божеского сердца.
Вирсавия собою показала, что, хотя она и глубоко пала, но не осталась в падении, а нашла в Господе силы, укрепилась и была восстановлена. Она духом своим почувствовала, что «Господь поддерживает всех падающих, и восставляет всех низверженных» (Пс. 144:14). И потому она стала примером для многих, упавших ниже ее, которые ныне, в день благодати, имеют во Христе много больше возможностей достигать духовных благ, чем Вирсавия, но не пользуются ими и не прилагают старания к этому. Из-за малодушия и маловерия многие доводят себя до смерти духовной вместо того, чтобы в простоте сердца идти к Богу с покаянием. Бог — Отец наш, и Он желает, чтобы «хромлющее не совратилось, а лучше исправилось» (Евр. 12:12-13). Верою можно все поправить, уповая на Его благодать.
Спасительная благодать — это великая тайна Божия, непостижимая и необъяснимая с человеческой точки зрения, как и Его любовь, превышающая наше разумение (Еф. 3:19). Благодать — это фактически незаслуженная любовь Бога к кающемуся грешнику. Это бесконечно великая, неисчерпаемая и неограниченная Его милость (Еф. 2:8-9).
Священное Писание и практика жизни дают нам много примеров того, как и святые люди попадали в сложнейшие искушения, иногда падали, но их вера в благодать Божию поднимала их из праха и возносила на высоты Божий. Грех, совершенный Давидом и Вирсавией, сатана считал достаточным основанием для их погубления. Но он не знал силы благодати Божией, которая совершила чудо восстановления падшего. Давид и Вирсавия не только были восстановлены, но навеки засияли как пример победы над смертельными происками врага. Они показали собою, что грех, предназначенный сатаною для убиения образа Божия в человеке при содействии Духа Святого и веры человека в благодать Божию, может быть обращен в средство преображения и проявления в нем изумительных качеств новой твари. В этом отношении они великий пример для всех грешников, которым открыты двери благодати Божией, позволяющей обновиться и вновь воспрянуть в Иисусе Христе.
Новый Завет начинается со строк: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова…» (Мф. 1:1). Это говорит о том, что Давид с Вирса-вией вызвали на себя такое могущество благодати Божией, что семя их _ Спаситель мира Иисус Христос — назван их Сыном. Полагаясь на силу смерти Христа, покрывающей вину греха, будем стараться развивать в себе твердую веру в живого Господа, могущего освобождать нас от уз греха ежедневной жизни. Христос действует могущественно в том сердце, где есть вера и смирение. И если мы будем пребывать во Христе и следовать Его заповедям, Он даст достаточно силы для преодоления всякого искушения и осуществления победоносной, торжествующей жизни.

Глава 21

ЦАРИЦА САВСКАЯ
Царица Савская, услышав о славе Соломона во имя Господа, пришла испытать его загадками.
ЗЦар. 10:1
Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона.
Мф. 12:42
Царица Савская принадлежит к тем редким женщинам, которые не жалеют ни своих сил, ни больших расходов, ни множества хлопот и не считаются ни с какими трудностями ради того, чтобы послушать мудрости Божией. Библия говорит, что, услышав о славе Соломона, она «во имя Господа» решает нанести ему визит, чтобы «испытать его загадками», и по всему, что там увидела и услышала от него, удостоверилась в его действительном величии, превышающем саму славу о нем. Она назвала «блаженными» его людей и его слуг, которые всегда предстоят пред Соломоном и слышат его мудрость, и благословила Бога, Который благоволил посадить такого человека на престол Изра-илев (3 Цар. 10:8-9).
Библия не называет имени этой женщины, и она фигурирует в ней просто как царица Савская, или Южная. Но в преданиях мусульман сохранилось ее имя — Билькис (см. Коран, Сура 27, 29). Она управляла савеями — народом так называемой «Счастливой Аравии», лежавшей далеко, южнее Палестины (современный Йемен). Около двух тысяч километров отделяли ее резиденцию от Иерусалима, где царствовал Соломон. Привлеченная его славой, она велит своим слугам снарядить караван с большим богатством (благовония, золото, драгоценные камни) и предпринимает длинное и трудное путешествие. Многие недели караван медленно движется на север, днем перенося палящий зной, а ночью — холод, встречая песчаные бури и раскаленные пустынные ветры и находя редкие оазисы на своем пути. И ради чего? Стоят ли переносимые испытания той цели, ради которой совершалось это путешествие? Но царица Савская терпеливо и мужественно переносит все трудности пути и ревностно устремляется вперед. Ею в этом движет не простое любопытство, но та слава о необычайной мудрости Соломона, о его баснословном богатстве и роскоши дворца, которая достигла до краев земли, а также слава о великолепии Иерусалимского храма и необыкновенном служении Богу Иегове.
Библия сообщает: «Царь Соломон превосходил всех царей земли богатством и мудростию. И все цари на земле искали видеть Соломона, чтобы послушать мудрости его, которую вложил Бог в сердце его» (3 Цар. 10:23-24). Они обращались к нему за советом и подносили ему богатые подарки. И царица Савская прибыла к Соломону с дорогими дарами, надеясь разрешить у него множество вопросов, которые касались ее личной жизни, ее царства и ее народа. Она слышала о Соломоне как о человеке, слава которого всегда связывалась с именем Бога Израилева. Этот Бог казался ей причиной его успеха и благоденствия его народа. Что же это за Бог, Которому поклоняется такой мудрый царь?
Царица Савская знает много богов, но они никогда не решали ни одной ее проблемы. Может ли это сделать царь Соломон или его Бог? Она рассудительная женщина, умная в меру своих сил, но знает границы своей осведомленности и мудрости и хочет знать больше. Для нее важно стать мудрее. Это ей очень необходимо для управления государством, ради этой цели она жертвует временем, средствами и своими удобствами.
Настоящая мудрость рука об руку идет со смирением. Царица Савская достаточно смиренна, чтобы открыто признать: она недовольна собою и ищет большего. Она хочет многое узнать у царя Соломона.
Соломон — третий царь над Израилем. Бог возлюбил его, так как видел его скромность и покорность, унаследованные от родителей. «Даруй же рабу Твоему сердце разумное, чтобы судить народ Твой и различать, что добро и что зло; ибо кто может управлять этим многочисленным народом Твоим?» (3 Цар. 3:9). Это прошение настолько понравилось Господу, что Он благоволил дать ему «мудрость, и весьма великий разум, и обширный ум, как песок на берегу моря» (3 Цар. 4:29-31). А вместе с тем Он дал ему богатство и славу такие, что Соломон был вознесен выше всех других царей, а народ его переживал при нем золотой век истории. Благодаря ему, Израиль стал сильнейшим царством мира. Египет, Ассур, Вавилон и Греция — все они были намного слабее Израиля. Иерусалим был великолепнее всех городов тогдашнего мира, а с Иерусалимским храмом не мог сравниться ни один храм по красоте и величию.
И вот на таком величественном фоне происходит посещение царицей Савской царя Соломона. Встреча была очень интересной для обоих. Соломону тоже было приятно видеть знатную гостью, у которой столько запросов. Царица достаточно смиренна, чтобы открыть ему все свои нужды, проблемы и свой голод по мудрости Божией. Она буквально осыпала его множеством волнующих вопросов, так как перед ней был прославленный муж, который откровенно беседовал обо всем на свете. Он поставлен на такой же высокий пост в государстве, как и она, и может хорошо ее понять, а значит, и проблемы у них общие. К ее удивлению, она нашла у Соломона ответы на все ее вопросы, даже на самые глубокие и сложные. Это не могло не восхитить ее. Царица Савская собственными глазами увидела, что Соломон благословлен Богом. Она обнаружила, что он обладает не только гениальным умом, но и гениально применяет его в практике. Это видно во всем: от строения его дворцов до манеры, с которой его слуги подают пищу, как одеваются и как ведут себя придворные, видно по самому качеству его обедов и его отборных напитков. Каждая мелочь в жизни этого человека была проникнута мудростью, вера в Бога пронизывала все аспекты его жизни. Подлинная действительность является содержанием его бытия.
Царь Соломон знакомит ее не только с распорядком своего дня. Он приглашает ее принять участие в его богослужении. При этом она открывает секрет его жизни. Когда Соломон приносил жертву всесожжения, она замечает, как он отождествляется с жертвенным животным, которое закалается вместо него за его грехи (Лев. 9:7). Бог указал на средство, которое ведет к прощению. И Соломон живет этим искуплением-освобождением. Невинно пролитая кровь гарантирует ему, виновному, оправдание (Лев. 17:11). Общение с Богом является ключом его мудрости и разума (Пр. 2:6; 9:10), источником его успеха. Действительно велик и славен Бог, Которому поклоняется Соломон!
Царица Савская видит, что целью его жизни является не собирание и передача мудрости, но страх Божий. Он исполняет заповеди Божий и открыто говорит, что Бог требует этого от всех людей, также и от царей.
Царица Савская тронута: ведь наибольшие ее ожидания исполнены. И тогда она сказала царю: «Верно то, что я слышала в земле своей о делах твоих и о мудрости твоей; но я не верила словам, доколе не пришла, и не увидели глаза мои: и вот, мне и в половину не сказано. Мудрости и богатства у тебя больше, нежели как я слышала» (3 Цар. 10:6-7). Она называет блаженными людей, которые окружают Соломона, и слуг, которые всегда предстоят перед ним и слышат его мудрость. И она прославляет Бога, Который посадил его на престоле. Она видит в этом вечную любовь Его к Израилю. Бог поставил такого мудрого царя над этим великим народом, чтобы он творил суд и правду. Царица Савская завидует слугам Соломона, которые могут служить ему, и народу, которым он правит. Она признает, что мудрость надо ценить выше, чем все другое. «Мудрость выше жемчуга, и ничто из желаемого не сравнится с нею» (Пр. 8:11).
Царица Савская возвращается назад, к себе домой, духовно и материально обогащенной. Соломон щедро одарил ее не только от изобилия своей премудрости, но и дал ей все, чего она желала и чего просила сверх того, что он ей подарил сам своими руками (3 Цар. 10:13). Но самый ценный дар, который она получила, нельзя первести на деньги: это знание о живом и истинном Боге, дающем мудрость небесную. Этот дар она взяла с собой на свою родину.
Царица Савская вошла в историю, и Господь Иисус ставит ее в пример. Он отмечает, что она не пожалела ни расходов, ни хлопот, не испугалась трудностей пути, чтобы послушать мудрости Соломона. Этим поступком она осуждает тех, кто не принимает мудрости всерьез, кто не прилагает к сердцу того, что Бог говорит людям. Она является убедительным примером для всех, кто хочет постичь мудрость Бо-жию. «Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его», — говорит Иисус Своим современникам, которые оставались равнодушны к Его Благой Вести.
Христос поставил царицу Савскую выше иудеев своего времени, привел ее как пример для книжников и фарисеев. Ведь она не поверхностно искала мудрости Божией, но употребила все усилия, чтобы найти ее. И этим она является образцом для многих людей нашего времени. Кто нашел мудрость, тот нашел будущность; надежда таких людей не потеряна (Пр. 24:14).
Царица Савская приложила великое старание, чтобы послушать мудрости Соломона, а мы имеем преимущество перед нею: можем прийти к Иисусу Христу и поучиться мудрости Божией, превосходящей мудрости Соломона. Иисус Христос говорит нам через Свое святое слово, и Его премудрость — премудрость Божия, тайная, сокровенная, предназначенная прежде всех веков к славе нашей (1 Кор. 2:7). Кто приобрел ее, тот навеки счастлив и обогащен.

Оглавление
Глава 22

ИЕЗАВЕЛЬ
И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Господа… Мало было для него впадать в грехи Иеровоама, сына Наватова, — он взял себе в жену Иезавель, дочь Ефваала, царя Сидонского, и стал служить Ваалу и поклоняться ему.
3 Цар. 16:30-31
Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идо-ложертвенное.
Отк. 2:20
Впервые имя Иезавель («непристойная, нецеломудренная») упоминается в Библии в 3 Царств 16:31, где говорится, что Ахав, царь израильский, взял себе в жены языческую принцессу, дочь царя Си-донского. Имя Иезавель — финикийского происхождения. Оно в истории народа Божия сделалось ненавистным, став синонимом всякого нечестия, разврата, идолопоклонства и волхвования (4 Цар. 9:22). Ахав, этот самый беззаконный из израильских царей, женился на сидонянке, так как был увлечен культом языческих божеств Ваала и Астарты, жрицей которых была Иезавель. Вместе с тем Ахав искал союза с Финикией, чтобы сообща противостоять нарастающему нашествию сирийцев и ассирийцев на Израильское царство.
Брак Ахава и Иезавели положил начало великому падению Израильского царства. Иезавель, став женою Ахава, принесла в народ культ идолопоклонства. Она родилась и выросла в стране, где было полное слияние власти и религии и где ее отец Ефваал был одновременно и царем, и верховным жрецом языческих божеств Ваала и Астарты. В этой среде Иезавель выросла, в этом духе воспитывалась, к этому привыкла и считала, что это правильно и закономерно. Принцип отделения церкви от государства и религии от политики для нее не существовал. Она иначе и думать не могла.
Иезавель была, конечно, религиозна, но ее религия — это религия зла. Общественное мнение ей было безразлично. Светская власть верховного жреца была достаточна для внедрения культа Ваала и Астарты в ее стране и обязательна для всех. Такую практику она как жена царя Ахава начала активно внедрять в израильский народ и многое успела сделать.
С тех пор эта практика нашла себе применение во многих странах мира. Римский папа, считавший и считающий себя наместником Христа на земле, соединял в своих руках всю духовную и политическую власть. В средние века он подчинял себе почти всех королей Европы, ставил их, короновал, диктовал им свою волю и, если они не покорялись ему, снимал по своему усмотрению. Нечто подобное ввел в свое время Петр I в России: он отменил патриархат и основал Синод, подчинив православную церковь государственным интересам; она же послушно выполняла волю царя, став слугою политиканов.
Этот дух соединения власти и религии переняли правители тоталитарного режима бывшего Советского Союза. Они подчинили религию государству, используя все религиозные деноминации в интересах атеистической идеологии и политики, попрали христианский принцип «кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21). Этот дух сегодня витает в мусульманских странах, создающих исламские фундаменталистские республики, и в республиках бывшего Советского Союза, где официальная религия в лице католичества, православия, мусульман сотрудничает с властями, подавляя все другие конфессии. Культ соединения власти и религии дорастет до апогея во дни антихриста, который объединит все ведущие религии в одну, подчинив ее себе. Тогда сбудется пророчество о великой блуднице, сидящей на звере багряном, и откроется ее имя: «тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным» (Отк. 17:1-6).
Иезавель была та первая женщина-царица, которая положила начало такому смешению и ввела языческий культ в практику Израиля. При упоминании имени Иезавель праведных людей охватывает чувство глубокого внутреннего омерзения и страха перед великой опасностью для народа Божия. Недаром в Книге Откровение все учения заблуждения, вошедшие в церковь, Господь называет делом лжепророчицы Иезавели, которая учит рабов Божиих есть идоложер-твенное и любодействовать.
В израильском народе вожди и цари, как правило, давали направления всей жизни народа. И когда мы читаем о царях: «И делал он угодное в очах Господних во всем так, как делал Давид, отец его» (4 Цар. 18:3), то знаем, что этот царь направлял жизнь всего народа к Богу. Когда же записано: «…и не делал угодного в очах Господа, Бога своего, как Давид, отец его» (4 Цар. 16:2), то видим, что этот царь сам совратился и совращал весь народ. Так говорится обо всех царях иудейских и израильских. Ахав был самым негодным из царей: он превзошел в нечестии всех своих предшественников. В этом ему способствовала Иезавель. Ее имя, как и имя Иуды-предателя, стало нарицательным и живо до сих пор. Всякую злую и коварную женщину люди называют Иезавелью.
Эта властная, деспотичная и жестокая женщина, достигнув престола, очень скоро подмяла Ахава под себя и стала вертеть им, как марионеткой. Диавол часто действовал через женщин, чтобы влиять на царей. Соломон, этот мудрейший из царей, падал из-за жен своих, которые кадили иным богам (3 Цар. 11:3-8). Иезавель и ее дочь Гофолия были самыми нечестивыми женами у израильских царей. Посмотрите, что делали их мужья Ахав в Израиле и Иорам в Иудее (3 Цар. 16:30-33; 4 Цар. 8:16-18; 2 Пар. 21:1-6,18-20). Под влиянием своих жен они творили беззаконные дела и оба окончили свою жизнь бесславно. Иезавель, от природы волевая, смелая и решительная, творила в Израиле все, что только подсказывали ей духи зла. Поспешная в своих решениях, она уподобилась опустошительному ветру, разоряющему всю страну. Развращеннейшая из женщин, к тому же своенравная и напористая, она была успешным орудием сатаны для погубления своего мужа, своего дома и народа Израиля.
Почему Ахав женился на этой язычнице? Неужели в своем народе не нашлось ему достойной пары? Или он не знал велений Божиих, запрещавших вступать в родственные отношения с идолопоклонниками? В законе было сказано: «И не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего» (Вт. 7:3). Мог ли Ахав, ничего не зная об Иезавели, жениться на ней? Скорее всего, не мог. А значит, он знал и о доме ее, и о культе Ваала и Астарты, возможно, сам посещал и участвовал в разгуле и ночных оргиях служения этим мерзким идолам, и это ему нравилось: ведь вырос он в доме Амврия, беззаконнейшего из царей.
Диавол использовал хитрую, коварную, растленную и решительную Иезавель, чтобы войти в среду народа Божия, в самое его сердце и окончательно разложить его. Постепенно она ввела в глубины сатанинские и Ахава, чтобы с его помощью достичь своих пагубных целей. Никто ведь не впадает в глубины сатанинские сразу, мгновенно. Все начинается с кажущихся ему невинными грехов непослушания, недоверия, своеволия, желания попробовать. Кроткому Исааку отец выбирает жену из своего рода, из дома, чтущего Бога истинного, — чистую и преданную Богу Ревекку. Ахав же выбирает себе жену сам и выбирает из чужого языческого племени — нечистую и мерзкую для Бога Иезавель. Ревекка вошла в шатер матери Исаака и заменила ему мать, после чего Исаак «утешился» (Быт. 24:67). Иезавель же вошла в дом Ахава, чтобы терзать покой его души. «Не было еще такого, как Ахав, который предался бы тому, чтобы делать неугодное пред очами Господа, к чему подущала его жена его Иезавель» (